Дмитрий ЖВАНИЯ: «Мы душим себя сами»

Специалисты бьют в набат: в Петербурге сильно превышены показатели диоксида серы и азота, а также бензапирена. Это вещество скапливается вокруг автомагистралей и бензозаправочных станций

«Прости, Земля, люди найдут пути спасти тебя, себя спасти», — пела группа «Земляне», когда я был школьником. Нашли люди эти пути за 40 лет? Варварское отношение к природе только усугубилось! И всё ещё актуальны строчки из той же песни «Землян»: «Каждый день под рёв машин Землю свою крушим, словно мы на планете чужой».

Специалисты бьют в набат: в Петербурге сильно превышены показатели диоксида серы и азота, а также бензапирена. Это вещество скапливается вокруг автомагистралей и бензозаправочных станций

Вопросы экологии активно обсуждаются на самом высоком уровне. Так, спикеры Арктического форума, недавно прошедшего в Санкт-Петербурге, в том числе президент России Владимир Путин, много говорили о защите природы Севера. «Самые главные угрозы, я думаю, что экологические прежде всего. Мишек жалко. В данном случае – белых медведей. Я образно говорю – всю фауну. Потому что в связи с потеплением и, возможно, экономическим освоением арктической зоны, конечно, риски возрастают», — заявил глава российского государства на форуме.

Конечно, хорошо, что президент России понимает, что экономическое освоение Арктики угрожает жизням её обитателей. А это не только медведи, тюлени и другие животные, но и люди, в том числе народы российского Крайнего Севера. Однако Арктике, где сосредоточена пятая часть нефтяных запасов всего земного шара, уготована отнюдь не заповедная судьба. Российская экономика – сырьевая. И наши нефтегазовые корпорации не откажутся от разработки арктических месторождений.

Суверенитет — это не только юридическое обладание территорией, но и способность её рационально использовать и передать в сохранности будущим поколениям.

В России утвердилась сырьевая модель, которая… ставит под удар суверенитет нашей страны. Ведь суверенитет — это не только юридическое обладание территорией, но и способность её рационально использовать и передать в сохранности будущим поколениям. И в этом измерении мы утратили фактический суверенитет над территориями, где велась нефтедобыча. А это — сотни тысяч квадратных километров. Они залиты нефтью, заражены радиацией и прочими следами хозяйственной, а лучше сказать — бесхозяйственной, деятельности. Известно, что нефтедобыча — самая грязная отрасль в России, главным образом, из-за сжигания попутного газа.

Глупо призывать полностью отказаться от нефтедобычи, но необходимо ограничивать её, развивая другие, прежде всего наукоёмкие отрасли. Иначе Россия из страны лесов, полей и рек окончательно превратится в глобальные декорации для съёмок боевиков-антиутопий вроде «Безумного Макса».

Конечно, нефтегазовые корпорации заслуживают того, чтобы их критиковали за потребительское отношение к окружающей среде. Но это лишь одна сторона медали, вторая сторона – это мы сами. Мы ведём себя так, будто на чужой планете, на вражеской земле.

Человек изменяет окружающий мир в соответствии со своим внутренним миром. Поэтому причина экологической катастрофы коренится в человеческом желании эгоистического и безответственного потребления.

«Экологические проблемы носят, по существу, антропологический характер, будучи порождены человеком, а не природой. Посему ответы на многие вопросы, поставленные кризисом окружающей среды, содержатся в человеческой душе, а не в сферах экономики, биологии, технологии или политики. Природа подлинно преображается или погибает не сама по себе, но под воздействием человека. Его духовное состояние играет решающую роль, ибо сказывается на окружающей среде как при внешнем воздействии на неё, так и при отсутствии такого воздействия», – читаем мы в экологической части Социальной доктрины Русской православной церкви. Человек изменяет окружающий мир в соответствии со своим внутренним миром, утверждается в доктрине, поэтому причина экологической катастрофы коренится в человеческом желании «эгоистического и безответственного потребления».

Что внутри нас, если мы сами губим всё живое, и себя в том числе? Бросаем мусор, где попало. Экономим на бензине, заправляя свои автомобили дешёвыми его марками. Приезжая на пикник, загаживаем всё вокруг.

Гигантский вред экологии наносит автомобильное движение. Специалисты бьют в набат: в Петербурге сильно превышены показатели диоксида серы и азота, а также бензапирена. Это вещество скапливается вокруг автомагистралей и бензозаправочных станций. Сегодня на одного жителя Петербурга приходится, по разным подсчётам, от 65 до 75 килограмм вредных веществ в год. Ежедневно в воздух города поступает 685 тонн опасных химических соединений. За год их набирается 250 тысяч тонн. В сутки каждый петербуржец получает 148 граммов вредных выбросов. Они проникают в человеческий организм через лёгкие, оседают на коже…

Сегодня на одного жителя Петербурга приходится, по разным подсчётам, от 65 до 75 килограмм вредных веществ в год. Ежедневно в воздух города поступает 685 тонн опасных химических соединений. За год их набирается 250 тысяч тонн. В сутки каждый петербуржец получает 148 граммов вредных выбросов.

Загрязнение атмосферного воздуха прямо пропорционально показателям статистики заболеваемости раком и болезнями органов дыхания. По смертности от онкологических заболеваний Петербург находится на первом месте в России.

Кто в этом виноват? Мы сами. Мы обленились, перестали ходить пешком. В некоторых семьях по два-три автомобиля. Так, автомобильный парк Петербурга насчитывает около двух с половиной миллионов единиц. «Количество автомобилей в Петербурге за год увеличилось на 317 тысяч и достигло 2,4 миллиона. Прирост составил 16%. Столько же, сколько за период с 2012-й по 2016-й годы. По Ленинградской области цифры выглядят ещё более рельефно. С 2014 по 2016 год количество зарегистрированных машин практически не менялось, оставаясь на уровне 739 тысяч. А в 2017 году неожиданно произошёл скачок до 807 тысяч. Прирост – 9%. Меньше, чем в ближайшем мегаполисе, но тоже неплохо», – рапортовал канала «78» в конце 2017 года. За прошедшее после этого время, наверное, стало ещё лучше… А потом мы брюзжим: «Пробки на дорогах!». Конечно, будут пробки, если мы так любим свои зады и так экономим силы. Массовое ожирение – во многом тоже последствие автомобилизации.

Кстати, учёные Томского государственного университета и Тихоокеанского океанологического института дальневосточного отделения РАН пришли к заключению, что основной причиной резкого потепления в Арктике, приведшего к таянию льдов, о чём немало говорили на Арктическом форуме, являются… автомобильные выхлопы в европейской части России. Исследования в районе посёлка Тикси в устье реки Лены показали, что на долю автотранспорта, курсирующего по территории европейской части России, приходится 38% загрязнений атмосферы этого удалённого региона. Облака смога, подхваченные воздушными потоками, относятся к побережью Северного Ледовитого океана, формируя здесь тёплый «микроклимат».

Мы брюзжим: «Пробки на дорогах!». Конечно, будут пробки, если мы так любим свои зады и так экономим силы. Массовое ожирение – во многом тоже последствие автомобилизации.

Вся эта наша автомобильная спешка – на тот свет! Ещё раз повторю: мы сами себя убиваем. А всё потому, что исповедуем ложные – потребительские – ценности, ведь и автомобиль многие люди покупают не потому, что им действительно нужно много передвигаться, а ради статуса.

Есть надежда, что кризис несколько оздоровит ситуацию. Жалко рабочих завода Ford во Всеволожске – они остались без работы. Но с другой стороны, хорошо, что одним автомобильным заводом стало меньше… Автомобильная индустрия, с учётом того, какие проблемы создаёт тотальная автомобилизация, ничем не лучше водочной или табачной.

Мы должны изменить своё отношение к окружающей среде, а главное – к самим себе. Люди – никакие не цари природы. Человек может её, а заодно и себя, уничтожить, но покорить её он не в силах. Но чтобы осознать это, нужно подавить в себе гордыню.

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий