Испанский “VOX” говорит очевидное

В современном мире стран и народов, чьё историческое наследие отмечено такой тяжёлой меткой, как настоящая, полноценная гражданская война, меньше, чем может показаться. В Европе, в чистом виде и без всяких оговорок, таких стран всего две – это Россия и Испания. Во всех остальных государствах старого континента нечто подобное было либо слишком давно (как в Англии), либо носило характер, скорее, не гражданского, а межэтнического конфликта (как в бывшей Югославии). А это совсем не одно и тоже. И настоящая гражданская война, стоит ей начаться, не заканчивается с прекращением огня. Противостояние в обществе сохраняется на протяжении десятилетий и веков, что мы сами можем наблюдать на примере нашей собственной страны. Но в другой, казалось бы, куда более благополучной стране – Испании – ситуация в этом смысле не многим лучше. И там обычный успех на выборах той или иной партии нередко воспринимается именно с этой точки зрения.

Лидер испанской правой партии “Vox” Сантьяго Абаскаль

Не так давно значительной частью испанского общества как нечто вопиющее была воспринята победа во многих округах на местных выборах крайне правой партии “Vox” («Голос»). Впрочем, этот факт действительно, как минимум, интересен. По какой причине подобное могло произойти в такой очень «левой» в последние годы стране, как Испания? Что привело к столь резкой перемене в общественном мнении? Почему жители испанской провинции предпочли правых консерваторов привычным социалистам и умеренным консерваторам?

Политический карнавал

В небольших поселениях Испании, таких как уютный кастильский городок Оканья, партия “Vox” чувствует себя теперь настоящим триумфатором. Основанная в 2013 году бывшими членами Народной партии Испании, она стала закономерным результатом раскола этой партии, несколько раз формировавшей правительство страны. Причины данного раскола заключались в недовольстве ультраправого крыла партии тем, как именно сформированные ею правительства решали проблему насилия сепаратистской группировки ЭТА, недовольстве фискальной политикой и стремлении к более централизованному правлению в отличие от нынешней квази-федеральной политической системы «Государства автономий», введённой в 1978 году.

“Vox” выступает против квази-федеральной политической системы «Государства автономий»

“Vox” требовал решительных действий против баскского и каталонского сепаратизмов как таковых. А ещё он крайне принципиально высказывался относительно вопросов миграции из стран Африки и Азии. Легко догадаться, как именно характеризуется такая партия в современной Европе со стороны подавляющего большинства политических сил и СМИ. Но тем не менее её победа во многих округах Испании на местных выборах для многих стала настоящим шоком.

В начале ноября правящая Испанская социалистическая рабочая партия (ИСРП) выиграла четвёртые всеобщие выборы в стране, прошедшие за минувшие четыре года. Но главной новостью стала не победа социалистов, а то, что крайне правый “Vox” ворвался на третье место, в то время как «Гражданская партия», когда-то позиционировавшаяся как будущее испанского политического центра, рухнула в позорную яму.

Менее чем через 48 часов после голосования ИСРП и крайне левая партия «Подемос» («Мы можем», выступающие против политики жёсткой экономии, объявили о предварительной коалиционной сделке, которая оказалась столь эфемерной после победы социалистов на предыдущих выборах в апреле этого же года, что не смогла обеспечить большинство.

Партия “Vox” характеризует эту коалицию как «просто ужасную ситуацию, способную лишь усугубить политический карнавал последних лет».

Городок

Однако в значительной части испанской провинции ситуация оказалась иной. В Оканье, городе с населением около 11 000 человек в часе езды к югу от Мадрида, партия “Vox” обогнала ИСРП, финишировав первой. Крайне правая политическая организация, возглавляемая Сантьяго Абаскалем, получила там 34,5% голосов, ИСРП – 28,3%, умеренно консервативная «Народная партия» – 21,6%, «Подемос» – 7,2% и «Гражданская партия» – 6,5%.

Поставив под сомнение нынешнюю систему регионального самоуправления Испании, “Vox” преуспел, подняв свою популярность очень высоко и очень быстро

Чтобы понять масштабы произошедшего, следует отметить, что всего три года назад “Vox” собрал в Оканье 0,62% голосов избирателей.

Сторонники партии в городе объясняют произошедшее очень просто: «Они говорят правду». Ранее эти люди голосовали за «Народную партию», но сейчас она очень слаба, а вдобавок и опорочена коррупционными скандалами. Недовольны избиратели и тем, что в Испании стало слишком много нелегальных пришельцев, получающих помощь, которую не получают испанцы. По словам людей, «это просто выходит из-под контроля, и кто-то должен взять себя в руки».

Другая причина голосования избирателей за “Vox” в таких городах, как Оканья – это Каталония. Мягко говоря, не приветствующие каталонские сепаратизм кастильские избиратели хотят решительного наведения порядка. И голосуют за тех, кто этот порядок обещает.

Из тупика

Коррупционные скандалы и политический тупик, вызванный гибелью традиционной двухпартийной политической системы в Испании, породили разочарование среди миллионов испанских избирателей.

Сантьяго Абаскаль, весьма экстравагантный политик. Не так давно он призвал к «новой реконкисте»

Ухватившись за это, взяв на вооружение вопрос независимости Каталонии и поставив под сомнение нынешнюю систему регионального самоуправления страны, “Vox” преуспел, подняв свою популярность очень высоко и очень быстро. Его лидер, Сантьяго Абаскаль, весьма экстравагантный политик. Не так давно он выпустил видео, в котором появился верхом на лошади, чтобы объявить о «новой реконкисте». И как бы его ни высмеивали представители левых и либеральных СМИ, он сумел донести до избирателя простой вопрос: хотят ли граждане Испании иметь возможность уйти на пенсию с комфортом, или же они готовы этим пожертвовать ради того, чтобы продолжать поддерживать «правительства 17 автономных регионов» (неких аналогов российских национальных республик, пользующихся финансовыми привилегиями и получающих повышенные дотации)? Как он лаконично выразился: «Или пенсии, или региональные правительства».

Местные эксперты говорят, что люди просто устали от нынешнего статус-кво. Испанскому избирателю нужен кто-то, кто может предложить им что-то действительно заслуживающее доверия. А не то, что заведомо легко обещать, но трудно исполнить. По их словам, люди в отчаянии, а когда вы в отчаянии, вы впадаете в крайности, и неважно, кто вы по взглядам – левые или правые. Очевидно, что люди во многих испанских округах использовали “Vox”как партию для протестного голосования. Ровно так же, как эти люди начали поддерживать «Подемос» после экономического кризиса. Стремительное продвижение “Vox” к успеху началось ещё в прошлом году, когда «Народная партия» и «Гражданская партия» были вынуждены заручившись его поддержкой, чтобы взять власть в Андалусии и Мадриде. С тех пор “Vox” только прибавлял в политическом весе.

Сейчаc, когда лидер “Vox” чуть смягчил свою риторику, в его стан очень активно начал переходить чуть более умеренный избиратель тех самых партий, которые ещё год назад пытались использовать их, как младших партнёров. По словам Пабло Симона, политолога из Университета Карлоса III в Мадриде, результаты “Vox” в городах-спутниках испанской столицы и в таких местах, как Оканья, показывают, что он стремительно расширяет свою социально-экономическую базу. «Это партия, истоки успеха которой лежат в голосовании среднего и высшего среднего класса — людей, раньше голосовавших за “Народную” и “Гражданскую” партии» – говорит он. «Но на этих выборах, кажется, они прорвались в новые политические сегменты и достигли успеха среди сельского населения и рабочего класса. Теперь эта партия ориентируется на куда более разнородный электорат, чем было ещё недавно, до апрельских выборов нынешнего года».

За “Vox” всё больше голосуют представители крестьянства и рабочего класса

Пабло Симон говорит, что “Vox”, похоже, и дальше продолжит свой бурный рост, подпитываемый средствами массовой информации, которые поддерживают популярность партии, независимо от того, является ли их освещение положительным или отрицательным. Он добавляет, что, воспользовавшись общим недовольством избирателей и конкретным вопросом испанского единства, “Vox” теперь может подражать другим успешным европейским крайне правым партиям, принимая «шовинистические стратегии» в рамках государства всеобщего благосостояния. «Если страной будет править правительство ИСРП-“Подемос”, поддерживаемое каталонскими партиями по совершенно очевидным причинам, то это только поможет “Vox” продолжать “забивать голы” на нашем политическом поле. Добавьте сюда ещё и дискурс о мигрантах, отнимающих ресурсы у работающих законопослушных граждан, и у вас есть все элементы, которые могут помочь “Vox” вырасти ещё больше на следующих выборах».

Но помимо этого есть ещё и другой фактор, который большинство современных испанских политиков старается изо всех сил не замечать. Это своеобразная ностальгия по «спокойным временам», тень которой всё более витает над испанским обществом. Многие члены которого жаждут спокойствия, стабильности и мирного сосуществования прошлого. И эти люди, к примеру, не могут понять недавнее решение социалистов эксгумировать прах Франсиско Франко в соборе мемориала Долины Павших в прошлом месяце.

«Чего же они этим достигли?» – задаётся вопросом один из жителей Оканьи. «Это просто возродило напряжённость между людьми. Такое снова воскрешает старую гражданскую войну. Кости должны были просто оставаться в гробнице». После чего он неожиданно добавляет: «Ложь говорить о том, что “Vox” проповедует расизм. Они просто единственная партия, у которой сейчас есть мужество, чтобы выйти вперёд и просто сказать правду».

(с) Павел КУХМИРОВ

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий