Иран: Худой мир

Силы ПВО Ирана сбили высокотехнологичный американский беспилотник над Озмузским проливом / Карта - журнал "Эксперт"

После недавнего инцидента в небе над Ормузским проливом, в ходе которого силы ПВО Ирана сбили высокотехнологичный американский беспилотник, звучали опасения, что американская сторона расценит это, как “casus belli” и начнёт то, о чём говорят уже так давно — открытый военный конфликт с исламской республикой. И ситуация действительно накалилась до предела, но, по сути в последний момент, президент Дональд Трамп решил не переступать черту.

Силы ПВО Ирана сбили высокотехнологичный американский беспилотник над Ормузским проливом / Карта – журнал “Эксперт”

Тем не менее, складывается впечатление, что подготовка к этому военному конфликту на международном уровне продолжает идти полным ходом. Какие действия осуществляет Вашингтон на дипломатическом направлении в регионе? С какими силами в данном регионе он имеет дело? Что именно предпринимает американский госдепартамент в иранском вопросе? И почему говорить о нормализации обстановки здесь, как минимум, преждевременно?

Команда «Б»

Поскольку напряжённость вокруг региона Персидского залива обострилась в последние месяцы довольно существенно, США изо всех сил пытались убедить традиционных союзников в Европе и Северной Америке поддержать свой всё более жёсткий подход к Ирану. Делалось это в том числе и вполне традиционными для Вашингтона методами.

Два танкера — норвежский и японский, шедшие под флагами Маршалловых Островов и Панамы, подали сигналы бедствия — оба судна получили пробоины ниже и выше ватерлинии. По предварительным данным, корабли были атакованы торпедами, произошли взрывы.

Однако очередные сообщения американской разведки о неминуемой угрозе со стороны Тегерана были встречены скептически. Страны, которые формируют политику НАТО и следуют за Вашингтоном в многочисленные сомнительные конфликты, на этот раз призвали к спокойствию и возобновлению ядерной сделки, которая так раздражает президента Дональда Трампа и его администрацию, и об отказе от которой он не так давно заявил.

С момента вступления в должность Трамп упорно работал над созданием мощного антииранского альянса на Ближнем Востоке. Израиль, Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты образуют небольшую, но мощную сеть союзников, горячо желающих, чтобы режим в Иране был уничтожен или хотя бы ослаблен, а региональное влияние страны откатилось обратно к «безопасному уровню».

Действительно, министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф даже придумал термин для этой группировки, иронично назвав их «командой Б» — с намёком на американского советника по национальной безопасности Джона Болтона, премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху, наследного принца Саудовской Аравии Мухаммеда бен Сальмана и наследного принца ОАЭ Мухаммеда бен Зейда Аль-Нахайяна.

Ближневосточные союзники Америки, как правило, более откровенны относительно своих пожеланий в отношении Ирана, чем союзники на Западе. Зачастую они даже подталкивают Трампа к более агрессивным действиям, подстёгивая его милитаризм в продолжающемся противостоянии с теократическим режимом в Тегеране.

К примеру, министр иностранных дел Саудовской Аравии Ибрагим аль-Ассаф не так давно призвал США быть готовыми использовать все имеющиеся в их распоряжении силы и рычаги влияния, чтобы противостоять предполагаемой угрозе со стороны Ирана. На заседании объединяющей 57 государств Организации исламского сотрудничества он предположил, что саботаж в отношении четырёх нефтяных танкеров у берегов ОАЭ в начале мая, в котором США и их союзники обвинили Иран, плюс нападения на нефтепровод Саудовской Аравии проиранскими повстанцами хуситами в Йемене требуют «больше усилий по противодействию террористическим актам экстремистских и террористических группировок».

Аль-Ассаф призвал страны региона «противостоять этому всеми средствами, с максимальным проявлением силы и твердости». Он добавил, что поддержка Ираном хуситов, против которых Саудовская Аравия и ОАЭ ведут «многонациональную операцию» при материально-технической поддержке США, «является доказательством иранского вмешательства в дела других стран, и это то, что исламские страны не должны терпеть».

Эти комментарии саудовского министра были сделаны сразу после вступления в силу нового соглашения о сотрудничестве в области обороны между США и ОАЭ. Джон Болтон — один из самых видных ястребов во внешнеполитической команде Трампа и принц Аль-Нахайян выступили с совместным заявлением, в котором высоко оценили соглашение.

В заявлении говорится, что пакт «усилит военную координацию между двумя странами и обеспечит дальнейшее продвижение уже прочного военного, политического и экономического партнёрства в нынешний критический момент».

Израиль так же остаётся самым верным союзником США в регионе. Премьер-министр Нетаньяху был необычно немногословен при обсуждении темы Ирана в последние недели, но при этом был одной из движущих сил выхода Трампа из т.н. Совместного всеобъемлющего плана действий в прошлом году.

Тем не менее, Нетаньяху, который в настоящее время занят подготовкой к очередным выборам после того, как не смог сформировать новое правительство по итогам голосования в апреле, остаётся одним из самых непримиримых критиков режима в Тегеране. Его правительство несёт ответственность за многочисленные авиаудары по иранским целям в Сирии в рамках израильской политики по оттеснению иранских сил из региона и ограничения в нём иранского влияния.

Хотя Трамп колебался между призывами к диалогу и угрозами крайнего насилия, он, по факту, в целом продолжает быть против военных действий в Иране. Несмотря на это, геополитические реалии противостояния вынудили его администрацию развернуть дополнительные военные силы в регионе, увеличив риск катастрофического просчёта с обеих сторон.

Две недели назад Трамп заявил, что у него «нет аппетита» к смене режима в Тегеране. Тем не менее, не факт, что его мощные региональные союзники и некоторые его же влиятельные  помощники разделяют это мнение. Что особенно очевидно в свете событий последнего времени.

Саботаж

В то время как его босс стремится к деэскалации конфликта между Тегераном и Вашингтоном,
советник по национальной безопасности Джон Болтон делает прямо противоположное. Это именно он заявил, что нападения на четыре нефтяных танкера, один норвежский, один эмиратский и два саудовских, у побережья ОАЭ, в районе Эль-Фуджейры, в начале мая были предприняты «почти наверняка Ираном».

Заявление это он сделал, когда американские официальные лица расследовали эти акты саботажа. До этого США подозревали иранскую причастность к происшествию, но высокопоставленные представители Белого дома воздерживались от открытых обвинений в адрес Тегерана. Тем не менее, Болтон заявил, что нападения были осуществлены иранцами при помощи морских мин, но не предоставил никаких доказательств в пользу этого утверждения. Его обвинения сразу же поддержал Пентагон. Представитель Объединенного комитета начальников штабов вице-адмирал Майкл Гилдей заявил, что военные считают исполнителем атаки Корпус стражей исламской революции Ирана (КСИР), отказавшись, впрочем, как-либо подкрепить свои утверждения.

Но мистер Болтон на этом не остановился. Он также сказал, что Тегеран стоит за сорванным подрывом бомбы в саудовском нефтяном порту Янбу (разоблачённый заговор, детали которого так же не раскрываются). Порт служит конечным пунктом для одного из важнейших трубопроводов Саудовской Аравии, который недавно подвергся атаке беспилотников со взрывчаткой, направленных повстанцами-хуситами в Йемене. Именно в причастности к этой атаке также обвиняют Иран.

13 июня ситуация повторилась практически точь в точь, что добавило происходящему накала. Два танкера — норвежский и японский, шедшие под флагами Маршалловых Островов и Панамы, подали сигналы бедствия — оба судна получили пробоины ниже и выше ватерлинии. По предварительным данным, корабли были атакованы торпедами, произошли взрывы.

Отказ от сделки

На фоне этого напряжённость между США и Ираном достигла точки кипения. Ситуацию осложняет ещё и то, что спор о Совместном всеобъемлющем плане действий, принятом ещё в эпоху Барака Обамы (широко известном как «иранская ядерная сделка») всё более напоминает риторику войны. Трамп является давним критиком тех соглашений, снявших санкции с Ирана в обмен на ограничения его ядерной программы. Придя к власти, он вывел США из соглашений, заявив о неэффективности сделки. Его администрация заявляет о желании пересмотреть соглашение, чтобы ввести в него ограничения на программу баллистических ракет Ирана и ограничение его регионального влияния, несмотря на то, что Тегеран отвергает эти требования полностью.

Белый дом вновь ввёл ряд санкций, направленных на ограничение доступа Ирана на международные рынки и сокращение экспорта его нефти до нуля в попытке заставить режим вернуться за стол переговоров на условиях США. Иран же, в свою очередь, предложил другим соавторам сделки (Великобритании, Германии, Франции, России, Китаю и Европейскому Союзу) до 7 июля найти способ спасти сделку.

Можно отметить, что до её заключения Иран производил обогащённый уран с помощью около 20 000 центрифуг на двух отдельных объектах. Сделка же предписывала, что только 5 060 из числа самых старых и наименее эффективных центрифуг могут использоваться только на одном объекте, в то время как уже имеющийся иранский запас урана должен быть сокращён на 98% (до 660 фунтов) в течение 15 лет. Максимальный уровень обогащения урана в стране установлен на уровне 3,67%.

Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ), которое следит за соблюдением условий сделки, недавно заявило, что Иран придерживается своих обязательств, несмотря на усиление давления со стороны США.

Делать это вечно в одностороннем порядке Иран вряд ли станет. Но, как ни странно, именно такие пожелания в его адрес звучат из Вашингтона.

Одностороннее миролюбие

Всё тот же Джон Болтон заявил, что у Ирана «нет причин» уходить от своих обязательств, изложенных в «ядерной сделке», несмотря на то, что США сделали именно это в прошлом году.

Выступая перед журналистами в Абу-Даби, Болтон раскритиковал заявление Тегерана  о том, что он возобновит обогащение урана до оружейного уровня, если международные лидеры не предпримут более решительные шаги для сохранения ядерного соглашения 2015 года в неприкосновенности.

«У них нет причин делать что-либо из этого, если это не часть усилий по сокращению времени прорыва для производства ядерного оружия», – сказал главный советник Трампа. «Мы не намерены терпеть, если они всё же начнут это делать», – предупредил он.

По сути, от Тегерана потребовали быть миролюбивым на сугубо односторонней и сугубо безвозмездной основе. При этом другие подписанты «сделки» продолжают работать над её сохранением, осуждая позицию новой администрации США. Тем не менее, представители Тегерана уже заявляют на том, что могут перестать видеть смысл в сохранении сделки, на фоне новых американских санкций, наносящих ущерб экономике Ирана. Иранские лидеры отвергли возможность любых переговоров с США до тех пор, пока Вашингтон не вернётся к соблюдению соглашения. Умеренный президент Хасан Роухани заявил, что «дорога не закрыта», но иранские консерваторы заняли более жёсткую позицию в отношении США.

С учётом всего этого можно смело утверждать, что, несмотря на некоторую разрядку последних дней, риск военного противостояния между Тегераном и Вашингтоном не убавляется. Более того, замирению не способствует и тот факт, что администрация Трампа продолжает наращивать своё военное присутствие в регионе. Ранее было объявлено о перемещении авианосца «Авраам Линкольн» в Персидский залив. Трамп также заявил, что США планируют направить ещё 1500 военнослужащих в регион, в качестве «дополнительного сдерживающего фактора».

Лидеры Ирана отрицают, что планируют какие-либо нападения на США или их союзников. Некоторые союзники США также выражают скепсис по поводу таких обвинений со стороны администрации Трампа. А кое-кто из критиков такой политики в самих США и вовсе откровенно предупреждают, что Болтон и другие представители его группировки могут напрямую фабриковать данные, чтобы подтолкнуть страну к войне, как это делала администрация Буша-младшего перед вторжением в Ирак в 2003 году.

Но, тем не менее, не смотря на всё это, мир в этой части света всё же сохраняется. И пусть в данный момент это более чем худой мир, перейти черту, за которой исчезнет и он, пока что не решается ни одна из сторон. И вряд ли решится в ближайшее время, скорее всего всё ограничится воинственной риторикой сторон. Каковы бы ни были дипломатические успехи США в консолидации своих союзников в регионе, издержки от такого развития событий продолжают оставаться слишком высокими.

Павел КУХМИРОВ
(с) Павел Раста

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий