Перейти к содержимому
Главная страница Дом-призрак в Большом Казачьем

Дом-призрак в Большом Казачьем

На днях на торги выставлены руины дома Киселёва в Большом Казачьем переулке, 10. Инвесторам опять предлагается их купить для размещения гостиницы. Здание заброшено уже четверть века. При этом его история — сплошная тайна, покрытая мраком.

На фото середины 1990-х старый дом выглядит вполне идиллически

Сайт Российского аукционного дома информирует, что в середине июня текущего года состоятся торги по продаже здания, расположенного в Петербурге в Большом Казачьем переулке, 10а. Площадь сооружения — почти 4000 м2, земельного участка — 1430 м2. Начальная цена — 213,7 миллиона рублей, шаг её изменения — 10,7 миллиона рублей, задаток — 42,7 миллиона рублей, кадастровая стоимость — 12,9 миллиона рублей. Отмечается, что восьмиэтажный (по фасаду — пятиэтажный) дом нежилой, построен (введён в эксплуатацию) в 1906 году, вид разрешённого использования — размещение гостиницы. Охранного статуса объект не имеет.

Кстати,

Вся эта «объективка» вряд ли кого-то (кроме потенциальных покупателей) заинтересует, если не сказать, что дом заброшен уже четверть века, в нём почти полностью разрушены межэтажные перекрытия, крыши и мансардного этажа тоже практически нет, то есть остались только капитальные стены, которые ещё надо проверять, насколько они крепки. То есть здание «убито» по полной программе.

Вид на заброшенный дом со стороны примыкающего к нему сквера

Коротко история дома за последнюю четверть века выглядит так. В 1996 году распоряжением мэра Санкт-Петербурга предполагалось провести конкурс по нескольким объектам, включая здание в Большом Казачьем переулке, 10, на предмет их преобразования в гостиницы. Инвестору предстояло расселить из дома за свой счёт 12 семей и выплатить в городской бюджет 400 тысяч долларов США.

В 1999 году уже губернатор Северной столицы России в своём распоряжении излагал необходимость расселения из дома девять семей, для чего инвестор должен был приобрести и передать городу именно столько однокомнатных квартир.

В 2000 году в качестве инвестора для дома в Большом Казачьем тендерная комиссия выбрала общество с ограниченной ответственностью «Вега». Предполагалось, что оно реконструирует здание для размещения гостиницы к августу 2005-го, затем срок продлили до августа 2007-го, а потом — до сентября 2009-го.

Только в 2008-м «Вега» передала в Госстройнадзор проект «реконструкции здания под размещение нежилых и жилых помещений с заменой одноэтажной мансарды на двухэтажную», разработанный ЛенжилНИИпроектом, но документация была отправлена на доработку.

Разрешение на проведение строительных работ, наконец, было выдано в 2010-м, но они в Большом Казачьем, 10 так и не начались. В 2013-м инвестиционный договор с «Вегой» город расторг. В 2016-м дом попал в перечень объектов недвижимости, предназначенных для создания трёхзвёздочных гостиниц «с использованием механизма концессии». В результате никаких подвижек не произошло, кроме обрушения в здании крыши (2017).

Кстати,

В 2020-м Смольный опять прорабатывал вопрос «по вовлечению здания в хозяйственный оборот путём привлечения инвесторов». Тоже, видимо, ничего не получилось. И вот теперь руины в Большом Казачьем выставлены на торги.

Так выглядит заброшенный дом Киселёва на карте квартала

Понятно, что в советское время дом представлял собой средоточие коммунальных квартир. Правда, судя по всему не очень многокомнатных, поскольку здание изначально явно не предназначалось для сдачи внаём богатым петербуржцам, как, впрочем, и другие «объекты недвижимости» того же владельца.

О Григории Фёдоровиче Киселёве информации имеется очень немного. Впервые как владелец земельного участка в Петербурге он упоминается в 1894 году (8-я линия Васильевского острова, 35). Причём значится он в адресных книгах того времени как крестьянин (калужский, но в некоторых источниках — лужский). Иногда он фигурирует в справочниках как купец, но, похоже, в гильдиях не состоял и соответствующие взносы не платил. Ещё в отношении Киселёва встречается формулировка «петербургский предприниматель», но для сословной Российской империи это странный вариант.

Остаётся загадкой, каким бизнесом он столь успешно занимался, что только в 1903 году построил на берегах Невы аж пять доходных домов, в том числе и на 8-й линии Васильевского острова, 35 (плюс  Красносельская улица, 3-5, Стрельнинская улица, 10, Ораниенбаумская улица, 13, Матвеевский переулок, 2в). Все эти строения расположены далеко не на самых фешенебельных улицах Петербурга, сугубо утилитарны, их фасады спроектированы предельно просто, безо всяких лепных затей и других украшательств. Квартиры — в основном, двух- и трёхкомнатные, то есть дома рассчитаны на съёмщиков очень среднего достатка или вообще использовались в качестве дешёвых гостиниц. По мере поступления выгодных предложений Киселёв те или иные свои дома продавал, но покупал и строил новые взамен.

Кстати,

В 1905-1908 годах по заказу Киселёва строятся здания на Большом проспекте Петроградской стороны, 17 и в Большом Казачьем переулке, 10 (по изначальной нумерации — 6б). Их особенность — облицовка фасада керамической плиткой горчичного цвета с выкладкой по фасаду узоров в стиле модерн — тоже плиткой, но красного цвета. Похоже, что их проектировал один и тот же архитектор?

Ещё один киселёвский дом на Большом проспекте П.С., 17. Похож на тот, что в Большом Казачьем?

Большинство доходных домов Григория Киселёва построено по проектам Владимира Гартмана. В том числе ему приписан и дом на Большом проспекте П. С., 17, а автором строения в Большом Казачьем, 10 значится «техник Михаил Иванович Серов», о котором практически ничего неизвестно, кроме того, что им подписаны чертежи ещё нескольких доходных домов в Петербурге.

Фасады ни одного из них не облицованы плиткой, как и построенные по проектам Гартмана. Зато такое оформление фасадов — «фирменный знак» архитектора Александра Барановского, который в 1908-1910 годах жил в доме №17 по Большому проспекту П.С… Как бы то ни было, но к проектированию двух этих домов явно «руку приложил» архитектор, мыслящий нестандартно.

Владимир Александрович Гартман (1873-?), выпускник петербургского Института гражданских инженеров (1899), затем преподаватель в этом учебном заведении, архитектор Императорских фарфорового и стекольного заводов, ревизор-техник министерства Императорского двора. Неизвестно, имел ли он родственные связи с Виктором Александровичем Гартманом (1834-1873) — русским архитектором французского происхождения, художником и орнаментистом, одним из основоположников псевдорусского стиля. Во всяком случае, творческой преемственности явно не прослеживается.

Напротив дома в Большом Казачьем поныне работают бани, когда-то самые “крутые” в Петербурге

«Под занавес» ещё несколько непонятостей, связанных с домом Киселёва в Большом Казачьем переулке. Здание почему-то построено со значительным отступом от красной линии улицы. Внятного объяснения этому нет. Правда, возле него в сторону Загородного проспекта сейчас находится некое подобие сквера на задворках нескольких домов по Гороховой улице. Возможно, что здесь в начале ХХ века располагались какие-то хозяйственные постройки, вровень с которыми дом и был сооружён «со сдвигом».

При этом дом находится напротив знаменитых Казачьих бань. Есть свидетельства, что в прилегающем к ним доме квартиры («нумера») имели не только выходы на парадную и чёрную лестницы, но и непосредственно в помещения бани. Зачем? Догадайтесь сами. Можно предположить, что и «мелкоквартирный» дом Киселёва приносил владельцу доход вовсе не долгосрочным наймом «жилплощади»…

Игорь Теплов

Использованы фотографии с сайта citywalls.ru

Поделиться ссылкой:

Новости СМИ2