Фундамент убитого храма причислен к памятникам

Blag7

В качестве «выявленного объекта культурного наследия» в единый государственный реестр таковых на днях включён фундамент Благовещенской церкви Конногвардейского полка. О воссоздании храма, к сожалению, речь не идёт.

Вид на Благовещенскую церковь в перспективе Конногвардейского бульвара (фото конца XIX века)

Соответствующую «охранную грамоту» подписал председатель петербургского КГИОП Сергей Макаров по результатам исследования, проведённого в сентябре прошлого года городским отрядом археологической экспедиции Института истории материальной культуры Российской академии наук.

В октябре прошлого года «Родина на Неве» рассказывала о судьбе храмов, построенных когда-то в Петербурге по проектам Константина Тона. Все они все или уничтожены или же до неузнаваемости перестроены в советское время.

Самым знаменитым собором, сооружённым архитектором, конечно, был кафедральный московский Храм Христа Спасителя, взорванный в 1931-м и заново возведённый из современных материалов более-менее по изначальному плану в 90-е годы ХХ века «как условная внешняя копия своего исторического предшественника».

Кстати

Благовещенская церковь лейб-гвардии Конного полка в Санкт-Петербурге считается специалистами едва ли не лучшей из спроектированных Константином Тоном храмов, утрата которого сильно обеднила облик одноимённой площади (до сих пор почему-то называется площадью Труда) и всей центральной части Северной столицы России.

Вид с Конногвардейского бульвара возле Благовещенской площади

Почти квадратное здание, построенное в так называемом «русско-византийском» стиле с элементами классицизма, имело парадный с красивым ризалитом вход со стороны площади и пять башен с шатрами, увенчанными золочёными маковками, имело в плане вид продолговатого креста с полуциркульным алтарём. Храм был заложен в 1844 году в присутствии императора Николая I, который утвердил этот проект Константина Тона и рекомендовал его в качестве образцового (типового). Торжественное освящение полковой церкви конногвардейцев состоялось в марте 1849 года.

В оформлении фасадов использовались красный гранит и серо-жёлтый путиловский камень, благодаря чему, по свидетельству современников, бледно-коричневый силуэт церкви идеально вписывался в ансамбль Благовещенской площади, на которой расположены и неоштукатуренные кирпичные здания, и дома, окрашенные в светлые тона.

Кроме того, на фасадах было размещено несколько барельефов, которые выполнил Николай Рамазанов (1817-1867), впоследствии он делал скульптуры для московского Храма Христа Спасителя и петербургского конного памятника Николаю I.

Кстати

Интерьеры трёхпридельной церкви (Благовещения Пресвятой Богородицы, во имя чудотворца Николая и пророчицы Анны) были отделаны искусственным мрамором и украшены фресками работы выдающихся русских художников-академистов, выполнивших и образа для иконостаса. Здесь потрудились Фёдор Бруни, Василий Шебуев, Михаил Скотти, Пётр Шамшин, Алексей Марков, Василий Серебряков и др.

Внутренний вид Благовещенской церкви на дореволюционной фотографии

На стенах храма размещались бронзовые доски с именами павших в боях при Аустерлице и Бородино офицеров-конногвардейцев, знамёна, георгиевские штандарты, здесь хранилось принадлежавшее Петру I малое Евангелие, напечатанное в 1625 году, кавалергардские мундиры Александра I и Николая I, напрестольные кресты с 25-ю и 19-ю частицами мощей православных святых.

Храм был закрыт в 1928-м, а через год снесён под тем предлогом, что он мешает трамвайному движению, которое, правда, было организовано на Благовещенской площади задолго до потрясений 1917-го.

В конце 1990-х под площадью Труда построили подземный переход с магазинами, кафе и т.п. Есть данные, что при этом была уничтожена крипта Благовещенской церкви, где во Владимирском приделе были похоронены бывшие командиры лейб-гвардии Конного полка — князья Алексей Орлов и Владимир Голицын.

Князь Алексей Фёдорович Орлов (1786-1861), генерал от кавалерии, генерал-адъютант, шеф корпуса жандармов, почётный член Санкт-Петербургской академии наук, командир лейб-гвардии Конного полка в 1819-1828 годах. Участник Отечественной войны 1812 года и подавления восстания декабристов, возглавлял российскую делегацию на Парижском конгрессе по итогам Крымской войны и подписал выработанный там мирный договор. В 1856-1861 годах – председатель Государственного совета и комитета министров, глава комитета по крестьянскому делу. Считал отмену крепостного права преждевременной мерой, ведущей к разорению и крестьян, и дворянства.

Князь Алексей Фёдорович Орлов

Светлейший князь Владимир Дмитриевич Голицын (1815-1888), сын многолетнего генерал-губернатора Москвы, генерал-адъютант, генерал от кавалерии, обер-шталмейстер императорского двора. В 1842 году назначен адъютантом к военному министру князю Александру Чернышёву, сопровождал его на Кавказ и участвовал в экспедиции против горцев, с 1844-го – флигель-адъютант Николая I. В 1855-1864 годах – командир конногвардейцев. В 1874-м назначен шталмейстером и президентом придворной конюшенной конторы. По свидетельству современника, светлейший князь «отличался редкой добротой, честностью и прямотой».

Светлейший князь Владимир Дмитриевич Голицын

Полный отчёт археологов о проведённых минувшей осенью исследованиях на месте Благовещенской церкви найти в открытом доступе не удалось, поэтому на основе пресс-релиза петербургского комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры (КГИОП) можем сообщить следующее.

Очевидно, что никакого масштабного исследования участка со снятием дорожного покрытия и полноценными раскопами на территории Благовещенской площади (площадь Труда) не производилось.

Опубликованная КГИОП фотография, иллюстрирующая археологические работы на фундаменте Благовещенской церкви

В официальной информации упоминаются шурфы, то есть выработки грунта на небольшую глубину, благодаря которым «удалось зафиксировать фрагмент северо-западной стены в месте её поворота на алтарную часть, юго-восточный угол церкви, фрагмент южной стены с мощением и основанием для крылечка, фрагмент стены и крыльца у центрального, западного входа Благовещенской церкви».

Сообщается, что в результате этих исследований выяснено, что «фундамент, сложенный из известняковых плит, уложен на каменные валуны, стоящие на деревянных лежнях».

При этом «археологические разведочные работы позволили произвести архитектурные обмеры, уточнить степень сохранности фундаментов, привязать границы памятника к современной топооснове и установить границу его охранной зоны».

Благовещенская церковь в процессе разборки

Как бы то ни было, но эти исследования важны для возможного воссоздания памятника. Правда, тут имеются существенные препятствия.

Во-первых, и сегодня предложения о восстановлении этой красивой и важной для исторического Петербурга доминанты тоже наталкиваются на «транспортные» аргументы: якобы здание усложнит движение автотранспорта в районе, который и так «задыхается от пробок». Следуя этой логике, вообще в центре Северной столицы России надо снести всё и вся во имя автомобильных проездов и парковок.

Кстати

Сторонник восстановления в Петербурге и его окрестностях храмов, из-за уничтожения которых утрачен облик и пространственная перспектива многих улиц и площадей, архитектор Михаил Мамошин в прошлом году особо отметил сложность возрождения Благовещенской церкви из-за необходимости «перераспределения большого количества транспортных потоков, пересекающихся в данном месте».

Утверждённый проект памятника адмиралу Фёдору Ушакову в Петербурге

Во-вторых, в ноябре прошлого года губернатор Петербурга Александр Беглов открыл на площади Труда закладной камень на месте, где предполагается установить памятник адмиралу Фёдору Ушакову. Выбранное для монумента место возле Военно-морского музея находится как раз на месте Благовещенской церкви. То есть возможность восстановления храма становится ещё более призрачной.

Проект монумента Ушакову работы Неймана, победивший на конкурсе в 1997 году

При этом специалисты говорят, что памятник причисленному к лику святых адмиралу можно поставить и ближе к середине площади, минуя записанные теперь в памятники церковные фундаменты.

Сам утверждённый проект памятника Ушакову тоже вызывает много вопросов. Многие эксперты призывают вернуться к итогам конкурса, проведённого в 1997 году, когда победил вариант Яна Неймана и Валентина Свешникова. Но это уже другая тема.

Игорь Теплов

Поделиться ссылкой: