Как иранские леваки работают на США

Iran_reb_3

В Иране вторую неделю продолжаются массовые беспорядки, формальным поводом для которых стала смерть молодой женщины якобы от рук полицейских. Как там было на самом деле, уже не имеет особого значения: маховик массовых протестов запущен, и далеко не последнюю роль в «иранском майдане» играют местные левые.

В Иране — очередной приступ борьбы за права человека. На этот раз в авангарде восстания — феминистки, которые отказываются носить хиджаб и требуют упразднить в Иране законы шариата

Махса Амини, 22-летняя иранка курдского происхождения, умерла при странных обстоятельствах после задержания «полицией нравов». Стражи морали и нравственности сочли, что Махса носит хиджаб неподобающим образом, и задержали девушку. Через два часа она впала в кому и вскоре скончалась. Правозащитники сочли, что её смерть – следствие жестоких избиений в полицейском участке, хотя власти сначала не связывали уход девушки из жизни с её задержанием.

К сожалению, и версия о полицейском насилии может быть правдой. Негодяев много в полициях любых стран. В США от рук полицейских гибнет намного больше людей, чем в Иране. Но в случае Махсы Амини был очень умело и быстро создан информационный повод, после чего Иран «взорвался». По всей стране начались массовые беспорядки, основной накал страстей – в Тегеране и в провинциях с преобладающим курдским и азербайджанским населением. Что интересно, смерть Махсы Амини и последовавшие беспорядки реанимировали подзабытые было в Иране и за его пределами, но, как выяснилось, не прекратившие свою деятельность иранские леворадикальные организации. Одна из них – «Организация моджахедов иранского народа» (ОМИН).

«Моджахеды иранского народа» и другие левые в исламской республике

К моменту начала Исламской революции, то есть в конце 1970-х годов, в шахском Иране было два основных полюса радикальной оппозиции – левые (социалисты и коммунисты) и исламисты. С последними понятно, а иранские левые составляли довольно пёстрый конгломерат партий и групп. На первом месте была Трудовая партия Ирана просоветского толка, были различные маоистские и даже ходжаистские группировки. Исламская революция оттеснила иранских левых на второй план: взять власть в стране они не смогли. Тем не менее, многие иранские леворадикальные группировки на протяжении более чем сорока лет пытаются бороться с режимом аятолл, используя самые разные методы.

Организация моджахедов иранского народа (ОМИН) более известна под иранским названием «Моджахедин-э Халк». Эта политическая организация появилась ещё в 1965 году, то есть почти 60 лет назад, будучи созданной группой студентов Тегеранского университета. Тогда, на волне мировых студенческих протестов, свои ультралевые появились и в Иране. «Моджахеды иранского народа» выступили за создание социалистической республики без классового деления, диктатуры и эксплуатации. Правда, в духе национальных и религиозных традиций, называли они такой строй не коммунизмом, а тоухидным обществом.

До Исламской революции «Моджахедин-э Халк» особо не выделялась среди других леворадикальных групп Ирана. Ситуация изменилась в начале 1980-х годов. Спустя буквально год–два после революции, «моджахеды иранского народа» развернули настоящую террористическую войну против нового иранского руководства. Теракт следовал за терактом. Например, 28 июня 1981 года в результате взрыва в штаб-квартире Исламской республиканской партии погибли 72 правительственных чиновника. Среди погибших был лидер партии и председатель Верховного суда Ирана аятолла Мохаммад Хосейни Бехешти.

В 1982 году штаб организации перебрался во Францию, затем некоторое время моджахеды действовали из Ирака, участвуя в ирано-иракской войне на стороне Багдада. Вообще, 80-е годы ХХ века были «золотым веком» для ОМИН: организация проводила атаки на иранские города, умудрилась при поддержке иракской авиации даже захватить на короткое время город Мехран. Но затем активность ОМИН начала спадать. В 2003 году, когда западная коалиция вторглась в Ирак, активистов организации арестовали и бросили в тюрьмы. Но сейчас, видимо, пришло время вновь выпустить из бутылки джина, простите, «моджахеда иранского народа».

Иранские левые как исполнители планов Запада

В годы холодной войны Запад в целом относился к левым, особенно радикального толка, негативно. В любом левом, даже социал-демократе, видели советскую агентуру. А что говорить о радикалах? Но времена изменились. Во-первых, поменялась глобальная политическая ситуация. Во-вторых, в странах Запада и так пришли к власти леволиберальные силы, для которых леваки – «полезные идиоты», которых можно использовать в своих целях.

Можно ли было предполагать в 1960-1970-е годы, что глава Государственного департамента США, пусть даже бывший, будет встречаться с какими-то левацкими лидерами из азиатской страны? Но теперь этот миг настал. В мае 2022 года экс-госсекретарь США Майк Помпео провёл в Албании встречу с лидером Организации моджахедов иранского народа Марьям Раджави. Что обсуждали американский дипломат и иранская активистка, неизвестно, но можно предполагать, что ничего хорошего – для Тегерана, разумеется. Действующий госсекретарь США Энтони Блинкен называет иранских протестующих «сторонниками демократии», хотя «моджахедов иранского народа», которых ранее Запад же обвинял в жестоких расправах над собственными товарищами, вряд ли можно причислять к таковым.

Кстати, значительная часть иранских левых действует в эмиграции – прежде всего, в европейских странах – Франции, Германии, а также в США. Здесь находятся их штаб-квартиры, координирующие взаимодействие с западными спецслужбами и местными левыми партиями. Неоднократно западная пресса публиковала информацию о том, что члены ОМИН сотрудничали с израильскими спецслужбами в целях подготовки покушений на иранских учёных и военачальников. Также есть информация о подготовке боевиков этой организации при участии американской разведки.

Известно, что как минимум в 2005-2007 годах боевики «Моджахедин-э Халк» проходили специальную подготовку на базах Командования специальных операций США в штате Невада. Позже сами американские СМИ публиковали материалы о том, что боевики организации могли быть причастны к терактам против иранских должностных лиц на территории Таиланда, Грузии и Индии.

Когда потребовалось снять с ОМИН статус «террористической организации», лоббистами этой инициативы выступили многие влиятельные в США люди – такие как бывший советник по национальной безопасности Джон Болтон или бывший мэр Нью-Йорка Рудольфо Джулиани.

Запад попытается разыграть национальную карту Ирана

Ещё одна политическая сила, на которую делает упор Запад, раскачивая Иран – сепаратисты в национальных регионах. Как мы знаем, Иран – страна очень многонациональная. Но этническая принадлежность никогда не была препятствием для политической или религиозной карьеры. Персы во главе страны встречались не чаще азербайджанцев. Например, религиозный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи – этнический азербайджанец. Президент Ибрахим Раиси – перс, а вот Махмуд Ахмадинежад – то ли талыш, то ли тоже азербайджанец (данные расходятся). Тем не менее, Иранский Азербайджан и, в ещё большей степени, Иранский Курдистан – именно те регионы, где США и их союзники пытаются раскачать массовые протесты. Горные районы Иранского Курдистана, например, не в полной мере контролируются правительственными силами, и это позволяет иранским курдским сепаратистам получать снабжение от соплеменников из Иракского Курдистана.  

Естественно, что для раскачивания ситуации США сделали ставку на поддержку любых оппозиционно настроенных сил – это и леваки, и курдские и азербайджанские сепаратисты, и радикалы Белуджистана на юго-востоке страны. Другой вопрос, что большинство иранцев по-прежнему поддерживают существующий строй, присоединяться к протестующим они не спешат, а правительственные силы обладают большими возможностями для нейтрализации протестных сил.

Но даже те беспорядки, которые мы сейчас видим, способны в известной степени дестабилизировать обстановку в стране. Это очень важно для Запада и на фоне событий вокруг России. Что интересно, беспорядки начались почти сразу после того, как стало известно о поставках иранских беспилотных летательных аппаратов Shahed-36 России. Кроме того, Иран неплохо «выключить» и в контексте дестабилизации обстановки в Закавказье.

Игорь Майский

Поделиться ссылкой: