Княжеский дом как памятник убитому «вредителю»

ginger6

Дом на Захарьевской улице, 9 внесён в государственный охранный реестр как объект культурного наследия регионального значения. Архитектор этого здания — не Растрелли, а расстрелян…

Фасад дома украшает монументальный балкон

Признанное теперь памятником здание сооружено в 1909 году по заказу акционерного общества «Строитель». Оно вкладывало средства в том числе и в фешенебельные доходные дома, которых в столице Российской империи в начале ХХ века построило несколько. Например, на Гангутской, 16, Большой Монетной улице, 18, нынешнем проспекте Добролюбова, 19 и др.

Что касается дома на Захарьевской, то точнее будет говорить о его значительной перестройке и расширении в 1909-м, поскольку первое четырёхэтажное здание на этом земельном участке появилось ещё в 1840-х годах, а затем оно неоднократно меняло хозяев и менялось само.

Производят впечатление и дворовые фасады дома на Захарьевской

После перестройки и превращения в довольно-таки элитный многоквартирный дом здесь в 1910-е годы жили потомки княжеских родов Урусовых (например, Владимир Михайлович — действительный статский советник, гофмейстер императорского двора, член Государственного совета) и Черкасских.

Здесь же располагались офисы нескольких адвокатских контор, что неудивительно, поскольку здание Окружного суда на Литейном проспекте находилось, как теперь говорят, «в шаговой доступности» от дома акционерного общества «Строитель».

«Архитектурно-художественное решение фасадов сохранилось до настоящего времени. Также сохранились историческое объёмно-пространственное решение и помещения с комплексной декоративно-художественной отделкой, в том числе парадных лестниц», — говорится в пресс-релизе петербургского комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры.

Парадная лестница и вестибюль несколько лет назад основательно отремонтированы

Дом и поныне остаётся многоквартирным и жилым «с административными, торговыми и общественными помещениями». Несколько лет назад главный вестибюль и парадная лестница отремонтированы и частично отреставрированы. Якобы даже подлинные витражи были приведены в порядок и «встроены» в современные оконные рамы «под стеклопакет».

Перестройка здания в 1909-м в стиле неоклассицизма была осуществлена по проекту весьма успешного архитектора Сергея Гингера. Жизнь и судьба этого человека, несомненно, представляют особый интерес в связи с домом на Захарьевской, 9.

Сергей Гингер (фото 1920-х)

Сергей Григорьевич (Сигизмунд или Зигмунд Гершевич) Гингер (1869-1937) родился в еврейской торговой семье, имевшей австрийское подданство. Скорее всего, будущий архитектор появился на свет в Яссах (Румыния), где и базировался фамильный бизнес.

Впрочем, в некоторых источниках местом его рождения значится Кишинёв (Бессарабская губерния Российской империи), здесь отец Сигизмунда явно тоже вёл дела и именно тут он скоропостижно скончался в 1884-м. Встречается и версия, что Гингер-младший родился в Новороссийске. Правда, надо иметь в виду, что в 1869-м это был маленький городок (примерно 500 жителей), а самый крупный сейчас порт России тогда ещё не существовал. Поэтому трудно представить, что торговое еврейское семейство с австрийским гражданством зачем-то сюда приехало из Румынии или Бессарабии в то время.

Кстати

У Сигизмунда-Зигмунда было две сестры и пятеро братьев. Один из них (старших) — Цалель или Цалек Гершевич — тоже был архитектором, получил профессиональное образование в Вене, жил и работал в Кишинёве, где построил немало частных и общественных зданий, а также свой особняк. В некоторых источниках биографии двух братьев сведены в одну, из-за чего происходит путаница, сквозь которую подчас трудно «продраться».

Среднее образование будущий петербургский зодчий получил в Одесском реальном училище, а архитектурное — в Рижском политехникуме (1888-1894). Между прочим, преподавание в последнем велось тогда на немецком языке. Одновременно, но на отделении коммерции этого же заведения, учился брат Сигизмунда — Теодор (Танхум, позднее Фёдор Григорьевич), который был на два года его старше и, соответственно, окончил это училище раньше. Из Риги он перебрался в Петербург, где впоследствии работал в Русском для внешней торговли банке.

По окончании Рижского политехникума Сигизмунд Гингер получил диплом инженера-архитектора и был оставлен в этом учебном заведении «ассистентом по архитектуре». В 1896-м он женился на Алисе Оттоновне Генрихсен, через два года супруги приняли православное вероисповедание. Вероятно, это было нужно для преодоления «черты оседлости», установленной для иудеев и ограничивавшей их проживание Российской империи отдельными территориями. В 1900-м семейство, у которого уже родились два сына, переехало в Санкт-Петербург.

Дом Колобовых – едва ли не самая известная постройка Гингера в Петербурге

Кстати

В 1906 году архитектор с супругой и сыновьями вновь сменил вероисповедание — на лютеранство. Причина этого шага неизвестна, но поскольку в Российской империи национальность «определялась» по принадлежности к той или иной конфессии, то получается, что Сергей Григорьевич Гингер «побывал» в своей жизни и евреем, и русским, и немцем.

В конце 1890-х, то есть ещё до переезда в Петербург, Гингер получил крупный заказ от компании «Русский стандарт» (учреждена принадлежавшей Ротшильдам «Каспийско-Черноморской нефтяной компанией» совместно с Royal Dutch Shell). Для этой фирмы архитектор спроектировал впоследствии построенный близ Новороссийска на черноморском побережье многофункциональный городок, где вокруг нефтеперегонного завода были сооружены жилые дома для рабочих, клуб и даже театр, различные мастерские, складские помещения и др.

Как молодой архитектор получил такой заказ, история умалчивает, но можно предположить, что к этому «приложил руку» уже упоминавшийся выше брат Сергея Григорьевича Фёдор (Теодор), работавший в Русском для внешней торговли банке, который (как и Санкт-Петербургский международный коммерческий банк) имел непосредственные отношения с коммерческой империей Ротшильдов.

Тем не менее, после переезда в Петербург Гингер поначалу не может похвастаться обилием заказов. Он участвует в архитектурных конкурсах, получает на них вторые-третьи-четвёртые премии, но эти проекты остаются на бумаге. Далее он строит несколько дач в Сестрорецке, в основном, для богатых носителей нерусских фамилий. Со временем они же начинают заказывать ему проекты своих доходных домов.

Первым из таковых Гингер спроектировал построенный в 1905 году пятиэтажный доходный дом Николая Аркадьевича Пундика (потомственный почётный гражданин, подряды на очистку города, поставки хлеба для казённых нужд, аптека) на Кавалергардской улице, 8.

И далее «процесс пошёл». В течение 1907-1914 годов по проектам Сергея Гингера в Петербурге построено или перестроено два десятка доходных «объектов недвижимости». Среди самых известных и «знаковых» для Северной столицы России — дом Каплуна на углу Каменноостровского проспекта и нынешней улицы Профессора Попова, дом Колобовых на углу Пушкарского переулка и нынешней улицы Ленина, дом Ульянова на углу Большой Пушкарской и Съезжинской улиц, дом Семёнова в Большом Казачьем переулке, дом Баранова между современными улицами Егорова, 5-й и 6-й Красноармейскими.

Дом Семёнова похож на средневековую крепость

Кроме того, Гингер по заказу купцов Башкировых (мукомольное дело в Самаре и др.) проектирует и строит в Петербурге на Каменноостровском проспекте «Спортинг-палас», вмещающий на своём скетинг-ринге (поле для катания на роликовых коньках) и других заведениях до 8000 человек. Впоследствии в 1930-е это сооружение, до неузнаваемости изменённое по архитектурной стилистике, «влилось» в здание Дворца культуры имени Ленсовета.

Успешный архитектор в 1910-м ещё не знает, какие тернии ждут его впереди

С началом Первой мировой войны строительный бум в Петербурге (как, впрочем, и вообще бурное экономическое развитие России начала ХХ века) сошёл на нет. Ещё недавно успешные и заваленные заказами архитекторы остались не при делах. После революционного 1917-го, когда война империалистическая «успешно» перешла в войну гражданскую и всеобщую разруху, тем более о сколько-нибудь масштабных строительных работах не приходилось и мечтать.

В 1917 году Сергей Гингер окончил военно-инженерные курсы и в качестве войскового инженера отправился на Юго-Западный фронт. Затем заниматься военно-полевым строительством уже в Красной Армии. В конце 1918 года архитектор вернулся в Петроград и поступил на работу в так называемое 21-е Военное строительство (сооружение оборонительных укреплений).

В 1920-е Гингер нередко остаётся вообще без работы, поэтому берётся за любую, включая перепланировку зданий для нового использования, в том числе и по превращению фешенебельных квартир в коммунальные.

При этом в 1922-м архитектор вторично женился (первый брак расторгнут в 1913-м) на Софии Вячеславовне Хотовой. В семье родились дочь Марина, сыновья Олег и Ярослав.

Вот «послужной список» архитектора в это время: районный инженер комитета государственных сооружений, инженер по строительной части губернского отдела коммунального хозяйства (обследование зданий для выявления нуждающихся в ремонте и реконструкции), занимался преподавательской деятельностью, а также оформлением массовых праздников и театральных постановок.

В 1933-м, будучи в должности прораба на строительстве фабрики-кухни в Кронштадте, арестован по доносу о вредительстве, приговорён к пяти годам ссылки в Западную Сибирь. Оказавшись в Томске, преподавал в местном коммунально-строительном техникуме.

Гингер (слева) в ссылке в Томске

В октябре 1937 года Сергей Гингер вновь арестован и по делу об участии в выдуманном чекистами «Союзе спасения России», якобы готовившем вооружённое восстание против советской власти, приговорён к высшей мере наказания и расстрелян. По второму делу архитектор реабилитирован в 1958-м, по обвинению во вредительстве — в 1991-м.

Место погребения, естественно, неизвестно, никаких памятников или мемориальных досок, посвящённых зодчему, не установлено. Вот дом на Захарьевской — ему монумент. Хоть табличку именную разместили бы на фасаде…

Игорь Теплов

Использованы фотографии с сайтов КГИОП и www.citywalls.ru

Поделиться ссылкой: