Перейти к содержимому
Главная страница Эксперты предупредили об опасности «ковидного мусора»

Эксперты предупредили об опасности «ковидного мусора»

Система утилизации медицинских отходов в российских регионах имеет целый ряд пробелов, считают эксперты. Причём, речь идёт не только об утилизации на уровне медицинских учреждений, но и о характере взаимодействия с такого рода мусора со стороны физических лиц. Ежедневной нормой стало ношение масок, при этом мало кого волнует, как обращаться с отработанным средством индивидуальной защиты.

Свалка медицинского мусора, к сожалению, не такая уж редкость

Объективно, использованные медицинские маски следует утилизировать согласно нормам, применимым к соответствующим классам медицинских отходов. Но регламент распространяется на медицинские учреждениям, для физических лиц соответствующих требований нет. При этом очевидно, что маска, которую носил заражённый человек, не должна попадать в обычную урну или вместе с домашними отходами отправляться в мусорный контейнер у дома.

«Это может быть не только ковид. Это может быть туберкулез, инфекционное заболевание. Он эту маску выбрасывает, и она становится источником потенциального заражения окружающих. Эти маски надо утилизировать, но это не регламентировано, — рассказал эксперт по проблеме обращения медицинских отходов Владимир Балашов. — Маски должны обеззараживаться и обезвреживаться, поскольку относятся к медицинской деятельности. Но СанПиН (свод санитарных норм), который определяет порядок обращения с отходами, распространяется именно на медицинские учреждения. Обычный человек, который снимает маску на улице и выбрасывает в обычную урну, юридически прав».

Ответственная гражданская позиция состоит в том, чтобы перед утилизацией обезвредить потенциально опасную (и в прямом смысле опасную, если болезнь подтверждена) маску. Действия несложные. Для обеззараживания можно использовать любой дезинфектант на основе хлорки, хлордез. Замачивание в этой субстанции убивает инфекцию: «Всю патогенность, которая содержится в масках, хлордез убьет. После чего можно слить хлордез и спокойно их выбросить. Не надо никуда специально ехать», — говорит Балашов. Интересно, много ли врачей упоминают о способах обращения с использованными медицинскими масками, посещая пациентов на дому или общаясь с ними на приёме в поликлинике?

Другая сторона вопроса — это обращение с медицинскими отходами со стороны медучреждений. Здесь тоже немало проблем. Во-первых, есть организации, где не соблюдают нормы. Во-вторых, само законодательство в сфере утилизации медицинского мусора имеет свою специфику. Помимо этого, операторы по обращению с отходами также не всегда ведут себя добросовестно. Эксперты говорят о необходимости ужесточить контроль за обращением с медицинскими отходами.

«Утилизация отходов происходит каждый день, и при недобросовестном подходе к вопросу наносится вред здоровью граждан. Например, в 2019 году в Карелии, в Петрозаводске, была пресечена деятельность предпринимателя, который сбрасывал медицинские отходы просто в мусорные контейнеры во дворах многоквартирных домов. Сколько вреда было нанесено здоровью жителей, осталось за скобками. Нарушителя наказали, но факт оказался фактом. Доступ к аукциону есть у лиц, которые элементарно не обладают необходимыми производственными мощностями для того, чтобы обезвредить медицинские отходы», — поделился мнением депутат муниципального образования «Гавань» в Петербурге Александр Григорьев.

В качестве положительного примера в Петербурге был назван Приморский район, где тендерная документация разработана таким образом, что у подрядных организаций отсутствует возможность утилизировать отходы небезопасно.

Но в принципе, система контроля организована сложно, в ней присутствует много нюансов. Есть нормы международного права, есть федеральный закон, который раскрывает, как следует обращаться с биологическими, медицинскими, радиоактивными отходами и особо опасными веществами. Врач-эпидемиолог Лидия Сопрун рассказала, что впервые в 1999 году был принят документ, который регламентировал обращение с медицинскими отходами. С 2010 санитарные правила стали достаточно хорошо регулировать данную деятельность. А недавно вышел новый нормативно-правовой документ, именно по регламентации обращения с медицинскими отходами, который действует с 1 марта 2021 года. При этом есть экологическое законодательство, есть санитарное законодательство, и все они по-разному регламентируют.

«Необходимы дополнительные законодательные рамки для регулирования деятельности по обращению с отходами в медицинских организациях», — говорит Лидия Сопрун.

«Законодательство на уровне медицинских отходов не гармонизировано. Оно размыто между несколькими федеральными законами, нормативными документами. Ключевой, СанПиН, который вступил в силу в 2021 году. Но все эти нормы прописаны на бумаге, а контроль за исполнением этих требованиями, и ответственность за неисполнение на сегодняшний день, к сожалению, недостаточная», — утверждает Владимир Балашов. Многочисленные факты недобросовестной утилизации свидетельствуют о том, что многие компании просто формально относятся к исполнению услуги.

Ежедневно в мире выбрасывают миллионы использованных медицинских масок

Есть вопиющие случаи нарушений со стороны предприятий по утилизации медицинских отходов. Громкая история имела место в Мурино, где под боком у жителей жгли опасные отходы без соблюдения норм безопасности. Компания «Мед-экология» травила людей ядовитыми выбросами в атмосферу со своего производства. «Использовались кустарные печки, производилось всё ночью, а находилось всё в достаточной близости к жилому массиву», — вспоминает Балашов. Разрешить ситуацию и прекратить работу предприятия помогла долгосрочная масштабная протестная компания со стороны местных жителей.

Эксперт отмечает, что сжигание — в СанПиНе это называется термический способ обезвреживания медицинских отходов — не монопольный способ утилизации медицинских отходов. На рынке, безусловно, присутствую печи, которые имеют экологическую экспертизу, обладают системами фильтрации, где сжигание происходит при температуре более 1200 градусов, для того, чтобы исключить выбросы диоксидов, тяжелых металлов. Этот способ имеет право на жизнь. Но после сжигания образуется зольный остаток. А это 4 класс опасности – опасный. Кремации подлежат патологоанатомические отходы, но жечь всё остальное не обязательно.

«Есть СВЧ, автоклавирование, воздействие водяным насыщенным паром. В этом случае возникают другие отходы. Эффективность достаточно высокая, на выходе возникают отходы более безопасного, 5 класса опасности, которые утилизируются путём захоронения на полигоне. Происходит изменение отходов без их уничтожения, возможно извлечение вторичного сырья, например, пластика», — обратил внимание Балашов.

Если подробнее остановиться на способах утилизации медицинских отходов, то в зависимости от их класса опасности, это химическая дезинфекция, сжигание с использованием инсинераторов (специальных печей), стерилизация водяным паром под давлением и при температуре более 100° с использование автоклавов, использование микроволн, стерилизация с помощью ионизирующего, радиоактивного или инфракрасного излучения.

А вот халатный сброс медицинских отходов на несанкционированные свалки или с нарушением предписаний, чреват большими проблемами. Если брать локальную историю с «ковидными» масками, то они могут заразить другие отходы и людей, которые с ними контактируют. Вообще, обращаться с масками, где был риск контакта с инфицированным, надо как с отходами класса «Б», то есть, сперва обеззаразить, а затем утилизировать на полигоне или уничтожить. В Китае, если верить данным Greenpeace, маски у населения собирают для предупреждения распространения инфекции. В ряде стан введены штрафы за выбрасывание масок на улице.

Но помимо ковида есть и другие заболевания. Медицинские отходы без должной утилизации создают большую угрозу для общества, говорят эксперты. Реальную опасность представляют где-то 15 процентов отходов, но и это немало.

Речь идёт об инфицированных перевязочных материалах, шприцах, заражённых биологических тканях и жидкостях, но не только. Опасны фармацевтические препараты и так называемые цитотоксические препараты. Это, в том числе, препараты для лечения рака, в составе которых есть мутагенные, тератогенные или канцерогенные вещества. Прямую угрозу несут радиотерапевтические материалы или радиоактивный диагностический материал.

Иногда для распространения инфекции не нужен прямой контакт. Заразу со свалок разносят птицы и крысы. Бомжи и бродяги, на свалках перебирают мусор в поисках вторсырья— макулатуры, алюминиевых банок и так далее — которое можно сдать. Контактируя с заражённым материалом, они становятся разносчиком заразы. Подсчитать ущерб здоровью от поджога свалок с опасным мусором, от загрязнения почвы и воды, практически невозможно.

Поделиться ссылкой: