Перейти к содержимому
Главная страница Донецкие добровольцы против иностранных наёмников

Донецкие добровольцы против иностранных наёмников

«Я под Мариуполем! Помогают чеченцы, они отчаянные парни. Работаем вместе!» – сквозь шум, помехи и звуки взрывов мне наконец-то дозвонился Марио. Марио – словацкий доброволец и антифашист, приехавший в Луганск в 2014 году защитить людей от украинских нацистов в погонах.

Короткий рассказ о его мотивах объясняет всё:

«До того, как отправиться в Донбасс, в Интернете смотрел видео из Одессы, где нацисты сожгли людей живьем, а украинский депутат Гончаренко снимал тело женщины на камеру и издевался – “ай, какая жирная негритянка”. Увидев это, я просто потерял покой. Позвонил другу, он решил, что тоже поедет, и мы поехали. Так вот было. Если бы не приехал, то на душе было бы так тяжело, что не пожелаешь никому. Я считаю, что долг настоящего мужчины – это защита людей от зла и восстановление справедливости. Я не увидел здесь войну. Это был геноцид русских. Я считаю, Украина поступила по отношению к вам бесчестно и подло. Украинские военные убивают мирных граждан, они убивают гражданских, а это уже не война.

Расскажу, как мы приехали к другу, ополченцу из бригады «Призрак». Тогда освобождались окрестности посёлка Петровский от боевиков карательного батальона “Айдар” (запрещён в России как экстремистская организация). Наш друг сам был из этих мест, скучал по своей семье. Когда подразделение зашло в пригород, он радостно пригласил нас: “Друзья, идёмте ко мне на кофе!”. Мы приехали, а его жена привязана к двери мёртвая – её зарезали. Отступая, бандеровцы расправились с ней и с другими родственниками ополченцев. Так я лично увидел изнанку украинского фашизма и его последствия».

Марио вступил в луганский батальон «Призрак» ополченцем. Первый бой принял, когда ВСУ устроили нападение из засады и обстрел колонны автобусов, которые эвакуировали детей из Луганска. Украинские боевики прекрасно видели, что на автобусах большими буквами было написано «ДЕТИ», но это не остановило. Тогда ополченцы отбились от атаки и автобусы благополучно поехали дальше. Марио вспоминает: «Задача была спасти детей любой ценой, обеспечить им безопасность, об этом только и думал. Потом уже думал: вот какими подлецами надо быть украинским диверсантам, чтобы напасть на автобусы? Ведь они своими глазами видели, кто там сидит? У них что, собственных детей никогда не было? В такие моменты моя ладонь превращалась в кулак…».

Марио получил несколько ранений, его спасли врачи города Красный Луч. После лечения и короткой реабилитации Марио уехал в Донецк и стал воевать в армии ДНР в самом горячем месте – на авдеевской промке. Он добровольно и сознательно отказался от сытой и благополучной жизни, зная, что его путь будет тяжёлым и назад дороги нет: «Чехия и Словакия – в Евросоюзе, а мы, донецкие добровольцы, стали личными врагами государства. Но сами словаки так не считают. У простых людей взгляды вполне пророссийские. Словаки – братский народ. Однако власть приняла закон, по которому нам грозят годы тюремного заключения. Я скажу так, нам нужно стать символами. Чтобы люди посмотрели – он был там, в Донбассе, это реальный человек. Хочешь убедить, нужно приводить факты. Нас никто не гнал, мы приехали свободно, мы так решили. Мы нормальные люди, будь мир, мы бы нигде не воевали, а работали бы. Я скажу так: Путину удалось нарушить планы геополитических врагов, потому что Украина и Запад реально собирались уничтожить Донбасс, а потом и Россию. А теперь, чем быстрее наступит победа русских, тем будет лучше для всех».

Эрван Кастель (позывной «Алавата») – французский доброволец, бывший офицер французской армии, снайпер интернациональной бригады «Пятнашка», который c января 2015 года воюет в рядах ополчения Донбасса

Такие же мотивы – защитить людей донецких республик от истребления Украиной –привели в ряды донецкого ополчения многих сербов и чехов, француза Эрвана Кастеля* и испанцев, людей многих национальностей, которые за свой счёт покупали себе форму и снаряжение, погибали безвестными, но оставались людьми высшей пробы – добровольцами на стороне справедливости. Сейчас те из них, кто остался в строю, принимают участие в освобождении территорий Донбасса от украинских оккупантов в рамках спецоперации союзных сил России и донецких республик.

На фоне наших отважных и идейных парней контрастно смотрятся иностранные наёмники, явившиеся на Украину с разными целями: кто убивать «на сафари», кто заработать, кто набить себе цену. Донецкие добровольцы и ополченцы встречали каждый такой типаж –литовских снайперов накрывали попаданием мины, хорватов отлавливали в полях, в окопах ВСУ находили польские документы, в ряды националистов охотно вливались неонацисты более 50 стран мира: США, Канады, Британии, ФРГ, Швеции и других. Против большинства из них открыты уголовные дела на родине.

Например, Федеральное бюро расследований и Минюст США расследовали участие семерых граждан США в военных преступлениях, совершённых ими против жителей Донбасса в составе боевых экстремистских групп «Правого сектора» (запрещён в России). Эти «добровольцы» похищали, пытали, а затем топили мирных жителей Донбасса. Несколько человек из числа обвиняемых непосредственно связаны с армией США. Один из находящихся под следствием американцев – Крейг Лэнг – убил нескольких людей и похоронил их в безымянных могилах. По данным Минюста США (видео, фотоматериалам, показаний американцев, воевавших вместе с Лэнгом), именно он был зачинщиком и исполнителем казней и пыток. В Америке его также обвиняют в убийстве супружеской пары во Флориде.

После серьёзных потерь на Яворовском полигоне в Львовской и базе наемников в Житомирской областях число наемников, мечтающих убивать русских на Украине, резко упало, а количество истерик резко возросло. Показательны крики бразильского наёмника Тиаго Росси: «Вместе со мной был спецназ со всего мира, со всей Европы, а теперь они все мертвы. Вы просто не можете себе представить, как самолёт стреляет по вам ракетами». Теперь от пункта сбора и подготовки наёмников остался кратер. Американец Генри Хофт поведал, что украинские власти пытались отправить их в Киев даже без оружия и боекомплекта: «Когда нас хотели отправить в Киев, мы отказались. Нам сказали, чтобы мы убирались, иначе нам начнут стрелять в спину». Швед Йеспер Седер заявил: «Они точно знали, куда бить, где наш склад оружия, где находится административное здание». И теперь ощипанные «дикие гуси» улетают на Запад, но часть самых оголтелых всё же останется и продолжит воевать с предсказуемым концом.

А как все бодро начиналось – и украинская пропаганда без устали бахвалилась, что десятки тысяч наемников из 16 стран усилят оборону Украины и непременно приведут к перелому ситуации. И «Французский легион» направляет свои штыки поддержать украинских вояк, и денег на наёмников бюджет не пожалеет. Интернет-ресурсы зазывали солдат удачи подписать выгодный контракт, суливший от одной до двух тысяч долларов в день плюс бонусы. Но по факту с оплатой услуг иностранных наёмников у Киева тоже не заладилось: «Нас выстроили в очередь и сказали, что пора подписывать контракт: зарплата составит семь тысяч гривен в месяц (это около 230 долларов) и, по сути, бессрочное пребывание в украинском иностранном легионе, то есть на всё время службы». Кабальные условия озадачили наёмников, которым были обещаны «златые горы за военный туризм». Столкнувшись с реальностью и гибелью своих подельников, лишь полсотни из более двухсот прибывших на Украину «солдат удачи», размещавшихся на яворовском полигоне, решили остаться воевать, остальные с приключениями добрались до польской границы и в безопасности начали выкладывать грустные сторис о незадавшейся карьере.

После российского удара по учебному центру некоторые страны запретили своим гражданам отправляться воевать на Украину и предупредили об ответственности по возвращению домой. Например, во Франции рассказали, что часть наёмников вообще не доберётся до линии фронта по разным причинам: известны случаи, когда приехавших «иностранных добровольцев» находили убитыми возле районов боевых действий.

Прилетает возмездие и возле Донецка. Как рассказали спикеры армии ДНР, в ходе освобождения окрестностей Марьинки от украинских боевиков был уничтожен опорный пункт первого батальона 54-й бригады ВСУ. Среди погибших боевиков оказались и зарубежные наёмники. Их удалось идентифицировать по документам на телах. Это были американцы: капитан Майкл Хавкер, лейтенант Логан Шрум и лейтенант Круз Тоблин. По данным разведки ДНР, они приехали на Украину ещё в 2018 году, натаскивали украинских вояк и воевали сами. На украинском опорнике обнаружили иностранное вооружение: гранатомёты NLAW, SMAW, РЛС AN/TPQ-48, личные вещи американцев.

Ставка Киева на то, что «заграница нам поможет», пока дала обратный от ожидаемого эффект. А набор пусть опытных, но разрозненных групп военных авантюристов не способен серьёзно изменить ситуацию.

Разница между ними и донецкими иностранными добровольцами просто огромна. Наёмники хотят зарабатывать в боях, а не погибать. Их мотивация проседает без идеи. А наши добровольцы за восемь лет войны против Украины в донецких окопах научились всему: выживать под жуткими обстрелами, не получать гонорары, иногда голодать и испытывать жажду, мёрзнуть зимой и перегреваться летом, воевать по старинке – без крутого снаряжения и супероружия, жертвовать собой ради других. И стать частью русского боевого братства, найти второй дом в краю степей и терриконов. Такой тяжёлый опыт бесценен, и вряд ли они на него рассчитывали, приходя защищать людей Донбасса от украинской агрессии. Наши добровольцы не будут разбегаться по кустам – это не в их принципах и не в их характере после всего пережитого. Остались самые стойкие, мужественные и уверенные в своей правоте. Такие, как Марио, и многие другие добровольцы. О том, как закалялась сталь в горниле донбасских событий каждый из них потом напишет свою книгу.

Марина Харькова, собственный корреспондент «Родины на Неве» в Донецкой народной республике

Примечание редакции:

* Эрван Кастель (позывной «Алавата») – французский доброволец, снайпер интернациональной бригады «Пятнашка», который c января 2015 года воюет в рядах ополчения Донбасса. Все эти годы бывший офицер французской армии, снайпер экстра-класса, проводит большую часть своего времени на передовой. Он и поселился фактически на фронте – в обстреливаемом посёлке Октябрьский, возле разрушенного аэропорта, чтобы во время редких увольнительных быть поближе к страдающим от обстрелов людям, которых он приехал защищать.

«Когда всё началось, я находился во французской Гвиане и внимательно следил за мировыми геополитическими событиями. К решительным действиям меня подтолкнули события в Одессе и бомбардировка Луганска. Я уже тогда понимал, что западные СМИ показывали украинский кризис в отношении Донбасса предвзято, это была пропаганда, элемент информационной войны», – говорит Кастель.

Поделиться ссылкой: