Перейти к содержимому
Главная страница Дом Лялевича: объявленное убийство

Дом Лялевича: объявленное убийство

В очередной раз горит заброшенный и убитый доходный дом начала ХХ века на улице Розенштейна, 39. Велика вероятность, что нынешний пожар окончательно уничтожит это здание, и так-то фактически приговорённое к сносу лет 10 назад.

В результате регулярных пожаров в “Доме Лялевича” скоро не останется межэтажных перекрытий — только внешние стены

В конце XIX и в начале ХХ века район от набережной Обводного канала в сторону Нарвской заставы являл собой бурно развивающуюся промзону Петербурга. Этому способствовало расположение здесь двух вокзалов (Балтийского и Варшавского), ориентированных на пассажирское и грузовое сообщение между столицей Российской империи и западными провинциями — нынешними Эстонией, Латвией, Литвой, а также с Царством Польским, тоже входившим в её состав. Отсюда же отправлялись поезда в Германию и во Францию.

Кроме того, рядом располагались и активно развивались крупные заводы и фабрики. Достаточно назвать учреждённую в 1859 году компанию «Товарищество российско-американской резиновой мануфактуры» (ТРАРМ) немецкого предпринимателя Фердинанда Краузкопфа, которая в 1908-м была переименована в «Треугольник» (после 1917-го — «Красный треугольник»). Общая площадь территории этого предприятия и сейчас составляет 34 гектара, в начале XX века здесь работали более 6000 человек.

Понятно, что мелкому и среднему железнодорожному и «резиновому» менеджменту нужно было где-то жить, причём желательно поблизости от места службы. Это же относится к мелкому чиновничеству, трудившемуся вокруг да около этих транспортных и промышленных объектов, инженерно-техническому составу не самого высшего звена, да и высококвалифицированные рабочие тогда могли себе позволить съёмную квартиру.

При этом свободных земельных участков поблизости было не так уж много. В основном, они сосредоточились близ Лейхтенбергской (Розенштейна) и Везенбергской (Шкапина) улицами. Именно тут в начале ХХ века и развернулось активное строительство тогдашних «человейников». Один из них и спроектировал молодой архитектор Мариан Станиславович Лялевич, для которого это был первый заказ в Санкт-Петербурге, где он только что закончил с золотой медалью учёбу в Высшем художественном училище при Императорской Академии художеств.

На этой фотографии Мариан Лялевич — успешный и самоуверенный архитектор

Кстати

Талантливый зодчий, родившийся в 1876 году в Сувалкской губернии Царства Польского, очень быстро продвинулся в Санкт-Петербурге. В 1913 году он стал академиком архитектуры, построил в столицах империи ряд доходных домов и банковских офисов. В том числе и административное здание Товарищества российско-американской мануфактуры «Треугольник» на Маросейке, 12 в Москве. Но самым знаменитым его творением, безусловно, является здание Торгового дома Мертенса на Невском проспекте, 21, огромной триумфальной аркой замыкающее перспективу Большой Конюшенной улицы. После 1917 года Лялевич эмигрировал в Польшу, ставшую самостоятельным государством, и тоже реализовал там несколько интересных проектов. Жизнь архитектора закончилась трагически. В 1944 году во время Варшавского восстания он то ли погиб в уличной перестрелке, то ли был фашистами казнён.

Торговый дом Мертенса, построенный по проекту Лалевича, был признан памятником архитектуры ещё в советское время

Дом на улице Розенштейна, 39, который везде и всюду фигурирует как «Дом Лялевича», естественно, архитектору никогда не принадлежал. С его проектированием тоже не всё понятно, поскольку строилось здание, как значится во всех источниках в 1902-1904 годах, но в 1902-1903-м зодчий находился в пенсионерской поездке по Италии и Германии, которую предполагала полученная им по завершении учёбы в Академии художеств золотая медаль.

С заказчиком и последующими владельцами здания тоже далеко не всё понятно. По адресной книге «Весь Петербург», издававшейся ежегодно, исследователи вычислили, что впервые дом упоминается в 1904 году как собственность Абрама Юдовича (Юрьевича) Энненберга, проживающего на Владимирском проспекте, 10. О том, чем он занимался и каким образом сколотил капитал, необходимый для приобретения земельного участка и строительства очень большого доходного дома, информации нет. Правда, в справочнике фигурирует по тому же адресу возле нынешнего Театра имени Ленсовета Мирра Юрьевна Энненберг, владеющая сахарным заводом.

Недавно обнаруженные первоначальные чертежи дома на Лейхтенбергской улице свидетельствуют, что фасадам предназначалось больше украшений, чем досталось в итоге

В справочнике за 1906 год хозяйкой дома значится графиня Софья Владимировна Гендрикова. О ней известно, что родилась она в 1871 году в семье будущего генерала от артиллерии Владимира Николаевича Хлебникова (1836-1915), на ней вторым браком женился гвардейский полковник граф Александр Степанович Гендриков (1859-1919). Он фигурирует в справочниках как учредитель и член Главного совета Союза Русского Народа (маркируется в качестве массовой черносотенной монархической организации, действовавшей с 1905 по 1917 год). Проживало семейство в Царском Селе, где графиня была председательницей Общества охраны материнства и грудных детей, а её супруг, помимо общественной деятельности, возглавлял правление акционерного общества «Гуго Стиннес» — подразделения немецкой горнодобывающей и металлургической группы компаний Hugo Stinnes GmbH (импорт леса из России в страны Западной Европы).

В справочнике 1917 года хозяйкой дома на Лейхтенбергской улице, 39, обозначена Варвара Степановна Манжелей (1854-1921), которая вообще-то проживала в Одессе, была замужем за ушедшим с военной службы в отставку генерал-майором Иваном Ананьевичем Манжелеем (1856-1830), он был сыном священника из Херсона. У них родились три сына и дочь, вышедшая замуж за грека по фамилии Хрисорули.

В советское время дом, естественно, превратился в «коммунальный рай». В годы Великой Отечественной войны от обстрелов и бомбёжек якобы не пострадал.

Вот так “при желании” можно уничтожить старинный петербургский дом

В 2005-2009 годах в квартале между улицами Шкапина и Розенштейна было снесено 23 дома, признанных аварийными. Тогда же был расселён и заброшен «Дом Лялевича». Весь этот разгром исторического квартала проводился, как утверждают эксперты и градозащитники, под девелоперский проект одной из бизнес-структур Олега Дерипаски.

В 2012-м озвучивалась идея превратить несколько старых домов в этом районе (в том числе и тот, о котором рассказываем) в многоэтажные паркинги. Потом здание пытались продать с аукциона, но по явно завышенной цене.

В 2017 году дом на улице Розенштейна, 39, не был признан выявленным историческим памятником, но попал в зону регулирования застройки, то есть его внешний вид, если дело дойдёт до сноса, придётся восстанавливать. Правила, правда, могут и поменяться.

За годы запустения дом стал притоном для бомжей и наркоманов, пожары здесь (случайные или нет) происходят регулярно.

Игорь Теплов

Использованы фотографии с сайтов «Градозащитный Петербург» и Citywalls

Поделиться ссылкой: