Перейти к содержимому
Главная страница Историк: Хрустальный корабль «Газпрома» — контркультурный проект

Историк: Хрустальный корабль «Газпрома» — контркультурный проект

В Петербурге представили новую порцию архитектурных решений в отношении Охтинского мыса, где «Газпром» как собственник участка намерен разместить инновационный комплекс вкупе с общественным парком. Победитель международного конкурса на разработку общей архитектурной концепции — японская компания Nikken Sekkei — на днях рассказала о нюансах обустройства общественных пространств. Сердца градозащитников красивые рендеры не смягчили. Они по-прежнему требуют запрета любого капитального строительства на Охтинском мысе, а руководителям «Газпрома» пророчат геростратову славу в случае реализации амбициозного проекта компании в обход мнения петербуржцев.

Эскиз внешнего вида Охтинского мыса с воды в концепции компании Nikken Sekkei

Ещё в прошлом году рассказывалось о том, каким видят зарубежные архитекторы пространство у Большеохтинского моста. Говорилось о строительстве комплекса зданий общественно-деловой направленности высотой до 28 метров и общественного парка с выходом на набережную. Председатель совета директоров Nikken Sekkei Тадао Камэи раскрыл некоторые детали. «Мы предполагаем, что там появится парк со свободным доступом для горожан, а поскольку Петербург — место не самое теплое, мы планируем создать крытый атриум, также доступный жителям города», — проинформировал Тадао Камэи.

Над археологическими объектами, которые сильно усложняют «Газпрому» эксплуатацию собственности, архитекторы предлагают смонтировать стеклянный пол, чтобы посетители могли свободно на них смотреть. Речь идёт о 0,8 гектара пространств, официально охраняемых от застройки. Вообще, судя по эскизам, общественные пространства займут половину всей площади проекта. Для горожан обещают сделать открытую обзорную площадку на крыше комплекса, разместить экспозицию об истории Охтинского мыса, устроить ландшафтный парк, зимний сад и даже «огородик».

Ландшафтный парк станет пространством не только рекреационным, но и познавательным. В проекте обозначена идея исторической тропы, где можно будет отследить хронологию развития Охтинского мыса от неолита до наших дней, увидеть следы археологических раскопок. И, конечно, не обойдётся без кафе и ресторанов. С картинок куда-то исчезла пристань для яхт, с другой стороны, это всего лишь эскизы, а не готовый чертёж. По предварительным расчетам, общественную зону и ландшафтный парк смогут ежедневно посещать до 1 000 горожан и туристов.

По проекту, для горожан будет открыт парк с видом на Смольный собор

Охтинский мыс — территория конфликта. Один за другим амбициозные проекта «Газпрома», начиная с планов установить здесь башню и разместить штаб-квартиру компании — сталкивались с противодействием градозащитников. Причина объективная: на этой территории выявили наличие большого количества археологических ценностей. Специалисты настаивают на придании всему мысу охранного статуса и создании здесь историко-археологического музея-заповедника. Пока государство сочло возможным защитить лишь небольшую часть мыса. Однако президент Владимир Путин поручал Минкультуры совместно с городским правительством и «Газпромом» рассмотреть вопрос создания историко-археологического музея-заповедника на Охтинском мысе.

Охтинский мыс представляет собой практически музей под открытым небом — археологи нашли здесь остатки древних крепостей ещё допетровской эпохи — шведской крепости Ниеншанц, укрепления Ландскрона. Специалистами были обнаружены остатки Мысового городища, принадлежавшего Новгороду, и ещё множество других исторических объектов из далёкого прошлого, вплоть до эпохи неолита. Вопрос использования территории до сих пор не урегулирован. Градозащитники опасаются, что там может появиться деловая или иная застройка. Организация на части мыса парка проблему не снимает.

«Родина на Неве» обратилась за комментарием к историку и публицисту Даниилу Коцюбинскому по поводу представленной японскими архитекторами концепции под названием «Хрустальный корабль». Мнение эксперта относительно красивого проекта застройки мыса довольно жёсткое:

«Перед нами снова попытка сделать вид, что никакого поручения президента Путина о подготовке предложений по созданию историко-археологического музея-заповедника на Охтинском мысе не было. Не было 29 января ничего такого, что обязывает “Газпром”, петербургского губернатора и министерство культуры подготовить соответствующие предложения. Третий раз за этот год предлагается нечто альтернативное тому, что они должны были сделать.

На Охтинском мысе могут появиться здания с обширными стеклянными фасадами в окружении зелени

Поначалу они говорили про какое-то историческое музейное пространство в полторы тысячи квадратных метров, теперь они говорят про ландшафтный парк. И дьявол кроется в этой терминологии: когда мы говорим об историко-археологическом музее-заповеднике, где ключевое слово даже не “музей”, а “заповедник”, подразумевается территория, которую вообще нельзя беспокоить капитальным строительством. Там можно только создавать какие-то экспозиционные возможности для того, чтобы люди знакомились с тем, что необходимо сохранить в первозданном виде. В данном случае речь идёт о комплексе археологических памятников, которые занимают 85 процентов мыса, а вовсе не 50, как это пытаются сейчас представить.

В разное время говорили по-разному, то о 25 процентах, то о 15, теперь о 50 процентах, но на самом деле речь должна идти о полном объёме той территории, которую мы называем Охтинским мысом, на 85 процентах которого сохранились бесценные археологические памятники. И вот создание заповедника — это создание такого историко-культурного объекта, который позволяет это сохранять и демонстрировать. Всё — никаких других задач перед министерством культуры и “Газпромом”, как вообще случайным участником всего этого, не стоит. Потому что какое отношение имеет “Газпром” к археологии? Какое отношение вообще имеет частный собственник к тому, что должно, по идее, принадлежать народу, петербуржцам, россиянам, но никак не фирме, которой посчастливилось купить территорию, на которой находятся, например, пирамиды Хеопса.

Представьте себе абсурд, что какая-нибудь фирма сегодня купила бы территорию Гизы и стала бы там что-нибудь строить, свои хрустальные корабли. Это был бы нонсенс, такого просто быть не может. Если ты даже покупаешь историко-культурный объект, ты обязан его сохранять. В данном случае почему-то всеми правдами и неправдами, подтасовками экспертизы, игнорированием слов президента делается обратное, и только во имя того, чтобы продавить свой контркультурный проект.

Мне странной кажется позиция Путина в этой связи. Он уже один раз сделал вид, что не заметил, что они не выполнили его поручение. Он в итоге продлил срок поручения до первого декабря. А “Газпром” снова пытается разыграть какой-то спектакль. Это какая-то позорнейшая интермедия. Я удивлён, честно скажу, тем, что президент Путин даёт возможность выставлять его престарелым правителем, слова которого для подчинённых никакой роли не играют, они делают за его спиной, что хотят. Кот состарился, мыши в пляс.

По идее архитекторов, в парке будут деревья, радующие круглый год людей листвой и цветением

Я считаю, что задача петербуржцев состоит в том, чтобы донести до сознания президента, что происходящее — это не только удар по петербургской и общемировой культуре, но и удар по его авторитету».

Собеседник издания не считает, что именно этим эскизам нужно придавать большое значение. До реализации каких бы то ни было идей, связанных с судьбой Охтинского мыса, далеко:

«То, что они рисуют свои ландшафтные парки и прочие хрустальные корабли, мало что значит. Надо понимать, что даже если это всё начнёт реализовываться — но я всё-таки исхожу из того, что этого не случится — то перед этим должны продолжаться раскопки, и это будет длиться долгие годы. С моей точки зрения, это не попытка “Газпрома” соблюсти какие-то свои финансовые выгоды, потому что это затратный проект. Они будут сперва финансировать раскопки, потом финансировать строительство своего идиотского офисного центра и так далее. Там прибыли нет, как и в строительстве башни.

Это чисто амбициозный проект. Людьми, в том числе бизнесменами, движут амбиции. “Газпром” упёрся в своих амбициозных рефлексиях, ему обидно, что он купил жирный кусок петербургской территории, а его оттуда теперь выгоняют. И ему хочется хоть как-то насолить тем, кто его выгоняет, петербургским гражданам. Это бодание людей, которые почувствовали себя хозяевами жизни, с сопротивлением реальной жизни. Это психологический момент, который учитывать надо, но идти на поводу у вздорных амбиций маленьких по масштабу личности людей, которые сидят на крупных должностях, нельзя.

Что это за люди, которые не понимают, в чём состоит величие, а в чём ничтожность. То, что они делают, это ничтожность. А если бы они ту же энергию и те же деньги потратили на то, чтобы превратить территорию в историко-археологический музей-заповедник, о котором, собственно, и Путин вёл речь, то тогда бы они себя и прославили. Миллионер Шлиман вложил свои деньги в раскопки Трои, и остался в истории как Шлиман, а “Газпром”, если продолжит вести себя по-прежнему, останется как анти-пример. Хочет “Газпром” геростратовой славы, хочет Миллер быть Геростратом наших дней — пожалуйста. Но Петербург будет сопротивляться».

Мнения петербуржцев по поводу проекта разделились. Кто говорит, «постройте уже что-нибудь, сколько можно этот мыс несчастный мучить и пугать горожан этой ямой». Другие же настаивают: «Охтинский мыс — памятник 7 тысяч лет человеческой истории.  Это наше историческое наследие. Огородик японцы пусть разобьют в ином месте. На мысу должен быть археологический заповедник» .

Юлия Медведева

Поделиться ссылкой: