Перейти к содержимому
Главная страница Дом Басевича умирает в огне

Дом Басевича умирает в огне

Столетнее здание в центре Петербурга — многострадальный дом Басевича — вчера пережил очередной пожар. В последнее время они повторяются всё чаще и чаще. Вероятно, совсем скоро для споров о назначении здания не останется оснований. Напомним, на месте дома власти хотели построить комплекс апартаментов для артистов и спальный комплекс для учащихся Академии танца Бориса Эйфмана, согласившись под давлением общественности сохранить фасад здания. Градозащитники требуют умерить аппетиты балетной школы, восстановить дом полностью и вернуться к идее его передачи под нужды программы «Молодёжи – доступное жильё».

Дом Басевича в Петербурге горит с устрашающей регулярностью

О судьбе построенного в 1912 году на Большой Пушкарской дома Басевича «Родина на Неве» ранее рассказывала в материале «От столетнего дома Басевича может остаться лишь фасад». Если поджоги не прекратятся, то не останется шансов даже у него. Последний раз дом горел вчера утром. Площадь возгорания оказалась небольшой, пожарные сработали быстро и потушили огонь за двадцать минут. Совсем иначе дело обстояло за день до этого. Два десятка пожарных сражались с огнём на верхних этажах заброшенного здания. Очевидцы утверждают, что поджог устроили дети, и это происходит не в первый раз.

Вообще за только начавшийся июнь дом горел трижды: 7,6,1 июня. А в мае, 18 числа, сильный пожар ликвидировать пришлось трём десяткам огнеборцев, масштаб возгорания привлёк телеканалы. Кадры получились удручающие — замотанный в строительную сетку, тёмный дом без окон и с деревьями на крыше, объятый дымом. А рядом череда пожарных машин. Пожар не обошёлся без серьёзных последствий: огонь бушевал несколько часов, и в итоге обрушились перекрытия трёх верхних этажей.

Жители Петроградки были однозначны в оценках: «опять поджог». «Что, опять?!», «Привыкать начинаем», «Готовят место под расчистку», «Теряем мы город», — с горечью пишут люди. «Горит каждый год. Место сборище наркоманов да бомжей», — пишут про некогда красивое здание проживающие неподалёку. Причины возгораний не выяснены. Есть версия, что там греются и жгут мусор бомжи, что там хулиганит молодежь или что так развлекаются дети. Попасть в здание несложно, судя по комментариям, есть и постоянный «залаз» через одно из окон.

Доходный дом И.И. Басевича построил в стиле модерн архитектор А.И. Заозерский при участии владельца дома. Это большое красивое пятиэтажное здание с арками, балконами-террасами и эркерами, украшенное окнами разной формы, фактурной штукатуркой, витражами. В перечне объектов культурного наследия дом не зафиксирован.

Градозащитники уверены, что здание специально доводят до состояния руин Фото: zaks.ru

Дом регулярно горит уже лет восемь, в последнее время это стало какой-то катастрофой. Защитники дома Басевича обратились в Следственный комитет с требование возбудить уголовное дело из-за халатного, по их мнению, обращения театра, которому здание передано в управление. Среди аргументов — повреждения после пожара 18 мая, а также отсутствие каких-то попыток сохранить дом.

«В нем не проводятся противоаварийные работы, не пресекается доступ в него посторонних лиц. Аналогичный крупный пожар произошел летом 2020 года, когда здание также уже находилось под управлением театра», — сообщали активисты. У дома прошли одиночные пикеты против присвоения балетмейстеру Борису Эйфману звания почётного гражданина накануне избрания парламентом новых почётных граждан. Эйфман в итоге в почётные граждане попал, а дом по-прежнему не защищён и рушится.

Депутаты Законодательного собрания Петербурга требовали у губернатора изъять дом Басевича из оперативного управления Академии танца и Академического театра балета Бориса Эйфмана с пояснением, что безопасность и сохранность здания там обеспечить не могут. В запросе на имя Александра Беглова говорится: «На протяжении двух лет не делается ничего для обеспечения элементарной безопасности и сохранности дома Басевича, не говоря уже о его надлежащей консервации и первоочередных противоаварийных работах. Напротив, речь, представляется, идёт о сознательном доведении дома до полной аварийности, чтобы оправдать его снос. Это хорошо известная «технология», благодаря которой мы уже потеряли не одно историческое здание (например, дом Рогова на Загородном проспекте)».

Историк Дмитрий Рущин ранее в общении с «Родиной на Неве» подтверждал, что сознательное доведение зданий до аварийного состояния действительно случается нередко: «Иногда здания в полуразрушенное состояние приводят специально, чтобы не заниматься реставрацией, которая стоит очень много денег, а заниматься так называемой реконструкцией. Она стоит значительно дешевле. Собственники, бывает, специально доводят здание до разрушения, а потом занимаются фактически строительством нового объекта с сохранением некоторых внешних элементов». Чтобы сохранить прекрасный  облик города (кстати, входящего в список всемирного наследия ЮНЕСКО), надо сохранять здания, имеющие архитектурную ценность, хоть это и стоит больших денег.

“Невская мануфактура” горела три дня, в борьбе с огнём погиб пожарный

Этот год для старинных зданий в Петербурге вообще складывается неудачно. Напомним, весной дотла сгорело здание «Невской мануфактуры». Трое суток пожарные тушили десять тысяч квадратных метров, объятых огнём. Среди пожарных были жертвы и пострадавшие. По одной из версий, причиной пожара стал поджог. Земли в городе, а особенно в центре, «золотые». Пожары, возникшие «по не выясненным причинам», расчищают территорию под новую застройку, экономя выгодоприобретателям время, деньги и даже решая вопрос с вывозом мусора. К слову, около «Лахта-центра», вокруг которого создаётся элитная среда, сейчас можно наблюдать много горелых остовов старых деревянных домиков. Это столько было случайных пожаров?

Если серьёзным образом не защищать старые здания, город продолжит полыхать, а красивые здания и архитектурные ансамбли можно будет увидеть только на архивных фотографиях.

Юлия Медведева

Поделиться ссылкой: