Эрмитажный отель «сгорел» в очаге вольнодумства?

Pishevik12

Официальная гостиница главного музея России, созданная на пепелище ДК пищевиков, где выступал и Владимир Высоцкий, продаётся. Цена вопроса — 3,6 миллиарда рублей. «Дворцовые» интерьеры и «царские» услуги не удовлетворили кредиторов.

Дворец культуры работников пищевой промышленности в начале 1990-х (уже без памятника Ленину)

Официальная гостиница Государственного Эрмитажа площадью 11,4 тысячи квадратных метров, расположенная в Санкт-Петербурге на улице Правды (Кабинетская), 10а, на днях выставлена на аукцион, информация о котором размещена на интернет-ресурсе Торги.ру.

Дата окончания торгов — 8 февраля, стартовая цена — 3 556 758 000 рублей. Здание, максимально насчитывающее восемь этажей (плюс один подземный), расположено на участке в 28 соток (земли населённых пунктов). Разрешено его использование для размещения административно-управленческих и общественных объектов. В стоимость комплекса входит 212 наименований движимого имущества в количестве 4488 штук.

Кстати

СМИ, специализирующиеся на бизнес-информации, сообщают, что это имущество принадлежит АО «Международная балтийская инвестиционная компания» (на 70 процентов принадлежит гражданину Азербайджана и на 30 процентов — россиянину). Уже в конце 2021 года кредитор компании «Международный банк Азербайджана» намеревался через суд её обанкротить.

Впрочем, мы не будем вдаваться в подробности современного финансового спора. Нас больше интересуют история и дальнейшая судьба этого петербургского здания, с которым связаны имена выдающихся деятелей российской культуры и знаковые события XIX и ХХ веков.

Теперь открытый к улице Правды двор (курдонёр) выглядит так

По адресным книгам Санкт-Петербурга и другим архивным ситочникам известно, что земельный участок, на котором теперь находится гостиница «Эрмитаж», в 1820 годы принадлежал купцу Чичеву. С середины XIX века 25 лет им владели Лбовы (жена, а затем вдова потомственного почётного гражданина Мария Львовна, с 1873-го по дарственной — её сын Александр Иванович).

Кстати

В конце XIX — начале ХХ века в Астрахани существовал Торговый дом «Е.И. Лбова и сыновья», который занимался доставкой грузов по Волге и рыбным промыслом. Купец первой гильдии Иван Матвеевич Лбов распоряжался делами фирмы и состоял членом совета Бакинского купеческого банка, был учредителем и директором Общества «Астраханский холодильник», Астраханского нефтепромышленного и торгового общества, пароходного общества «Волга», промышленного общества «Рыбак» (Баку) и других компаний. Если речь идёт о родственнике петербургских Лбовых (а фамилия довольно редкая, всё-таки типично написание «Лобовы»), то «азербайджанский след» в судьбе отеля на улице Правды возник уже давно.

В первой половине XIX века этот район представлял собой предместье Петербурга, поделённое на земельные участки, застроенное усадебными (в основном, деревянными) домами с хозяйственными службами в окружении садов и огородов. Очевидно, что и территория, где потом возник ДК пищевиков, а теперь располагается эрмитажная гостиница, выглядела примерно также.

Всё изменилось здесь в 60-е годы XIX века, когда этот район, как и многие в Петербурге, стал активно застраиваться кирпичными доходными домами. Интересующий нас участок много раз менял владельцев. Сохранился своеобразный экспертный акт очередной «предпродажной подготовки» 1879 года.

Согласно этому документу, на тот момент домовладение, оценённое в 60 тысяч рублей, представляло собой комплекс построек, состоящий из кирпичного «трёхуровневого» (два-три этажа) основного дома, трёхэтажного тоже кирпичного флигеля по левой стороне двора, и ещё одного двухэтажного и тоже кирпичного флигеля с мансардой. Кроме того, на участке имелся сад площадью 416 квадратных саженей и выходящий на улицу двор (238 квадратных саженей).

При новом владельце (отставном гвардейском ротмистре Илье Петровиче Ларионове, которому принадлежал по наследству и соседний дом №8) строения были капитально отремонтированы, к ним прибавились новые одноэтажные кирпичные «хозблоки», открытый парадный двор (курдонёр) отделили от Кабинетской улицы художественной чугунной оградой с воротами, а на оставшейся территории участка сохранили и благоустроили сад.

Николай Михайловский на фото конца XIX века

Здания использовались как доходные дома, то есть здесь сдавались внаём квартиры. Причём, довольно дорого для квартала, несколько удалённого от основных магистралей и центра Петербурга. Пять лет (1895-1900) здесь снимал жильё публицист, литературный критик, социолог, переводчик и теоретик народничества Николай Константинович Михайловский (1842-1904). Этот, ныне почти совсем забытый, деятель общественной мысли России второй половины XIX века с 1869-го был постоянным сотрудником и одним из редакторов знаменитого журнала «Отечественные записки».

В этом издании он опубликовал свои важнейшие социологические и критические статьи «Что такое прогресс?», «Теория Дарвина и общественная наука», «Что такое счастье?», «Борьба за индивидуальность», «Вольница и подвижники», «Герои и толпа», «Жестокий талант» и другие.

«Прогресс есть постепенное приближение к целостности неделимых, к возможно полному и всестороннему разделению труда между органами и возможно меньшему разделению труда между людьми. Безнравственно, несправедливо, вредно, неразумно все, что задерживает это движение. Нравственно, справедливо, разумно и полезно только то, что уменьшает разнородность общества, усиливая тем самым разнородность его отдельных членов».

В 1879-м Михайловский написал «Письма социалиста», как сотрудник газеты этой организации был лично связан с членом Исполнительного комитета «Народной воли». После убийства 1 марта 1881 года Александра II он редактировал обращение исполкома к новому императору. Оправдывал допустимость любых форм борьбы со «злом», включая террор. Удостоился отдельной статьи Владимира Ульянова (Ленина) «Народники о Михайловском», в которой, помимо оголтелой критики его взглядов, в частности, говорится:

«Великой исторической заслугой Михайловского в буржуазно-демократическом движении в пользу освобождения России было то, что он горячо сочувствовал угнетённому положению крестьян, энергично боролся против всех и всяких проявлений крепостнического гнёта, отстаивал в легальной, открытой печати — хотя бы намёками сочувствие и уважение к “подполью”, где действовали самые последовательные и решительные демократы-разночинцы, и даже сам помогал прямо этому подполью».

Генерал Николай Воейков удачно женился и стал крупным домовладельцем

Далее в 1896 году домовладение №10 на Кабинетской улице купил генерал от кавалерии, обер-камергер двора Его Императорского Величества Николай Васильевич Воейков (1832-1898), отец генерал-майора свиты и дворцового коменданта при Николае II. Семейство владело многочисленной недвижимостью в обеих столицах империи и другими активами благодаря огромному приданому, а впоследствии и наследству, полученному супругой генерала.

Варвара Воейкова была старшей дочерью князя Владимира Андреевича Долгорукова, который четверть века был генерал-губернатором Москвы, а колоссальное богатство получил тоже в результате женитьбы — на дальней родственнице Варваре Васильевне Долгоруковой.

Кстати

Князь Владимир Долгоруков знаком широкой публике по романам Бориса Акунина (Григорий Чхартишвили) о сыщике Эрасте Фандорине. В снятом по одному из них кинофильме «Статский советник» роль московского генерал-губернатора исполнил Олег Табаков. В этой же картине образ террориста Грина (большой привет Николаю Михайловскому) создал нынешний худрук МХТ имени А.П. Чехова и народный артист России Константин Хабенский, который в конце 1980-х начинал свою сценическую карьеру в ленинградском театре «Суббота». Коллектив не имел своей площадки и несколько лет работал в ДК пищевиков на улице Правды, 10.

Князь Владимир Долгоруков губернаторствовал в Москве четверть века

Воейковы устроили в здании домовую церковь, куда собрали из других своих владений многочисленные иконы, в том числе и подаренные князем Долгоруковым. Но в начале второго десятилетия ХХ века участок со всеми строениями был продан петербургскому железнодорожному клубу.

По заказу новых владельцев в 1912 году начинается реконструкция здания по проекту инженера Алексея Григорьевича Голубкова. Именно в результате реализации его идей и получилось то строение в стиле неоклассицизма, которое ещё помнят петербуржцы-ленинградцы, бывавшие в нём и поблизости в 90-е годы ХХ века и ранее.

Кстати

Алексей Голубков (1873 — после 1922) служил по архитектурной части на Московско-Виндаво-Рыбинской железной дороге и участвовал в проектировании и строительстве поныне сохранившегося в Петербурге Царскосельского (Витебского) вокзала, по его чертежам на Петроградской стороне в створе нынешней улицы Чапыгина сооружено во всех отношениях замечательное здание Николаевской детской больницы. После революции 1917 года инженер жил и работал в Эстонии. В частности, он участвовал в проектировании церкви Иоанна Предтечи в Таллине.

В годы Первой мировой войны, когда здание, судя по некоторым данным, ещё не было полностью реконструировано по проекту Голубкова, здесь разместился Лазарет августейшего имени Её императорского высочества великой княжны Татьяны Николаевны «Забота о раненых». Сохранились фотографии того времени.

1914 год. В петербургском железнодорожном клубе развёрнут лазарет

После революции 1917 года здание попытались превратить в скопище коммунальных квартир, но из этой затеи ничего не получилось (попробуйте клубное строение с большими залами, холлами, репетиционными помещениями и т.п. переделать в квартиры). Хотя, по имеющимся свидетельствам, в служебных и мансардных помещениях здесь всё-таки устроили общежитие, которое просуществовало до 50-х годов ХХ века. С использованием железнодорожного клуба для торговых заведений тоже ничего не вышло.

Судя по открытке 1927 года, здание уже тогда передали работникам пищевой промышленности для создания здесь их дворца культуры. В 1935-м бывший железнодорожный клуб был дополнительно реконструирован и частично надстроен по проекту Василия Макашова. Тогда же фасад правого флигеля сделали аналогичным левому.

20-е годы ХХ века. Здание на улице Правды уже передано пищевикам

Кстати, Архитектор Василий Павлович Макашов (1891-1942), окончивший в 1924 году московский ВХУТЕМАС переехал в Ленинград, работал в мастерской Александра Никольского (спроектировал ныне уничтоженный стадион имени С.М. Кирова на Крестовском острове). Вместе с коллегой Николаем Митуричем спроектировал в Ленинграде несколько рабочих клубов: Дом культуры при стадионе «Красный спортивный Интернационал», Клуб завода имени Фридриха Энгельса, Клуб Совторгслужащих (Дом культуры имени Первой Пятилетки), Театр имени Ленинского Комсомола (ныне Балтийский дом). Судя по дате смерти, погиб в блокадном Ленинграде.

Отдельная история, связанная с ДК пищевиков — памятник Ленину, находившийся в его открытом на улицу Правды дворе. Монумент, изготовленный из бетона по типовой модели скульптора Сергея Меркурова, был установлен здесь в 1937 году. И вплоть до своего исчезновения в начале 1990-х он был одной из самых курьёзных достопримечательностей Ленинграда.

“Главный пищевик” Ленинграда постоял во дворе ДК более полувека

Дело в том, что фигура «вождя мирового пролетариата» (особенно с тыльной стороны) производила неизгладимое впечатление своей широтой и дородностью, из-за чего памятник называли в народе «Главный пищевик», «Ленин, прячущий булку», а выступавший в этом ДК с группой «Кино» Виктор Цой говорил о монументе: «Крепкий такой пищевичок».

По поводу карикатурности этой статуи существовало несколько версий, но ни одна из них не ставила под сомнение профессиональное мастерство скульптора Меркурова. А он создал большое количество монументов Ленина и Сталина, снимал посмертные гипсовые маски с них и других почивших деятелей советского государства, изваял несколько надгробий вождей у кремлёвской стены на Красной площади в Москве и множество памятников выдающимся деятелям российской культуры.

Кстати

Как говорят искусствоведы, эта типовая статуя Ленина по модели Меркурова предназначалась для установки на высоком постаменте, то есть пропорции фигуры при другом ракурсе были бы совершенно нормальными (известно, что скульптуры, предназначенные для «работы» на значительном расстоянии от зрителя, вблизи выглядят откровенно гротескными и уродливыми). А во дворе ДК пищевиков памятник поставили «на пень», то есть почти вровень с пешеходными дорожками. Впрочем, здесь высокий пьедестал изначально был совершенно невозможен, так что «трагическая ошибка» восприятия памятника оказалась неизбежна.

ДК пищевиков в 1938 году

К сожалению, отсутствует информация о том, как ДК пережил годы Великой Отечественной войны и блокады Ленинграда, что здесь тогда находилось. Во второй половине 40-х и в 50-е годы ХХ века он, видимо, функционировал в обычном для таких учреждений режиме, а вот позднее превратился в «очаг вольнодумства».

В 1960-е на первом этаже ДК пищевиков со стороны улицы Правды открылось кафе «Восток», давшее название образовавшемуся здесь и существующего до сих пор клуба бардовской песни. Тут выступали с концертами Владимир Высоцкий, Юрий Визбор, Евгений Клячкин, Александр Городницкий, Булат Окуджава, Юрий Кукин и многие другие.

Позднее на сцене ДК пищевиков обосновались и рок-музыканты — здесь «отметились» Виктор Цой и группа «Кино», Борис Гребенщиков и «Аквариум», Сергей Курёхин, тут проводились концерты памяти Александра Башлачёва и Джона Леннона.

В 1989 году здесь прошли конференции Ленинградского народного фронта, региональной организации анархистов и других политических объединений. Примерно в это же время возле ДК пищевиков снимает ряд сцен своего фильма «Бакенбарды» кинорежиссёр Юрий Мамин.

2005-й. Центральная часть здания после многолетнего запустения и пожара

Вся эта «вольница» на улице Правды закончилась в 1999-м, когда дом культуры закрыли, «приговорив» здание к капитальному ремонту. Таковой не начался, дом простоял заброшенным несколько лет, затем в 2005-м здесь случился грандиозный пожар, уничтоживший почти всё старинное строение.

Тогда же остатки здания за 4 миллиона 100 тысяч долларов США купило ЗАО «Международная Балтийская Инвестиционная компания». Общая площадь строения на тот момент составляла 4300 квадратных метров. В торгах участвовало девять компаний.

Работы по реконструкции объекта и превращения его в гостиницу начались через два года. Центральную часть здания полностью снесли из-за её аварийного состояния, построив на этом месте восьмиэтажный корпус с воссозданием исторического фасада.

Вестибюль эрмитажного отеля

Пятизвёздочный (по другим данным, четырёхзвёздочный) отель на 120 номеров открылся здесь в 2013-м. Единственный в России и мире он получил право на основании лицензионного договора использовать товарные знаки Государственного Эрмитажа.

«Мы не получаем и не собираемся получать никаких доходов от гостиницы», — сказал на её открытии директор главного российского музея Михаил Пиотровский, отметив, что отель будет местом жительства для друзей и гостей и друзей Эрмитажа, а также станет площадкой его конференций и других программ.

Одна из спален в номерах гостиницы на улице Правды

Несмотря на сообщения, что при оформлении интерьеров отеля дизайнеров консультировали сотрудники Эрмитажа, стилистика гостиницы более соответствует турецко-арабскому представлению о роскоши, чем европейскому в целом и петербургскому в частности. Здесь очень много непропорциональных колонн, обильно покрытых золотом завитушек и т.п.

Теперь всё это роскошество продаётся.

Игорь Теплов

Использованы фотоматериалы с сайта гостиницы «Эрмитаж» и портала citywalls.ru.

Поделиться ссылкой: