Перейти к содержимому
Главная страница Дом Белугина: удачливый мещанин во дворянстве

Дом Белугина: удачливый мещанин во дворянстве

На днях за 100 миллионов рублей продан дом мещанина Белугина, что стоит на углу Воронежской и Курской улиц. В этом событии не было бы ничего интересного, если бы речь не шла об одном из лучших в Петербурге примере трансформации объекта «рядовой исторической застройки».

Надстройка спроектирована и выполнена почти идеально

Сначала о сделке. Российский аукционный дом по поручению собственника продал на торгах с превышением начальной цены на 25 процентов (хотели минимум 75 миллионов рублей) особняк площадью в 421 квадратный метр с земельным участком в 145 м2, не являющийся памятником истории и культуры, то есть без особых обременений. Покупатель и продавец объекта не названы.

Речь идёт об изначально двухэтажном здании (на сравнительно высоком подвале), которое построено в 1891 году, но в 2009-м была произведена полная реконструкция строения с заменой коммуникаций, выполнением дизайнерского ремонта помещений и надстройкой одного дополнительного этажа и мансарды.

После этого дом использовался как офисное помещение и в этом качестве, как сообщается, будет эксплуатироваться и новым собственником.

«Эта сделка подтверждает тезис, что инвестиции в ликвидную коммерческую недвижимость — это один из лучших способов сохранить свои средства в период нестабильной экономики. По нашей информации в планах покупателя разместить в здании собственный офис», — заявляет департамент продаж Российского аукционного дома в своём информационном сообщении.

Ещё в 2008-м “убитый” дом выглядел так

Во второй половине XIX века участок принадлежал некоему мещанину Ф.Е.Белугину, о котором история никаких сведений пока не предъявила. Каменный двухэтажный дом с скатной на обе улицы крышей (угловое местоположение) построен, судя по имеющейся информации, в 1890-1891 году.

В петербургских адресных книгах 1895-1896 годах владелицей строения значится «рыбинская мещанка» Афанасия Ивановна Белугина, проживавшая на Измайловском проспекте, где у неё имелся ледник и мясная торговля.

Фиксационный чертёж фасада белугинского дома в 1903 году

Сохранились фиксационные чертежи дома на углу Воронежской и Курской улиц, датированные 1903 годом, на которых хозяйкой по-прежнему значится мещанка Белугина. Согласно справочнику «Весь Петербург» 1917-го строение принадлежит Прасковье Афанасьевне Бакиновой (вдове купца, занимавшегося торговлей дичью, который ранее владел только соседним земельным участком и домом на нём).

Интересно, что автором проекта тривиального двухэтажного особнячка на окраине Петербурга за Обводным каналом значится академик архитектуры Николай Беккер. Очевидно, что чертежи составил кто-то из его подмастерьев, а маститый зодчий их только «утвердил».

Даже найти портрет когда-то знаменитого архитектора Беккера теперь непросто

Николай Фёдорович Беккер (1838-после 1917), выпускник Императорской Академии художеств, академик архитектуры, служил в строительном отделении Петербургского губернского правления, затем в Городской управе (1873-1901), архитектор городского кредитного общества (1880), член Техническо-строительного комитета Министерства внутренних дел вплоть до 1917 года, один из учредителей Петербургского общества архитекторов. По данным современного справочника Российской Академии художеств, Беккер построил в городе на Неве 23 доходных дома и множество особняков. Среди самых «внушительных» его сооружений — собственный доходный дом на углу Надеждинской и Малой Итальянской (нынешние улицы Маяковского и Жуковского), квартирные «объекты недвижимости) на пересечении Пушкинской улицы и Кузнечного переулка, а также на Фурштатской, 11. Работал зодчий в духе эклектики, то есть использования самых разнообразных стилистических приёмов, хотя тяготел, судя по всему, к так называемому «неоренессансу».

Построенный по проекту Беккера дом на углу Кузнечного переулка и Пушкинской улицы

Как эксплуатировался дом на углу Воронежской и Курской улиц в советское время история умалчивает (возможно, что он прекратился в «коммунальный рай» или же тут размещалась какая-то контора), но это не слишком важно. В конце концов здание вновь стало частным владением, и ему с новым хозяином явно повезло.

В 2008-2009 году «убитый» дом был полностью отремонтирован с заменой всех коммуникаций и надстроен по проекту архитектурного бюро «Традиция». Компания, помимо прочего, работала в кронштадтском Морском соборе, Константиновском дворе в Стрельне, Большом Кремлёвском дворце в Москве, занималась реставрацией и реконструкцией здания Торгового дома «Эсдерс и Схефальс» у Красного моста.

Проект реконструкции дома Белугина, выполненный архитектурным бюро “Традиция”

Надстройка дома Белугина выполнена столь аккуратно и стильно, что обычный прохожий может и не догадаться, что здание первоначально было двухэтажным. Эта работа особенно разительно отличается от многих в районе Лиговского проспекта за Обводным каналом «образцов» различных переделок старинных построек. Некоторые из них обезображены настолько, что являются лишь образцами дурного вкуса и продажности нынешних «зодчих» и современных «купцов».

Позитивный пример белугинского дома тем более важен на фоне очередной серии сноса ряда исторических построек в центре Петербурга, которые «гремят» в эти дни (зачистка площадок накануне летнего сезона). Тут и уничтожение комплекса Ленэкспо во имя сооружения весьма посредственного по архитектуре жилого квартала, и слом здания манежа лейб-гвардии Финляндского полка на Большом проспекте Васильевского острова, и разрушение бывших корпусов завода «Навигатор» на Малом проспекте Петроградской стороны.

Раз уж в связи с домом Белугина упомянут когда-то знаменитый и влиятельный архитектор Николай Фёдорович Беккер, то скажем несколько слов и о его сыне — модном и очень известном в Петербурге-Петрограде начала ХХ века художнике, ныне на родине прочно забытом.

Николай Николаевич Беккер (1877-1962), живописец и график, выпускник Института инженеров путей сообщения, по окончании которого поступил в Императорскую Академию художеств, где среди его учителей был и Франц Алексеевич Рубо — автор знаменитых батальных панорам, в том числе и «Обороны Севастополя».

Николай Николаевич Беккер автопортрета не оставил

Художник много работал и довольно быстро завоевал популярность у петербургской аристократии и богатых буржуа. Способствовала этому и женитьба на дочери барона Нольде (члена Государственного Совета и управляющего делами Комитета министров Российской империи) Екатерине Эммануиловне.

Среди моделей Беккера — представители семейства Юсуповых, один из пейзажей художника приобрела мать Николая II вдовствующая императрица Мария Фёдоровна, его работы воспроизводятся в модных журналах, а в 1914-м он выполнил оформление постановки оперы Джузеппе Верди «Аида» в петербургском Народном доме (сейчас в этом здании расположен театр «Мюзик-Холл»).

Портрет барона Эммануила Нольде (тестя Николая Беккера его кисти)

Уже в революционном Петрограде работал по заказу над портретами вдовы и сыновей великого князя Владимира Александровича — Марии Павловны, Бориса и Андрея. После 1917-го оказался в эмиграции в Константинополе, где приходилось выживать, работая над портретами всевозможных американских, британских и французских адмиралов, генералов и дипломатов (город был оккупирован войсками победителей в Первой мировой войне), а также членов их семей. Таких портретов Беккер создал около 170 штук.

Портрет князя Феликса Юсупова-старшего кисти Николая Беккера

Позднее художник перебрался в Париж, в 1924-1932 годах выставлялся в салоне французского Национального общества изящных искусств, работал в Лондоне и Мадриде, написав много портретов представителей английской и испанской знати, включая королевские семейства. Закончил свои дни в Ницце, где и похоронен.

Вот так история мещанского домика, построенного когда-то на окраине Петербурга за Обводным каналом возле Лиговки, может привести исследователя в модные салоны, аристократические гостиные и даже в королевские дворцы.

Игорь Теплов

Использованы изображения с сайтов Avito и Сitywalls

Поделиться ссылкой:

Новости СМИ2