Перейти к содержимому
Главная страница Донецк: когда война на пороге

Донецк: когда война на пороге

Обстановка в Донецке после событий в Харьковской области тревожная как никогда. Украинские боевики усилили давление по всей линии фронта.

Ненависть к врагу в ДНР и ЛНР зашкаливает, личных мотивов накопилось много и пассионарность не вытравлена

Чтобы пресечь попытки прорывов, которые ВСУ предпринимали неоднократно в разных местах, наши артиллеристы бьют всеми калибрами. Вертолёты российских ВКС с предельно низких высот отрабатывают по врагу с кабрирования. Длинные, узкие и быстрые «аллигаторы» и пузатенькие Ми-8 проходят настолько близко, что кажется, будто они могут влететь в окно, при этом чётко видны и особенности окраски, и даже силуэт бойца с оружием в проёме.

В такие моменты постоянно думаешь о пилотах. Нам, дончанам, так ждавших российских авиаторов долгие восемь лет, видеть их постоянно – успокоительно и радостно, значит, не будет «укропам» покоя, значит, они будут бояться и прятаться. Иногда даже пытаешься себе представить, как на рассвете российские пилоты и штурманы собираются, изучают маршруты и цели, обмениваются данными с командой эвакуации в случае непредвиденных обстоятельств.

«Хищники» и «пузатики» не просто летают вместе – это новая тактика по страховке и спасению экипажей. Каждый вылет представляет опасность, так как украинские боевики и наёмники просто перенасыщены ПЗРК. В то же время у наших подразделений тех же средств не хватает, а украинские самолёты начали борзеть и бомбить позиции союзных сил. Недавно это происходило на красногоровском направлении на западе Донецка, а позавчера – у Северска. Появление украинской тактической авиации, которую шапкозакидательские эксперты называли полностью уничтоженной, не сулит ничего хорошего.

Небо гудит звуками войны, боестолкновения на окраинах города идут ожесточённые и интенсивные. Когда стрелкотня звучит совсем рядом, с трудом удерживаешься от беспокойства на тему «что происходит и что делать?». По темпу и паузам гадаешь – это ловят диверсантов, чьи наглые вылазки за линию фронта участились в последние дни, или уже начались ближние бои и купируется какой-нибудь прорыв?

В памяти всплывает тяжелый эпизод из августа 2014 года, когда ночью позвонили бойцы и сказали уезжать из города, так как у них есть приказ об отходе из Донецка. Состояние растерянности и шока, внутренний протест и гнев длились больше часа. Потом был отбой и новое решение оборонять город до конца, которое приняли командиры ополчения. Но ту ситуацию невольно примеряешь к сегодняшней, потому что с тех пор линия фронта мало изменилась, и ВСУ продолжают нависать своей армадой.

Многие дончане понимают, что произойдёт в случае прорыва противника, и поэтому очень болезненно и нервно отреагировали на тот террор и беспредел, что украинские нацисты устроили на вновь захваченных ими территориях. Пытки, расстрелы, расправы, унижения, охота на нелояльных и пропажа целых семей. В Донецке же большинство населения давно воюет против Украины и однозначно поддерживает свою армию и Россию: более желанных целей для уничтожения украинским боевикам трудно представить. При этом ненависть к врагу у нашей стороны зашкаливает, личных мотивов накопилось много и пассионарность не вытравлена.

Военные оценивают вероятность контрнаступления ВСУ в ДНР с западного, в частности, угледарского направления, как высокую. Там сейчас накопилось от 8 до 10 тысяч украинских боевиков. Среди них обнаружены наёмники, разговаривающие по открытой радиосвязи на польском и французском языках. Попытки прорвать нашу оборону на западном фронте ВСУ предпринимали не раз и продолжают это делать. Местные жители пгт Великоновосёловка, расположенной возле Угледара, рассказали, что в их район прибыло много украинских вояк и техники – танков и бронемашин. «Столько украинских солдат у нас не было за все восемь лет, они стянулись в последние дни, а техника продолжает подходить», – отмечают люди.

«Укропы» накапливают силы для броска не только там, но и возле Авдеевки и Марьинки. Это подтверждает большое количество разведывательных беспилотников, которыми буквально кишат прифронтовые территории.

Будет ли удар на донецком направлении основным или отвлекающим от других атак, пока не понятно. Есть ли готовность отбиться, несмотря на пятикратный перевес противника? Меры по усилению приняты. Настроение и боевая злость «дать по зубам» ненавистным «укропам» – у всех. Также донецкие бойцы отмечают, что вылазки диверсионно-разведывательных групп с целью захвата «языков» стали постоянными. Недавно на северо-западе от Донецка, к окопам, занятым нашими силами у села Первомайское, подошли украинские диверсанты и захватили в плен бойца. Второго бойца, которого тоже пытались утащить, удалось отбить после стрелкового боя. В ходе перестрелки он получил ранение, но избежал страшной участи. Сами украинские боевики бахвалятся в украинских СМИ, что в качестве пленных донецкие и луганские для них «ценности не представляют, поэтому от них избавляются, а вот на россиян можно выменять своих легко».

Аналогичные набеги украинских диверсантов происходят и на западе от Донецка, и на горловском фронте, хотя ещё два месяца назад украинцы старались не высовываться из укрытий, не имели преимущества, не владели инициативой и сидели хоть и в грамотной, но обороне. Там, где они отходили, оставались лишь мёртвые поля. Тела погибших украинских вояк остаются лежать. Некоторые уже мумифицировались, высохнув от жары. Мало того, что украинцы бросили своих, они ещё и мешают похоронным командам – то простреливая эти мёртвые поля, то минируя и тела своих же солдат, и местность при отходе. В таких обстоятельствах никто не собирается рисковать своей жизнью, и только стаи ворон слетаются в места неупокоенных душ.

Факт в том, что потери у ВСУ возле Донецка серьёзные, но на ожесточённости сопротивления это сказывается недостаточно. Кроме тревожности происходящего у Донецка, беспокоит и ситуация с несколькими населёнными пунктами Донецкой области, которые были ранее освобождены от украинской оккупации, а теперь враг туда вернулся. Это касается города Святогорска и села Богородичное. Их жители перестали выходить на связь. А украинские вояки выкладывают из Святогорска свои фото у местной администрации и стелы с названием. Власти ДНР расплывчато поясняют, что «сейчас в полной мере ни мы, ни противник не контролируем Святогорск».

Судя по всему, украинцам удалось форсировать Северский Донец, а значит, бои вновь начнутся на его левом берегу, контроль над которым был с таким трудом, кровью и потом достигнут союзными силами. 14 сентября офицер народной милиции ЛНР Андрей Марочко сказал, что «линия соприкосновения приближается к границам ЛНР», а как известно, Луганская республика была освобождена ещё 3 июля. Снова идут бои в Белогоровке, это ЛНР, и происходящее не вызывает никакого оптимизма у дончан. Продолжаются жестокие обстрелы городов республики, нет воды, перебои со светом и связью, осень и зима будут длинными, холодными и страшными.

Возникает ощущение плохого дежа вю. Когда украинские вояки захватили посёлки Гладосово, Травневое и Чигири на горловском направлении в 2017 году, применив тактику «жабьих прыжков», официальные спикеры республики, делая покер-фейс, объяснили происходящее тем, что это было «оставление позиций в связи с их неудобным расположением» и «планом по заманиванию противника в гладосовский котёл». Весьма циничная версия, которая только раздраконила людей, а не успокоила. В итоге, из Гладосово ВСУ вытеснили только спустя пять лет, в 2022 году, и только благодаря тому, что началась спецоперация.

Так и сейчас, когда после провала на харьковском направлении ситуация деградировала, началось жонглирование словами вместо того, чтобы открыто признать правду. В страшном сне не могло привидеться, что спустя почти семь месяцев после начала СВО «укропы не просто контратакуют, а забирают тысячи квадратных километров, с таким трудом у них отвоеванных. Ясно, что война будет долгой и предыдущие восемь лет жизни в зоне постоянных боевых действий – это не предел. Но радует, что теперь Россия однозначно и открыто встала за Донбасс. По нашим трассам чередой идут грузовики с буквой Z. На некоторых бортах белой краской выведены регионы, откуда бойцы едут на помощь Донбассу: «Привет из Башкортостана», «Мы из Алании», «Саратов, вперёд!». В такие моменты ощущаешь гордость и единство, а уровень тревожности снижается.

Наши люди всегда были ментально чужие для украинцев и отрыв от Украины был предопределён исторически. Поэтому дончане весьма равнодушно отреагировали на новости о коротком блэкауте на Украине. Большинство новостей оттуда воспринимаются как происходящее в другом конце галактики.

Когда российские ракеты ударили по станциям, не возникло даже короткого злорадства. Скорее, констатация положения – подумаешь, посидели пару часов без света. А если сутками, неделями, месяцами, как это происходит с жителями республик исключительно по вине украинцев и их армии и правительства? Сразу после удара на Украине ненадолго прервалось движение в метро и железнодорожное сообщение. Ну и что? Мы восемь лет никуда не ездим, а если ездим, то только на автобусах. В Полтаве загорелись пустые троллейбусы? Ну и что? Ваши украинские вояки бьют снарядами по нашим троллейбусам, и они сгорают вместе с людьми.

Нанесены удары по Харьковской и Кременчугской ТЭС? Этого мало и это был всего лишь разовый и демонстративный удар. Энергосистему ЛДНР украинские боевики прицельно уничтожают уже восемь лет подряд, поэтому небольшой и неопасный прилетевший бумеранг – слабая компенсация виновникам войны. Проблема в другом. Блэкаут в масштабах нескольких украинских областей устранили оперативно, а акция по отключению Украины от света не получила продолжения. Транспортные и энергетические вены противника остаются жизнеспособными и продолжают питать военный организм. Целыми остаются железные дороги и вышки связи, мосты и переправы, электроподстанции и водоканалы.

Есть и опасность от такого «комариного укуса». Моментально оправившись от удара, украинские власти и энергетики теперь смогут подготовиться к новым ударам, отладить механизм восстановления и переключения сетей, а значит, следующие такие акции не станут катастрофой. «Мы ещё даже не начинали», – сказал президент Владимир Путин. Так, может, пора начать, пока не стало поздно?

Марина Харькова, собственный корреспондент «Родины на Неве» в Донецкой народной республике

Поделиться ссылкой:

Новости СМИ2