Перейти к содержимому
Главная страница Фёдор Шаляпин – невозвращенец поневоле

Фёдор Шаляпин – невозвращенец поневоле

Ровно сто лет назад великий певец навсегда покинул Россию

29 июня 1922 года, в первой половине дня, знаменитый певец Фёдор Шаляпин давал в Большом зале Филармонии бесплатный концерт для рабочих петроградских предприятий. А вечером на набережной Невы, вблизи Академии художеств, собрались друзья и знакомые Шаляпина, среди которых были и музыканты Мариинского театра. Они пришли проводить отбывающего на зарубежные гастроли певца. Фёдор Иванович вместе с домочадцами стоял на палубе теплохода “Oberbürgermeister Hakken”. Грянул «Интернационал», теплоход отправился в плавание.

Музей-квартира Фёдора Шаляпина на улице Графтио (сейчас музей закрыт на ремонт)

Его ценили и царские сановники, и большевистские функционеры

В автобиографической книге «Маска и душа» Фёдор Шаляпин признаётся: «Я уже знал, что долго не вернусь». Но вот догадывался ли он о том, что уезжает навсегда, что концерт для рабочих в филармонии для него последний в России? Трудно сказать…  Точно известно лишь одно: срок действия контракта на зарубежные гастроли, на которые отправился певец, составлял пять лет.

…Фёдор Иванович Шаляпин родился в Казани, в крестьянской семье. В детстве пел в церковном хоре, потом учился на сапожника, затем поступил в ремесленное училище города Арска.

Его мечтой был театр, и в 1889 году он становится статистом в одной из драматических трупп. Год спустя исполняет первую в своей жизни оперную партию – Зарецкого в «Евгении Онегине» в постановке Казанского общества любителей сценического искусства. С этого момента его карьера резко идёт вверх. Он поёт в Большом и Мариинском театрах, гастролирует по миру, его приглашают выступать на знаменитой сцене – в миланском «Ла Скала».

По воспоминаниям очевидцев, у Шаляпина о периодически возникали конфликты с представителями власти. И самодержавной: например, однажды Фёдор Иванович отказался принять царский подарок – часы, поскольку, по его мнению, они не представляли большой художественной ценности. И большевистской: артист был возмущён тем, что в дела театра стали вмешиваться малограмотные чиновники от искусства. Но сильные мира сего, а певец был лично знаком как с царским сановниками, так и советскими функционерами высокого уровня, всё же ценили талант и творческое дарование певца. В 1909 году он получил звание «Солист Его Величества», а в 1918 году стал первым Народным артистом Республики и художественным руководителем Мариинского театра. В первые годы Советской власти певец много работал в театре, выступал с концертами.

Были и зарубежные командировки. Весной 1921 года он отправился в Таллин.  Спустя некоторое время выехал в Ригу, а из столицы Латвии отправился с гастролями по Великобритании и США.

Любопытная деталь. В ходе этих прошедших с успехом гастролей, организованных американским импресарио, певец заработал приличную сумму. Но перед отъездом Фёдор Иванович испытывал нехватку средств, у него даже не было денег на билет до Риги. Народный комиссар просвещения Анатолий Луначарский добился того, что Шаляпину бесплатно выделили место в дипломатическом вагоне, в котором ехал Максим Литвинов, в то время заместитель наркома иностранных дел.

Вернувшись домой, Федор Шаляпин ещё раз почувствовал контраст между жизнью за рубежом и в Советской России. На родине певцу стало совсем тяжело: и морально, и материально. Он задумывается об отъезде уже на длительное время из родной страны.

Здесь следует сказать вот о чём. Весной 1921 года на заседании Политбюро ЦК РКП(б) рассматривался вопрос о предоставлении Шаляпину возможности выступать за границей. Было принято положительное решение, но с одним условием: половину от суммы полученных гонораров певец должен перечислять в казну Советского государства.

«Таким образом убивались два зайца: и улучшалось благосостояние артиста, и укреплялся бюджет молодой республики. Как говорили в ту пору, Шаляпин поёт, страна богатеет», – утверждает историк и писатель Анджей Иконников-Галицкий

Надеялся вернуться на родину

За границей доходы артиста, который, что скрывать, никогда не был бессребреником, стремительно растут. Он участвует в спектаклях, поёт на вечеринках, где среди приглашённых представители политической, экономической, творческой элиты многих стран, снимается в кино. По имеющейся информации, его годовой заработок составлял тогда 100 000 долларов, и даже половина этой суммы – огромные по тем временам деньги. Но Шаляпин не исключает, что после истечения срока действия контракта может вернуться в СССР. Вот что он писал в конце 1924 года из Нью-Йорка своему другу и секретарю Исаю Дворищину: «Говоря по совести, до боли скучаю по дорогой родине, да и по вас всех. Так хотелось бы повидать всех русаков, всех товарищей, поругаться с ними и порадоваться вместе. Стороною узнаю, что жизнь в СССР налаживается, хорошо – Уррра!..».

Однако спустя два с половиной года произошёл инцидент, после которого возвращение певца на родину стало невозможным.

В марте 1925 года Федор Иванович купил в Париже пятиэтажный дом. А затем решил его освятить. Для этого он отправился собор Александра Невского, к отцу Георгию Спасскому. Во дворе церкви толпились русские эмигранты-инвалиды и безработные, которым певец через протоирея раздал деньги.

Спустя некоторое в известной эмигрантской газете «Возрождение» появилась такая заметка: «Милостивый Государь Господин Редактор. Позвольте при посредстве Вашей уважаемой газеты выразить благодарность Федору Ивановичу Шаляпину, передавшему мне 5.000 (пять тысяч) франков на русских безработных. Три тысячи (3.000) переданы мною в распоряжение Владыки Митрополита Евлогия, тысяча (1.000) – в распоряжение бывшего морского агента капитана 1 ранга В.И. Димитриева и тысяча (1.000) франков розданы мною непосредственно известным мне безработным. Глубоко уважающий Вас Прот. Георгий Спасский».

Путь домой закрыт!

О заметке стало известно в Москве, и началась, не побоимся этого слово, истерика. Певца обвиняли в том, что он якобы оказывает финансовую помощь белой эмиграции: а это уже, можно сказать, преступление. Как было принято в СССР, последовали гневные публикации в прессе. По уже сложившейся к тому времени традиции, в обличительную кампанию включились представители творческой интеллигенции: Владимир Маяковский, Михаил Кольцов, Владимир Немирович-Данченко. (Из-за уважения к памяти этих талантливых людей, внесших большой в клад в российскую культуру, воздержимся от цитирования).

Попытки Шаляпина объясниться успехом не увенчались. Хотел помочь певцу невольный виновник скандала протоирей Георгий Спасский. В той же газете «Возрождение» служитель культа вскоре опубликовал ещё одну заметку: «При встрече с Фёдором Ивановичем (на молебне) случайно зашёл разговор о безработных и, главным образом, о голодающих детях. Детские страдания особенно взволновали его, и он дал мне 5000 фр. Деньги были переданы в моё полное распоряжение, и по своей инициативе я распределил их…  Странно говорить о какой-то политике в этом факте. Разве прежде, чем накормить голодного, надо спросить, к какой политической партии он принадлежит? Разве прежде, чем положить кусок хлеба в исхудалую ручонку ребёнка, надо спросить, какой политической ориентации его родители?».

Увы, всё было бесполезно. Постановлением Совнаркома РСФСР Шаляпин лишили звания «Народный артист Республики» и права возвращения в Россию. Была конфискована и принадлежащая артисту в СССР собственность. В Париже его вызвали в советское посольство, где посол Христиан Раковский ознакомил певца с постановление Совнаркома. Доводилось читать: узнав, что дорога на родину ему навсегда закрыта, Фёдор Иванович заплакал. Раковский, как мог, пытался его успокоить.

«Большевистская власть всегда относилась к Шаляпину с недоверием, – считает Анджей Иконников- Галицкий. – И использовала инцидент с пожертвованиями для того, чтобы на “законных основаниях” выдавить его из страны».

Квартиру удалось сохранить

Фёдор Иванович Шаляпин скончался 12 апреля 1938 года в Париже. В октябре 1984 года его прах был перезахоронен в Москве, на Новодевичьем кладбище.

…Уезжая в 1922 году, как оказалось, навсегда из России, «великий бас» оставил свою квартиру на улице Графтио (тогда Пермской) на попечении Исая Дворищина. Сейчас здесь находится Дом-музей Ф.И. Шаляпина.

«Исай Григорьевич Дворищин после “уплотнения” в 1928 году занимал две комнаты, он содействовал тому, чтобы в квартиру вселяли только близких к театру людей, – рассказывает заведующая филиалом «Дом-музей Ф. И. Шаляпина» Санкт-Петербургского государственного музея театрального и музыкального искусства Александра Петрова. – Когда началась Великая Отечественная война, Исай Григорьевич отправил свою семью в эвакуацию с Кировским театром. Зимой 1942 года он умер в блокадном Ленинграде».

По словам директора, комнаты Дворищина были закрыты и опечатаны. В них сохранились мебель, живописные полотна, предметы быта, а также архив Шаляпина. Во многом это и позволило открыть в 1975 году Дом-музей.

Сейчас Дом-музей Ф.И. Шаляпина закрыт на ремонт, его планируется завершить в 2024 году.

Давид Генкин

Поделиться ссылкой:

Новости СМИ2