Как самим сделать Мурино лучше

Автор - депутат Совета депутатов города Мурино Алексей Фёдоров

Продолжение отчёта депутата муниципального Совета Мурино Алексея Фёдорова

Депутат Совета депутатов Мурино Алексей Фёдоров считает, что содержание многоквартирного дома — дело опасное

Следующее, что не удалось — это пересмотреть размер налога с квартир. Эта ставка федеральным законом определена в 0,3%. Но муниципалитетам на местах дано право эту ставку снижать в диапазоне от 0,3% до 0,1%. Предполагается, что в России есть не богатая провинция, сёла, деревни, где люди живут фактически натуральным хозяйством и на таких территориях ставка может быть снижена до трёх раз. Прежним созывом Совета депутатов ставка была снижена до минимальной. Тогда большинство в Совете было за «Единой Россией», а это, как известно, самая популистская партия.

Мурино, конечно, не самое богатое место в РФ. Но ведь и не самое бедное! Почему у нас ставка должна быть, как в самых бедных регионах РФ?

Ещё в 2019 году, на одном из первых советов, я предложил снизить ставку с федеральных 0,3% только до 0,2%. Подавляющим большинством проголосовали против и оставили 0,1%. В 2020 году этот вопрос даже не поднимали. Большинство в нашем Совете у достаточно дружной фракции и, если решение принимается половиной плюс один голос, а это большинство решений, то при несогласии этой фракции даже выносить на голосование вопрос смысла нет.

Да, налог со средней квартиры (разумеется при реальной кадастровой стоимости квартиры) в две-три тысячи рублей за год – это деньги. Если поднять ставку в двое — у большинства будет четыре-шесть тысяч рублей. Это 500 рублей в месяц. И это реальные деньги для большинства наших жителей!

Но ведь это единственное, что живущий в Мурино и работающий в Питере платит в местный бюджет. Это наша земля и всё, что на ней делается зависит только от нас. Мы можем себе позволить тратить 500 рублей в месяц на свою землю? В «нормальных странах» есть такая поговорка: «Не спрашивай, что твоя страна может сделать для тебя, спроси, что ты можешь сделать для своей страны».

Да, призывать людей платить налогом 500 рублей в месяц — это цинично. Но мы каждый день выходим из нашего двора, идём к метро, или в магазин и вокруг нас — наше Мурино. Давайте сделаем его лучше. Это наша малая родина, здесь мы проводим часть своей жизни, здесь растут наши дети — давайте сделаем так, чтобы эта земля запомнилась детям красивой и благоустроенной. Я верю, что подавляющее большинство может себе урезать своё личное потребление 500 рублей ради общественных нужд. Но убедить в этом своих коллег депутатов я не смог, и я об этом сожалею.

Следующее, что у меня не получилось — это самообложение. В 131 ФЗ «О местном самоуправлении» предусмотрена такая вещь — самообложение. Это когда граждане, например, хотят парк, а денег в бюджете мало. Проводят референдум с предложением — нас тут сто тысяч, давайте по тысяче рублей скинемся и на сто миллионов парк отгрохаем, аж все позавидуют.

А чего? В Совете у нас большинство не от партии жуликов и воров. Глава МО и глава администрации тоже не в ней. Плюс контроль депутатов от народа — ничего никто не украдёт. Чего бы нам для самих себя, да на свои деньги, чего-нибудь полезного и приятного не сделать!?

Но для этого надо принять нормативно-правовой акт (НПА) о самообложении. По воле случая он оказался в повестке самого первого Совета после выборов в сентябре 2019 года. На дворе 2021 год — никакого самообложения нет, потому что даже НПА не принят.

Конечно, я трезво смотрю на реальность и прекрасно понимаю, что говорить о парке, требовать парк, писать жалобы про парк, выходить на пикеты за парк, собирать подписи и отдать кровную тысячу рублей — это, как говорится, две большие разницы. Но мы хотя бы могли попробовать!

И, кстати, всё это вполне перекликается с известной проблемой Шаверматория №2 на Бульваре Менделеева. Хотя эта история и началась в конце прошлого года, пожалуй, её надо тоже включить в мои провалы.

То, что абсолютное большинство людей против шавермотория, то, что все хотят сохранить бульвар, то, что всем нужна зелень – это вообще не обсуждается. Я полностью с этим согласен и поддерживаю.

Но как говорил герой известной книги, правду говорить легко и приятно. Так вот – очень легко и приятно быть на стороне народа. Значительно сложнее быть на стороне закона. На голосовании в Совете по решению запретить шаверматорий №2 все «депутаты от народа» были «за». Валерий Гаркавый проголосовал «против». Я «воздержался». А надо было, конечно, голосовать «против». То, что решение по шаверматорию №2 не то, что не законное, оно вообще не в полномочиях Совета депутатов — это однозначно. (В судах вроде уже всё отменено и опротестовано.) 

Но вопрос не в этом. Мы всё время обсуждаем зоны рекреации, зелёные насаждения, право людей определять, что они больше хотят видеть — шаверму или кустики. Но забываем то, что государственным этот кусок земли был разве что при Ленине. При царе это всё Воронцовым принадлежало. При Сталине принадлежало колхозам. Потом совхозу «Ручьи». Затем земельные паи были выкуплены, а у некоторых отняты и украдены. И если даже все незаконные сделки мы откатим назад, то муниципальной эта земля никак не станет, просто собственниками станут другие лица. Которые ровно также будут желать прибылей, а не убытков. Люди так устроены — они беспокоятся о своём кармане.

Так вот, в завершении длинной череды сделок, последние собственники являлись вполне добросовестными приобретателями. И разговор — видели, что покупали — здесь не уместен. Потому что именно видели — покупали земельный участок у собственника, с разрешением на строительство коммерческой недвижимости.

Есть такой фильм, ранее горячо любимый всеми нашими интеллектуалами — «Собачье сердце». Там Швондер приходит к профессору Преображенскому и разъясняет ему, что владеть кабинетом, столовой и библиотекой — это слишком, и надо бы уплотниться ради благих целей. Такое у интеллектуалов вызывало жуткий батхерд — как это, отнять у человека его священное право собственности!

И ладно бы если представители КПРФ выступали за «отнять и поделить». Но в нашем Совете от КПРФ нет никого. Большинство совсем от другой партии, а каждый второй так вообще юрист. Но при этом мы бьёмся за то, чтобы именно отнять — лишить собственника возможности пользоваться, владеть и распоряжаться своей собственностью.

Швондер отбирал чужое в интересах большинства — хотел уплотнить Преображенского в 1925 году, когда была разруха и не в головах, а после Первой мировой и Гражданской войны, и рабочих, приехавших из деревень, некуда было селить. Но почему мы сейчас хотим поступить, как швондеры? Мы либо строим капитализм, либо давайте отказываться от частной собственности на землю и средства производства.

Вот бы устроить такой социальный эксперимент — провести референдум с предложением скинуться по тысяче целковых и выкупить данный участок в муниципальную собственность, чтобы там посадить кустики. Ста тысяч жителей Мурино как раз хватило бы на выкуп участка. Но увы, не получится — ведь не принят нормативно-правовой акт по самообложению.

Далее о не получившемся. В Жилищном Кодексе РФ есть статья 158, а в ней пункт 4. Где сказано, что, если собственники помещений в многоквартирном доме на их общем собрании не приняли… решение об установлении размера платы за содержание жилого помещения, такой размер устанавливается органом местного самоуправления (ОМСУ).

Норма эта однозначная. Никто, кроме ОМСУ, не может это сделать. Ни район, ни область, ни Государственная дума вместе с Правительством, не могут принять такие тарифы. А значит это прямая обязанность органов МСУ — такие тарифы принять.

В Мурино такие тарифы в последний раз были приняты Советом депутатов в 2008 году. Понятно, что в 2021 году, по тарифам тринадцатилетней давности работать невозможно.

Для чего такие тарифы нужны? Нужны они именно для нашего города, где много новых многоквартирных домов. Тарифы на содержание и обслуживание дома, обычно называемые «квартплатой», должно устанавливать Общее собрание собственников, или собрание членов ТСЖ (если в доме ТСЖ, а не УК).

Но Общее собрание правомочно только тогда, когда есть кворум не менее 50 процентов от общего количества собственников. В новом доме, когда многие ещё не заселились, когда многие живут в других городах и купили квартиры «на будущее», когда много квартир сдаётся — очень часто собрать кворум не представляется возможным. Увы, это реальность. И именно для таких случаев Кодексом предусмотрена эта норма — использовать тарифы, установленные решением Совета депутатов.

Но если такого решения нет, что остаётся Управляющей компании? Только одно — подделывать общее собрание. А иначе вся квартплата становится незаконной. Плюс, если собрание надо подделывать всё равно, так давайте туда и ещё какие вопросы включим, удобные УК, кроме тарифов — семь бед один ответ, как говорится.

Кто-то проголосовал, за кого-то заполнили бюллетень сами, подправили протокол, срок давности по общему собранию всего шесть месяцев, время летит и вроде можно работать дальше.

Но люди-то всё видят. Видят, что большинство не голосовало, а собрание состоялось. И так из года в год. Ложь отравляет нашу жизнь. Люди смиряются с мыслью, что кругом обман. Мы не просто делаем ложь обыденной, мы создаём такую ситуацию, что без лжи невозможна обычная жизнь. Это нас растлевает и разлагает. Знаете, как переводится на латынь «порча, разложение, растление»? Corruptio.

Мы на каждом углу кричим о борьбе с коррупцией и чужими дворцами, а сами не можем в своём доме поступить честно. Я понимаю, почему раньше эти тарифы не принимались Советом. Примешь, для УК они будут казаться низкими, а для жителей, те же самые тарифы, будут казаться высокими. Поэтому проще не лезть на рожон и пусть они там сами между собой и разбираются, на своих общих собраниях. Но это работало, когда Мурино состояло из пятиэтажек на Оборонной улице, где люди живут по прописке десятилетиями.

Но теперь-то ситуация кардинально иная! Я долго дискутировал с депутатами на эту тему. Но отклика увы не нашёл.

Низкие тарифы принимать не нужно, они и так есть, тарифы 2018 года формально действуют. А принять тарифы, чтобы их гарантированно хватало для содержания и обслуживания любого дома в Мурино — это значит опять оказаться на стороне закона, а не на стороне народа.

Ведь принятые для всего города тарифы не могут быть низкими. Вот, например, хлеб — на некоторые сорта ограничивают максимальную цену. А вот есть водка, на неё устанавливают минимальную цену. Почему? Потому что водка продукт опасный, и если допустить ценовую конкуренцию, то скорее всего производители начнут снижать качество и в результате самой дешёвой водкой люди будут травиться.

Контролировать качество в каждой бутылке сложно. А вот контролировать минимально возможную цену получается достаточно хорошо. Конечно, недобросовестный производитель и в дорогую водку нальёт отраву. Но добросовестный сможет делать продукт вполне приличный. И эта система у нас работает — качество даже самой дешёвой водки сейчас вполне терпимое.

Тоже самое и с тарифами. Содержание многоквартирного дома дело опасное. Дома все разные и установить тариф подходящий для всех можно только одним путём — взять уровень тарифов по верхней планке. Не абсурдно завышенных, конечно. А именно — по верхнему уровню. Но это не очень легко и не очень приятно.

Увы, сподвигнуть наш Совет на принятие такого решения я не смог.

Но на самом деле не так всё и плохо. Есть положительный изменения в нашей бывшей сельской жизни, а теперь — городской. Выскажусь толерантно — в этом нет моих заслуг, просто всё это на территории моего округа произошло в 2020 году.

Начало отчёта:

Поделиться ссылкой: