Перейти к содержимому
Главная страница Дом «сахарного короля» на Васильевском: сладкая жизнь?

Дом «сахарного короля» на Васильевском: сладкая жизнь?

Доходный дом Леопольда Кёнига на углу 4-й линии и Большого проспекта Васильевского острова недавно признан объектом культурного наследия. Именно здесь расположен магический «двор духов». Это они попросили об охранном статусе?

Всего в этом доме два внутренних двора и десять световых колодцев

Наряду ещё с несколькими старинными постройками на Васильевском острове дом Кёнига, расположенный по адресу 4-я линия, 5а, включён в единый государственный реестр в качестве объекта культурного наследия регионального значения во второй половине июля нынешнего года.

«Архитектурно-художественное решение лицевых фасадов сохранилось с незначительными утратами и изменениями. Во внутренней структуре здания сохранилась комплексная историческая отделка парадных лестничных объёмов», — сообщает официальный релиз петербургского комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры.

Дом сооружён в 1877-1878 годах по заказу едва ли не самого крупного сахарозаводчика России Леопольда Кёнига, купившего для этого то ли два то ли три земельных участка с прежними постройками (в основном деревянными). Они примыкали к уже принадлежавшему этому семейству зданию (нынешний адрес — 4-я линия Васильевского острова, 7). Вообще в разное время Кёнигам принадлежало в столице немало «объектов недвижимости».

Кстати

В доме, занимавшем угловой участок, служащий Переводческой экспедиции Академии наук Фёдор Галченков в 1783 году открыл одну из первых в империи частных типографий. Здесь печатались «Всемирная история», «Краткое руководство к математической географии и к познанию небесного шара», а также другие учебники и книги, которые продавались в расположенной здесь же лавке. В 1840-1841 годах тут находилась редакция довольно популярной «Художественной газеты», выходившей один раз в две недели. Издание публиковало статьи о русском и мировом изобразительном искусстве (Академия художеств и поныне расположена неподалёку, так что в доме снимали квартиры видные живописцы и архитекторы).

Архитектор Рахау спроектировал дом в стиле историзма (эклектики)

Легенда гласит, что Кёниг устроил что-то наподобие конкурса проектов своего нового доходного дома, в котором приняли участие Виктор Шрётер и Карл Рахау (немцы по происхождению, много работавшие по заказам представителей петербургской немецкой общины), а также Николай Трусов, уже построивший к этому времени несколько домов и производственных зданий по заказу «сахарного короля».

Победителем был признан проект Рахау, а двое других участников получили за труды по 500 рублей. Впрочем, вполне возможно, что их разработки были использованы при строительстве других доходных домов и вилл Кёнига.

Архитектор Рахау уже фигурировал в материале «Родины на Неве», посвящённом фонтану «Рождение Афродиты» в саду на Лиговском проспекте и фабрикантах Сан-Галли. Итак, справочная информация.

Карл Карлович Рахау (1830-1880), архитектор, академик и член Совета Императорской академии художеств, которую окончил в 1857-м по классу Константина Тона (автор проекта Храма Христа Спасителя в Москве) с большой золотой медалью. Преподаватель и профессор петербургского Строительного училища (позднее преобразованного в Институт гражданских инженеров). Служил в Техническо-строительном комитете Министерства внутренних дел Российской империи, в строительном отделении Санкт-Петербургского губернского правления, состоял старшим городским архитектором и членом строительного комитета Ведомства учреждений императрицы Марии Фёдоровны. Спроектировал в Петербурге особняк, доходный дом и производственные здания завода Сан-Галли, особняк Мейера на Английской набережной, фонари у Александровской колонны на Дворцовой площади и ограду Литейного моста, его авторству принадлежит несколько сооружений в Москве, Крыму, Ессентуках, Житомире и др.

Карл Рахау — автор рисунка ограды Литейного моста

Работал архитектор в популярном во второй половине XIX века стиле историзма (эклектики), то есть сочетал в оформлении своих построек приёмы различных эпох. Фасады дома Кёнига на углу 4-й линии и Большого проспекта Васильевского острова решены им с использованием «классицистических форм “стиля Людовика XV” с отдельными элементами барокко (настенные и угловые эркеры, рустованные пилястры и лучковые фронтоны)».

В информационном сообщении КГИОП о включении дома в реестр памятников регионального значения отмечается:

«Интересна задуманная автором объёмно-планировочная структура доходного дома, занимающего три исторических участка, имеющего два внутренних двора, десять световых колодцев и десять лестниц».

Один из световых колодцев дома Кёнига известен в Петербурге как «двор духов». Якобы тут обитают некие мистические существа, которые защищают жителей города от сил зла. Попасть сюда не просто, но возможно. Другие световые колодцы в этом доме вообще недоступны. Считается, что в этом жутковатом дворе, куда выходят окна кухонь и других служебных помещений, можно загадать доброе желание, для чего посмотреть вверх на маленький кусочек неба, мысленно обратиться к духам, и оно непременно сбудется.

“Двор духов” в доме Кёнига. Срочно загадывайте доброе желание

Среди известных жильцов этого дома упомянем физиолога Ивана Михайловича Сеченова, который снимал здесь квартиру вскоре после постройки здания (тогда учёный работал в Санкт-Петербургском университете, только что опубликовав своё исследование «Элементы мысли» в духе материалистической психологии). В 1905-1906 годах в доме Кёнига жил художник Николай Константинович Рерих, в гостях у которого здесь часто бывал другой великий живописец Михаил Александрович Врубель.

Но отдельного рассказа, несомненно, заслуживает уникальная биография хозяина этого дома.

Леопольд Егорович (Георг Леопольд) Кёниг (1821-1903) родился в Санкт-Петербурге в семье булочника, который, будучи третьим сыном владельца небольшой мельницы близ Эрфурта, не мог претендовать на какое-то наследство. В 1812 году он прибыл попытать счастья на берега Невы. В 1817-м он открыл собственное дело (пекарня, мучной склад, булочная) на Васильевском острове, где семейство и поселилось. Но в 1837-м пожар уничтожил практически все её имущество. Леопольд  окончил к этому моменту английский пансион Гирста, мечтал стать архитектором, но из-за сложившихся обстоятельств ему пришлось заняться бизнесом, причём по сути дела с нуля.

Леопольд Кёниг на склоне лет

Способный юноша поступил на работу на сахарный завод Карла Папмеля и скоро стал первым помощником хозяина. Затем стал главным мастером на аналогичном, но более крупном предприятии купца Прокофия Пономарева. В 1848 году он взял в кредит у представителей петербургской немецкой общины 27 тысяч рублей и купил первый собственный завод (один из самых мелких среди 28 сахарных предприятий столицы Российской империи). После проведённой Кёнигом реорганизации завод почти удвоил выпуск продукции.

Кстати

В первой половине XIX века именно производство сахара было едва ли не самой прибыльной сферой бизнеса в Петербурге. Этому способствовали два обстоятельства. Во-первых, колоссальный рост спроса на этот продукт, который активно вытеснял в привычном рационе россиянина традиционный подсластитель мёд. Во-вторых, сахар тогда изготавливался только из тростника, который морем поставлялся из-за океана, то есть в основном через порт столицы Российской империи.

Затем Кёниг продал свой первый завод и взял в аренду более крупный. Для изучения новых технологий сахароварения (паровая система вместо огневой) он отправился в Гамбург, где устроился на передовое предприятие отрасли простым рабочим. По возвращении в Петербург он приобрёл сахарный завод в Екатерингофе и полностью его модернизировал под новую технологию к 1857 году. В 1862-м Кёниг приобретает за 375 тысяч рублей располагавшийся на берегу Большой Невки сахарный завод, на котором было занято 500 человек.

С появлением технологии производства сахара из свёклы, то есть местного сырья, в 1870-х годах Кёниг приобретает угодья в Харьковской губернии, которые постепенно достигают 40 тысяч десятин. Там же созданы два сахарных завода и один рафинадный. Пахотные земли поставляли сырьё для них, а лесные угодья — специально созданному паркетному производству.

Вилла Кёнига в Бонне, ставшая резиденцией президента ФРГ

Место сахарного тростника в обороте петербургского порта постепенно занимает поставляемый из Америки хлопок. И Кёниг преобразует свой сахарный завод в Екатерингофе в бумагопрядильную фабрику.

К началу XX века годовой оборот предприятий Кёнига составлял 40 миллионов рублей. В частности, на их долю приходилась почти 1/10 всего рафинада, производимого в России. В Шаровке (около 60 километров от Харькова) он построил виллу, дом и часть огромного парка сохранились до наших дней. В Петербурге он владел шестью домами. Кроме того, «сахарный король» часто живал в Германии. В Бонне им была построена вилла, которую в конце 1880-х Кёниг продал промышленнику Рудольфу Хаммершмидту. В 1950 году импозантный особняк стал официальной резиденцией президента ФРГ (остаётся в этом качестве и после переезда органов власти объединённой Германии в Берлин — как запасной офис главы государства).

Газетное извещение о кончине Леопольда Кёнига

Леопольд Кёниг скончался в 1903 году в Санкт-Петербурге, похоронен на Волковском лютеранском кладбище (могила сохранилась).

Надгробие Кёнига на Волковском лютеранском кладбище в Санкт-Петербурге

Его бизнес достался пятерым сыновьям, которые организовали товарищество «Л.Е. Кениг — наследники» (более десятка свеклосахарных, сахарорафинадных, винокуренных, кирпичных, лесоперерабатывающих, конских заводов и мельниц). В 1913 году общее число занятых на этих предприятиях превышало 20 тысяч человек. В 1918-м все они были национализированы, а многочисленное семейство Кёнигов покинуло Россию. Финал истории. Занавес.

Игорь Теплов

Использованы фотографии с сайтов КГИОП и www.citywalls.ru

Поделиться ссылкой:

Новости СМИ2