Главная экономическая агломерация Европы · Родина на Неве

Главная экономическая агломерация Европы

Главная экономическая агломерация Европы

Продолжаем серию статей «Агломерации Европы». На этот раз, в день запуска Brexit, доктор исторических наук, профессор факультета международных отношений СПбГУ Руслан КОСТЮК рассказывает о британской столице – «Большом Лондоне». 

Богатый опыт развития «Большого Лондона» как некой общей машины даёт свои результаты

Происходящий сейчас выход Великобритании из Европейского Союза, несомненно, окажет воздействие на будущее британских «глобальных городов». Однако вряд ли поколеблет статус лондонского мегаполиса как ведущей агломерации всей Европы – с точки зрения экономической мощи.

Сравнивая лондонскую агломерацию с другими европейскими мегаполисами, можно также сделать вывод, что она заметно выделяется на их фоне в плане наличия прочной правовой и административной базы. Правда, не всё на этом направлении у «Большого Лондона» шло всегда ровно…

«Большой Лондон», разделённый в совокупности на 32 территориальные единицы (или округа), имеющие, впрочем, собственные органы самоуправления, успешно и профессионально управляется.

Вообще говоря, первый раз «Большой Лондон» как единая административная единица был учреждён специальным парламентским актом в 1963 году и де-юре начал функционировать с 1965 года. Однако в период господства тэтчеризма, когда в Лондонском совете тон задавали левые лейбористы, а столичную администрацию возглавлял известный левосоциалистический политик Кен Ливингстон, находившиеся у власти в Соединённом королевстве консерваторы добились решения об упразднении «Большого Лондона» как единого целого. Столичная агломерация потеряла единый представительный орган власти и собственного мэра – в пользу политической децентрализации британской столицы.

Лишь вернувшись к власти в конце ХХ века, «новые лейбористы» решили восстановить в столичной агломерации общую систему управления. Соответствующий парламентский закон был одобрен жителями «Большого Лондона» (причём с весьма внушительным большинством) на специальном референдуме, после чего столичная агломерация вновь обрела целостное единство и общие органы управления. А ведь речь идёт об одной из самых мощных агломераций современной Европы, где на площади примерно 610 миль проживают свыше девять миллионов человек.

Эксперты считают, и это вполне оправданно, что «Большой Лондон», разделённый в совокупности на 32 территориальные единицы (или округа), имеющие, впрочем, собственные органы самоуправления, успешно и профессионально управляется. Профессор Лондонского университетского колледжа Филипп Марльер отмечает, в частности, что «Лондон остаётся символом “нового Вавилона” – космополитического мегаполиса, открытого жителям всех национальностей и гостям, но при этом притягательным как для британцев, так и небританцев…»

Если мы можем, пусть чуть абстрактно, говорить о «глобальных городах» применительно к современной Европе, несомненно, что именно лондонская агломерация более всех остальных вправе претендовать на такой «статус».

Надо полагать, эта притягательность определяется не только старыми традициями и действительно высоким культурным, экономическим и финансовым значением английской столицы. В самом деле, богатый опыт развития «Большого Лондона» как некой общей машины даёт свои результаты. Ведь в ведении городских властей сосредоточены достаточно внушительные полномочия по управлению. Это и транспорт, и своя сфера здравоохранения, и полицейская служба, и пожарные, вопросы стратегического политического и экономического развития. Всеми этими проблемами занимается исполнительная власть британской столицы, подотчётная 25-местной Лондонской ассамблеи.

Нельзя сказать, что Лондон – это бесспорный бастион левых сил (напомню, что до 2016 года британская столица возглавлялась нынешним консервативным премьер-министром Борисом Джонсоном), но вот уже четыре года, как лейбористы вернулись «к делам» в «Большом Лондоне». Левые силы контролируют столичную ассамблею (12 мест у лейбористов и 2 у «зелёных»), а мэром столицы Великобритании избран сын пакистанских иммигрантов Садик Хан, представляющий Лейбористскую партию. Отметим, что в последние годы он, если брать британскую политическую элиту, был одним из наиболее решительных противников «развода» Соединённого королевства с ЕС. И абсолютное большинство лондонцев различных политических взглядов разделяет эту точку зрения.

Что, в общем, закономерно. Если мы можем, пусть чуть абстрактно, говорить о «глобальных городах» применительно к современной Европе, несомненно, что именно лондонская агломерация более всех остальных вправе претендовать на такой «статус». «Наш город открыт всему мир, а мир открыт Лондону и лондонцам», – написано на сайте лондонской мэрии.

Если оперировать цифрами 2018 года, то лондонская экономика – это фантастические и нереальные для большинства мегаполисов «Старого Света» 500 миллиардов фунтов стерлинга, что собственно и делает «Большой Лондон» экономической агломерацией номер один современной Европы. В Лондоне «делают» от 22% до четверти валового внутреннего продукта всей Великобритании, там зарегистрированы 850 тысяч частных предпринимателей! При этом до 85% занятых в «Большом Лондоне» – это лица, работающие в сфере услуг.

То, что Лондон имеет славу одного из ведущих экономических и особенно финансовых центров не только Европы, но и всей планеты, бесспорно, хотя, возможно, последствия brexit могут ещё «сыграть шутку» с королевской столицей. Но, так или иначе, около 300 флагманов мировой экономики и финансовой системы имеют свои главные штаб-квартиры именно на территории Лондона, и около 70% из ста ведущих компаний планеты, в свою очередь, открыли в «Большом Лондоне» свои филиалы.

Безусловно, всё это приносит Лондону и его жителям не только преимущества и богатства, но и реальные проблемы. Они имеют отношение к перманентным пробкам в самых разных частях агломерации (сам я как-то на туристическом автобусе из одного предместья английской столицы добирался в другую отдалённую часть «Большого Лондона» в течение целых трёх часов!), определённым экологическим вызовам (хотя, надо признать, нынешняя лейбористская администрация немало сделала для защиты окружающей среды и развития велосипедных дорожек), дороговизне жилищного фонда и т. д. Но, как и в прошлом, Лондон притягивает и не может оставить равнодушным. Очевидно, что на сегодняшний день «Большой Лондон» может считаться одним из самых успешных агломерационных проектов в Европе.

Предыдущие статьи цикла:

Копенгагенская агломерация: дорогая и красная

Становление «Большого Бухареста»

Как Прага связана со Среднечешским краем

Мадридское сообщество: комфорт и благополучие

Берлин-Бранденбург – креативный регион

Брюссель: «регион-столица» Европы

«Большой Стокгольм»: экология, транспорт, цены

Большой Париж: агломерация как средство социальной кооперации

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий