Долгая служба первых русских линкоров · Родина на Неве

Долгая служба первых русских линкоров

Долгая служба первых русских линкоров

110 лет назад, 16 июня 1909 года, в Санкт-Петербурге состоялась закладка четырёх линкоров-дредноутов типа «Севастополь», которые после ввода в строй станут лучшими в мире кораблями этого класса. Двум из них – «Петропавловску» и «Севастополю», при советской власти переименованным в «Марат» и «Парижскую коммуну», – предстоит вписать славную страницу в историю отечественного военно-морского флота.

Эра дредноутов

В начале XX века эпоха броненосцев подходила к концу. Их «лебединой песней» стало состоявшееся в мае 1905 года Цусимское сражение, в ходе которого русская эскадра адмирала Зиновия Рожественского потеряла 21 корабль, включая 12 броненосцев, в то время как потери японского флота составили всего три миноносца.

«Лебединой песней» броненосцев стало состоявшееся в мае 1905 года Цусимское сражение, в ходе которого русская эскадра адмирала Зиновия Рожественского потеряла 21 корабль, включая 12 броненосцев

Такие итоги произвели настоящую сенсацию, и в штабах флотов ведущих мировых держав немедленно приступили к анализу происшедшего, после чего были сделаны соответствующие выводы.

Главным из них стало признание неэффективности пристрелки разнокалиберных орудий, устанавливавшихся на броненосцах. Было решено пойти по пути строительства кораблей, вооружённых только орудиями главного калибра, способными нанести серьёзные повреждения судам противника. Эту концепцию англичане назвали “Аll-big-gun” («Только большие пушки»).

Крайне важным стало и увеличение дальнобойности орудий, для чего было необходимо увеличить длину стволов и максимальный угол возвышения.

Также удачные манёвры подвижного японского флота в Цусимском сражении в противовес фактически статичной русской эскадре привели к выводу о важности преимущества в скорости, ради чего можно пожертвовать даже бронированием.

Первым экспериментальным кораблем нового типа считается линкор «Дредноут» («Бесстрашный»), построенный англичанами в 1906 году и давший название всему классу аналогичных кораблей. Его артиллерийское вооружение состояло из десяти 305-миллиметровых орудий, что было сравнимо с огневой мощью целой эскадры броненосцев. Также впервые на таком большом корабле была использована паротурбинная силовая установка, позволявшая ему идти полным ходом в течение многих часов подряд.

За «Дредноутом» были построены новые, более совершенные корабли этого типа, и вскоре все основные мировые державы включились в военно-морскую гонку вооружений. Надо сказать, и весьма дорогостоящую: строительство одного дредноута обходилось вдвое дороже, чем эскадренного броненосца.

К началу Первой мировой войны Великобритания располагала 20 дредноутами, Германия – 15-ю, Франция и Австро-Венгрия имели по три дредноута, Россия – ни одного.

Русские линкоры

Россия позже других ведущих держав включилась в «гонку дредноутов». После Цусимского разгрома император Николай II поставил перед военно-морским ведомством задачу воссоздать российский военный флот, используя самые современные технологии. Поначалу ставка была сделана на повышение живучести броненосных кораблей, однако после постройки в 1906 году английского «Дредноута» стало ясно, что броненосцы во всех отношениях устарели и будущее принадлежит военным судам принципиально нового типа.

Спуск линейного корабля “Севастополь” на воду со стапеля Балтийского завода

Какими должны быть эти корабли, должно было решить «Особое совещание» – специальный орган, созданный по инициативе и под председательством морского министра Российской империи вице-адмирала Алексея Бирилёва в 1906 году. В конце концов был разработан проект линейного крейсера (так в России предпочитали называть дредноуты) типа «Севастополь» со следующими характеристиками: полное водоизмещение – 25,8 тонны, длина -181,2 метра, ширина – 26,8 метра, осадка – 8,5 метра.

Бронирование палуб составляло от 12 до 37,5 мм, орудийных башен и боевой рубки – от 70 до 200 мм. Основное вооружение линкора (на момент его постройки) состояло из двенадцати 305-милимметровых орудий и шестнадцати 120-милиметровых. Также линкор имел четыре торпедных аппарата с боезапасом в 12 торпед. Паросиловая установка, состоявшая из 25 котлов и 10 турбин, обеспечивала скорость до 23-х узлов. Штатный экипаж составлял 1125 человек, включая 31 офицера.

Указ о строительстве четырёх линкоров типа «Севастополь» император Николай II подписал в декабре 1908 года, однако из-за проблем с финансированием закладка кораблей состоялась только 16 июня 1909 года.

Линкор “Севастополь” идёт в Кронштадт

Линкоры «Севастополь» и «Петропавловск» заложили на Балтийском заводе, «Гангут» и «Полтаву» – на Адмиралтейском.

Первоначально их постройку планировалось завершить в августе 1912 года, однако все снова упиралось в деньги. Лишь после правительственной проверки Морского ведомства и увольнения ряда её чиновников, заподозренных в коррупции, строительство было ускорено, и в 1911 году состоялся спуск на воду всех четырех кораблей. Однако в ходе проведённых после этого испытаний был выявлен ряд конструктивных недостатков и начался процесс «доводки», затянувшийся до начала Первой мировой войны. Лишь в ноябре-декабре 1914 года новые линкоры вступили в строй и были включены в состав Балтийского флота.

Первая мировая

На момент ввода в строй все четыре русских линкора превосходили лучшие зарубежные аналоги в огневой мощи орудий главного калибра и скорости, хотя и несколько уступали в бронировании. Однако воспользоваться этими преимуществами им было не суждено.

Команда линкора “Севастополь” слушает патефон

Дело в том, что согласно стратегии российского Генштаба, Балтийскому флоту отводилась чисто оборонительная роль. Его корабли должны были не допустить проникновения германских военных судов в Финский залив. Поэтому вплоть до выхода России из войны новые линкоры занимались в основном учебными стрельбами и минными постановками. На одном из таких минных полей, установленных «Петропавловском» и «Гангутом» к югу от шведского острова Готланд, в ноябре 1915 года подорвался, получив серьёзные повреждения, германский крейсер «Данциг». Вот и всё, что смогли записать в свой актив новейшие линкоры Русского императорского флота.

Зато «пассива» было куда как больше. Из-за вынужденного бездействия экипажи стоявших на рейде Гельсингфорса линкоров стали лёгкой добычей всевозможных политических агитаторов, убеждавших их в том, что в отказе от активных боевых действий на Балтике виноваты служащие на их кораблях офицеры немецкого происхождения. В итоге, в октябре 1915 года на «Гангуте» вспыхнул мятеж. Матросы, требующие отставки командиров-«немцев», попытались захватить оружие, но были остановлены старшими офицерами. Дело дошло до того, что на «Гангут» был вынужден прибыть для разбирательства командующий Балтийским флотом адмирал Василий Канин.

Линкор “Петропавловск”

В ходе следствия было арестовано 95 матросов, включая небезызвестного большевика Павла Дыбенко, которому предстоит стать первым народным комиссаром по морским делам РСФСР. В итоге, 26 моряков приговорили к каторжным работам.

Гражданская война

В начале 1918 года все четыре линкора приняли участие в знаменитом Ледовом переходе Балтийского флота из Гельсингфорса в Кронштадт, организованного капитаном Алексеем Щастным, расстрелянным затем, 22 июня 1918 года, большевиками по обвинению в подготовке военного государственного переворота (обвинителем выступал сам Лев Троцкий).  И если «Гангут» и «Полтава» были отправлены на консервацию (длительное хранение) на Адмиралтейский завод в Петрограде, то «Севастополь» и «Петропавловск» ожидало активное участие в событиях Гражданской войны.

Спуск на воду линкора “Гангут” со стапеля Адмиралтейского судостроительного завода

Так, 31 мая 1919 года состоялось боевое крещение «Петропавловска». В этот день линкор прикрывал эсминец «Азард», осуществлявший разведку в районе Копорского залива. В Финском заливе в это время действовала эскадра британского флота, посланная сюда под предлогом поддержки новообразованных прибалтийских государств.

«Азард» обнаружил семь британских эсминцев, обстреливавших позиции красноармейцев под деревней Систо-Палкино. Те прекратили обстрел и устремились за ним в погоню. «Азард» «навёл» англичан на «Петропавловск», и тот открыл огонь по врагу из своих мощных орудий. Английский эсминец «Уолкер» получил несколько попаданий, и британцы ретировались.

В июне 1919 года «Петропавловск» участвовал в подавлении антибольшевистского восстания гарнизонов фортов «Красная Горка» и «Серая Лошадь», одним из руководителей которого по иронии судьбы был старший штурман линкора Сергей Селинг. Когда мятежники начали обстрел Кронштадта, с его рейда к фортам были посланы линкоры «Петропавловск» и «Андрей Первозванный», открывшие огонь по восставшим. В итоге, те были вынуждены оставить укрепления, предварительно расстреляв всех арестованных большевиков.

Спустя менее чем два года, «Петропавловск» и «Севастополь» сами станут очагом нового антибольшевистского мятежа – Кронштадтского восстания. 28 февраля 1921 года состоялось собрание экипажей обоих линкоров, итогом которого стала резолюция с требованием провести перевыборы в Советы, дабы пресечь доминирование в них коммунистов, упразднить комиссаров и политотделы, предоставить свободу деятельности всем социалистическим партиям и разрешить свободную торговлю.

Вид с левого борта линейного корабля «Гангут», стоящего в бассейне Адмиралтейского судостроительного завода

А 1 марта на Якорной площади Кронштадта прошёл многотысячный митинг, на который прибыл председатель ВЦИК Михаил Калинин.

«Братва встретила Михаила Ивановича аплодисментами – не побоялся, приехал. Знал всероссийский староста, куда прибыл – вчера на общем собрании команды линкора “Петропавловск” приняли резолюцию за перевыборы в Советы, но без коммунистов, за свободу торговли. Резолюцию поддержала команда второго линкора – “Севастополь” – и весь гарнизон крепости», – пишет об этом в своих «Материалах к изучению истории СССР» российский историк Игорь Долуцкий.

Впрочем, Калинину, пытавшемуся «пристыдить» матросов тем, что они предают «интересы рабочего класса», долго говорить не дали, и он вынужден был вернуться в Петроград. А ближайшей ночью моряки арестовали руководителей Кронштадтского Совета и еще 600 коммунистов. Также было арестовано 450 матросов, отказавшихся примкнуть к восставшим. Их заперли в трюме «Петропавловска».

Оба корабля участвовали в боевых действиях против вскоре начавших наступление на Кронштадт красноармейских частей. Так, линкор «Севастополь» подверг бомбардировке форт «Красная Горка», а также Сестрорецк, Ораниенбаум и железнодорожные станции Лисий Нос, Горская и Тарховка, выпустив в общей сложности более 1200 снарядов крупного калибра.

Общий вид линейного корабля «Гангут»

Когда же утром 18 марта «красные» ворвались в Кронштадт и в городе начались уличные бои, штаб мятежников, развёрнутый в одной из орудийных башен «Петропавловска», принял решение взорвать линкор вместе с находящимися в его трюмах пленными, после чего прорываться в Финляндию. Однако большая часть восставших это решение не поддержала. В итоге, после артиллерийского обстрела, на «Петропавловске» был поднят белый флаг, причём значительная часть экипажа бежала и позднее добралась до финского побережья.

На «Севастополе» старослужащие матросы ещё раньше разоружили и арестовали мятежников, радировав, что на корабле восстановлена советская власть.

Между войнами

В 1920-х годах все четыре линкора были переименованы. «Севастополь» получил название «Парижская коммуна», «Петропавловск» – «Марат», «Гангут» – «Октябрьская революция», а «Полтава» – «Фрунзе».

Линкор “Полтава” на ходовых испытаниях (1916 год)

Первые три корабля прошли модернизацию и оставались в строю в качестве линкоров, а вот «Фрунзе» не повезло. Ещё в ноябре 1919 года на судне, стоявшем на консервации у стенки Адмиралтейского завода, произошёл сильный пожар. Огонь причинил страшные повреждения – полностью выгорели три паровых котла, центральный артиллерийский пост, нижняя и верхняя боевые рубки со сложенным в них для хранения артиллерийским имуществом, коридоры электропроводов и носовая электростанция.

В 1924 году с корабля сняли все артиллерийское вооружение, а спустя 15 лет, в июле 1939 года  Главный Военный Совет ВМФ окончательно признал восстановление «Фрунзе» нецелесообразным. Все остающееся на нем оборудование надлежало демонтировать, а корабль использовать в качестве плавучей мишени при учебных стрельбах.

…Что же касается остальных линкоров, то новоиспеченная «Парижская коммуна» в 1929 году совершила переход в Чёрное море, став флагманом Черноморского флота. «Марат» и «Октябрьская революция» остались в составе Балтфлота, и приняли участие в советско-финской войне, совместно обстреляв в декабре 1939 года финские тяжёлые береговые батареи на островах близ Выборга.

Великая Отечественная и последние годы службы

Начало Великой Отечественной войны «Марат», «Октябрьская революция» и «Парижская коммуна» встретили в качестве боевых кораблей Балтийского и Черноморского флотов. Лишь обездоленный «Фрунзе» стоял в Угольной гавани Ленинградского порта, покорно ожидая переработки на металлолом, к которой его «приговорили» в начале 1941 года.

О судьбе каждого из этих кораблей стоит рассказать отдельно.

«Марат»

В начале сентября части вермахта заняли ближние подступы на пути к Ленинграду и оказались в пределах досягаемости корабельной артиллерии Балтийского флота. Линкор «Марат» был немедленно выведен на позицию в ковше Морского канала, откуда начал обстрел наступающих немецких войск, нанося им серьёзные потери в живой силе и технике. В этих условиях обеспокоенное германское командование приняло решение нанести серию авиаударов по Балтийскому флоту на рейде Кронштадта, одной из главных задач которых было уничтожение советского линкора.

Купание команды линкора “Марат”

16 сентября, в ходе авианалёта пикирующих бомбардировщиков, «Марат» был повреждён, а 23 сентября – потоплен. 326 членов экипажа, включая командира корабля капитана 2-го ранга Павла Иванова, погибли.

Вот как описывает происшедшее в своих мемуарах «автор» уничтожения «Марата», самый результативный пилот пикирующего бомбардировщика времен Второй мировой войны Ганс-Ульрих Рудель:

«Корабль точно в центре прицела. Мой Ю-87 держится на курсе стабильно, он не шелохнётся ни на сантиметр. У меня возникает чувство, что промахнуться невозможно. Затем прямо перед собой я вижу “Марат”. Матросы бегут по палубе, тащат боеприпасы. Я нажимаю на переключатель бомбосбрасывателя и тяну ручку на себя со всей силы. Смогу ли я ещё выйти из пикирования? Я сомневаюсь в этом, потому что я пикирую без тормозов и высота, на которой я сбросил бомбу, не превышала 300 метров. Во время инструктажа командир сказал, что тонная бомба должна быть сброшена с высоты одного километра, поскольку именно на такую высоту полетят осколки и сброс бомбы на меньшей высоте означил бы возможную потерю самолёта. Но сейчас я напрочь забыл это — я собираюсь поразить “Марат”. Я тяну ручку на себя со всей силы. Ускорение слишком велико. Я ничего не вижу, перед глазами всё чернеет, ощущение, которое я не никогда не испытывал прежде. Я должен выйти из пикирования, если вообще это можно сделать. Зрение ещё не вернулось ко мне полностью, когда я слышу возглас Шарновски: “Взрыв!”.

Я осматриваюсь. Мы летим над водой на высоте всего 3-4 метров, с небольшим креном. Позади нас лежит “Марат”, облако дыма над ним поднимается на высоту полкилометра, очевидно, взорвались орудийные погреба».

Взрыв линкора “Марат” бомбой, сброшенной немецкий ассом Гансом-Ульрихом Руделем в сентябре 1941 года

Разрушения, причинённые «Марату» однотонной бомбой, сброшенной Руделем – огромны. Об этом свидетельствуют данные, приведённые во втором выпуске бюллетеня «Борьба за живучесть на кораблях эскадры КБФ» за 1943 год:

«Боевая рубка и фок-мачта, оторванные силой взрыва от основания, упали на правый борт, броневая крыша и стенка 1 башни были снесены в воду, оба борта корабля в районе 25-52 шпангоутов разрушены. Свет на корабле погас, т.к. 1 котельное отделение было разрушено, а пар в действующих котлах 4 котельного отделения сел из-за разрушения вспомогательной магистрали в носовой части корабля. Корабль получил крен до 5 градусов на правый борт и медленно начал садиться на грунт с дифферентом на нос».

Впрочем, полного затопления судна удалось избежать, так как глубина на месте трагедии не превышала 11-ти метров, и в итоге верхняя палуба осталась над водой.

Тогда «Марат» решили превратить в плавучую батарею. Под руководством нового командира корабля капитана 3-го ранга Леонида Родичева рабочие Кронштадтского ремонтного завода заделали пробоины и восстановили систему управления огнём, введя в строй две из четырёх орудийных башен главного калибра. В итоге, в конце октября сидевший на грунте линкор возобновил обстрел немецких позиций. Противник ответил контрбатарейным огнём из осадных орудий калибра 150-210 миллиметров, а затем из двух 280-мм орудий железнодорожной батареи.

Эта артиллерийская дуэль продолжалась до полного снятия блокады Ленинграда в 1944 году. При этом «Марат» получил несколько серьёзных попаданий, но каждый раз его боеспособность удавалось оперативно восстановить.

31 мая 1943 года кораблю, по-прежнему числившемуся линкором, было возвращено прежнее имя – «Петропавловск».

Разрушения, причиненные «Марату» однотонной бомбой, сброшенной Руделем, были огромны

Ещё до конца войны были разработаны планы по восстановлению линкора. В частности, планировалось заменить его оторванную носовую часть за счёт переработки корпуса бывшего линкора «Фрунзе».

Однако в конечном итоге это было признано нецелесообразным из-за больших финансовых расходов, и в 1950 году «Марат» был переклассифицирован в несамоходное учебное артиллерийское судно «Волхов», а в 1953 году героический корабль отправили на слом…

Память о линкоре увековечена в мемориале «Героям, погибшим на линкоре “Марат” в годы Великой Отечественной войны и корабелам Балтийского завода, погибшим на линкоре “Марат” 23 сентября 1941 года», установленном на городском кладбище Кронштадта.

«Парижская коммуна»

Не менее славным оказался и боевой путь в годы войны бывшего «Севастополя», переименованного в «Парижскую коммуну». Начало войны корабль встретил в Севастополе, в обороне которого принимал активное участие.

Так, в декабре 1941 года, в ходе обстрела немецких позиций, линкор уничтожил, согласно сводке Совинформбюро, 13 танков, 8 орудий, 4 тягача, 37 автомашин с военными грузами и до полубатальона пехоты.

В январе и марте 1942 года «Парижская коммуна» обеспечивала огневую поддержку советских войск, высадившихся на Керченском полуострове.

31 мая 1943 года кораблю вернули его первоначальное имя – «Севастополь».

5 декабря 1944 года линкор вместе с основными силами Черноморского флота вошёл на рейд освобождённого Севастополя.

8 июля 1945 года «Севастополь» был награждён орденом Красного Знамени.

Свою службу в составе Черноморского флота линкор нёс до 1956 года, после чего был отправлен на металлолом.

«Фрунзе» и «Октябрьская революция»

Бывший линкор «Фрунзе» («Полтава»), от которого к началу войны, оставался собственно только корпус с возвышающейся над ним одной трубой, боевой рубкой и одной орудийной башней без орудий, было решено отбуксировать в Кронштадт для использования в качестве ложной плавучей цели для немецкой авиации. Однако при буксировке через Морской канал корабль попал под артобстрел, и, получив несколько пробоин, лег на грунт. Вскоре на его незатопленной верхней палубе оборудовали пост артиллерийской корректировки. В этом качестве «Фрунзе» нёс службу до прорыва блокады Ленинграда, после чего был поднят и сдан на металлолом.

Линкор «Октябрьская революция» («Гангут») принимал участие в обороне Ленинграда, получил множество повреждений при артобстрелах и авианалётах. После окончания войны, как и «Севастополь», был награждён орденом Красного знамени.

В 1954 году был переквалифицирован в учебное судно, а спустя два года отправлен на слом.

Якоря и зенитное орудие, снятые с линкора, установлены на Якорной площади в центре Кронштадта.

Игорь ЧЕРЕВКО

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий