Перейти к содержимому
Главная страница Донбасс вызывает огонь на себя

Донбасс вызывает огонь на себя

Хроника первого дня войны

Люди в донецких республиках страстно ждали возмездия украинской армии, режиму и пропагандистам за все те жертвы, страдания и издёвки, которые происходили долгие восемь лет на нашей земле. За женщин, растерзанных авианалетами у здания Луганской администрации, за разорванных минами молодых красивых женщин с детьми в Горловке и Донецке, Луганске и Шахтёрске, за двести убитых донбасских детей, самому младшему из которых было всего десять месяцев, за сотни искалеченных малышей, оставшихся инвалидами от украинских обстрелов, за десятки тысяч жизней наших женщин и стариков, молодых парней-бойцов и отцов.

За то глумление над нашими людьми, которое стало основой существования свидомой части украинской нации, свысока плюющей на наше горе. Им было смешно и забавно, когда наши дети неделями прятались по подвалам, а бабушки жили в сырых бомбоубежищах, потому что их дома были сожжены. Свидомиты кричали о «самообстрелах сепаров и российско-террористических войск», призывали жечь «вату и колорадов», обещали повторить «шашлык в одесском Доме профсоюзов». А теперь весь этот змеиный клубок шипит и извивается, у него ещё не вырваны зубы, но хвост отдавлен. Даже в самых смелых мечтах мы не представляли, что операция по принуждению Украины к миру будет настолько масштабной и эффектной тогда, когда за дело взялись настоящие профессионалы – российская армия.

Паника, бегство, очереди на заправках и в банках, гул сирен в Киеве теперь – это эхо тревожных сирен, звучащих недавно в Донецке и Луганске перед атаками ВСУ. Мы не злорадствуем, мы наблюдаем. А по поводу пепелищ украинской техники, военных аэродромов и останков их флота, хвалёных «байрактаров», превращённых в труху прямо в местах хранения, говорим лишь легендарную фразу Маэстро из фильма «В бой идут одни старики»: «Развалинами рейхстага удовлетворены!». Впереди будет много всего, и радость побед, и горечь утрат, но сегодня мы, дончане, и здравые украинцы с той стороны, не стрелявшие в русских братьев, приветствуем и поддерживаем решение президента Владимира Путина по наведению мира и порядка. Россия пришла на войну, и мало противнику не показалось. Несмотря на то, что донецкие республики находятся в боевой обстановке постоянно, первые дни новой войны сильно отличались от того, что было в 2014-м году и об этом стоит рассказать подробнее.

Накануне, 23 февраля, я поздравляла наших бойцов с праздником возле расположения части. На улицах Донецка мужчин было около нуля. Мобилизованные мужчины ушли на фронт. Небо рокотало близкой канонадой. Женщины напряжённо смотрели на горизонт и спешили дальше. Машин в городе было очень мало. Возле военных частей стояли небольшие группы наших военных, готовясь к переброске на крытых «Камазах» и «Уралах». Они собирались выдвинуться на юг. Все были в радостно-тревожном возбуждении:

— Разведка донесла, два танковых бататальона ВСУ на Карловке стоят в боеготовности, — слушаю диалог.

— Как? Не драпанули ещё? Зря, зря — смеются.

Подхожу к своим, они шутят «Маринка, не пропусти артподготовку». Спрашиваю, чего и когда ещё ждать?

— Вот смотри на мою ногу в берце, воот так занесу её и уверенно перейду на оккупированные Украиной территории, дойду до дома, обниму, наконец, мать. Понимаешь?

Я погрустнела и подумала, что, наверное, опять сорвётся и ничего не будет. Обняла наших и прочитала срочные сообщения друзей из ЛНР. Они рассказали, что по, их данным, во дворах СБУ и полиции Северодонецка и Лисичанска пылают костры из документов, а украинские силовики на низком старте – готовятся к бегству.

Вечером события понеслись галопом. Сначала в Донецке легла мобильная связь. Включились системы РЭБ, чтобы замаскировать час Икс, это был первый фактор начала. Потом перед рассветом начался огненный вал. Стены ходили ходуном, куски потолка валились сверху, звуки за окном срывались то в реактивный свист, то резкие бахи гаубиц. Развернулась артподготовка. Впоследствии наши артиллеристы объяснили происходящее: «Постоянно ведём прицельный и беспокоящий огонь по противнику. С разных точек и перемещаясь. Украинские вояки не должны головы поднять. Кроме нанесения ударов, есть цель вызвать панику врага, не дать перегруппироваться и организованно отступать с техникой в тыл. У нас сейчас большой расход боекомплектов всех артсредств».

Сна не было ни в одном глазу, к тому же враг, чьи огневые точки не были подавлены, опять открыл огонь. Но в этот раз не так интенсивно, как раньше, потому что дезориентация в рядах противника уже началась. А потом хлынула информация о происходящем на всей Украине. События менялись, как в бешеном калейдоскопе, темп нарастал, мозг отказывался верить, что это – на самом деле. Казалось, будто ты переместилась в параллельную реальность и вот-вот опять выпадешь в ту, где нашим нельзя отвечать на огонь ВСУ, чтобы не провоцировать, где «минские безальтернативны», а мысли и эмоции вязнут в паутине безнадёги. Первые же донесения с нашего донецко-луганского фронта, при всей их обрывочности, показали, что инициатива противником утеряна, ВСУ не переходят в атаки или прорывы, как до этого.

Телевизор и СМИ не успевали угнаться за происходящим и несли сюжеты, отстававшие от реальности. Тем временем в донецких республиках началась операция «Z». В тылах ВСУ ракетами были уничтожены склады с боекомплектами и аэродромы. Например, в Краматорске, городе Донецкой области, временно подконтрольном Украине, военный аэропорт вспыхнул огнями пожаром. Местные жители рассказали мне, что там минимум два самолета взорвались, горела взлетка и склады. А утром была накрыта располага вояк у горы Карачун. С этой горы ВСУ обстреливали мирный Краматорск и ополчение в 2015 году, а в аэропорту после отхода ополчения был создан настоящий концлагерь, где массово пытали и убивали наших пленных ополченцев и гражданских людей, сочувствующих республиканцам.

Пока горели базы ВСУ, бойцы ДНР начали отвлекать на себя силы самой большой украинской группировки, чтобы они никуда не рыпались. Ещё одна цель заключалась в том, чтобы отодвинуть ВСУ от границ городов и прекратить артналёты. Накат пошёл на южных флангах ДНР, пока в ЛНР бились за посёлок Счастье и станицу Луганскую. На 18 часов продолжались бои за Волноваху, где частично был разрушен украинский укрепрайон и несколько позиций ВСУ, которые дымились.

Чтобы не нести сильных потерь от прямых столкновений, республиканцы шли по черте посёлков в обход города. Возле Петровского начались переходы украинских солдат в плен. Как рассказали наши спецназовцы, проблемы при зачистке определённых территорий были в том, что многие вояки и нацики скидывали оружие, переодевались в гражданскую одежду и пытались слиться с местным населением. Тем временем в Донецке велись поиски вражеских диверсантов, которые занимались минированием. Ближе к ночи стало известно о поражении нескольких украинских боевых машин пехоты (БМП), кучковавшихся недалеко от посёлка Абакумово на западе Донецка. А на южных флагах с приходом ночи процессы замедлились.

Как сказал мне офицер народной милиции ДНР, «сейчас ВСУ скованы на Донбассе. Они не отвлекаются и не перебрасываются в другие районы, где идёт спецоперация. Фактически, в случае успеха наших совместных действий, речь пойдёт о попадании ВСУ в один огромный котёл на Донбассе. Уже сейчас у ВСУ нарушена логистика и подвоз боекомплектов, вояки лишаются маневра, по ним ведётся серьёзный артогонь. Пока всё планово и нельзя пороть горячку». Таким образом донецкие республики, по большому счёту, вызывают огонь на себя, чтобы обеспечить успех операции «Z».

Марина Харькова, собкор «Родины на Неве» в Донецкой народной республике

Поделиться ссылкой: