Дмитрий ЖВАНИЯ: «Государство должно заставить буржуазию вкладывать деньги в реальное производство»

Наши предприниматели похожи не на воспетых синдикалистом Жоржем Сорелем «капитанов индустрии», «пропитанных духом бодрости, неутомимости и неумолимости», а на «буржуя», описанного писателем-народником Глебом Успенским, который видит смысл своего существования в «жратве»

Автор – Дмитрий Жвания, редактор издания “Родина на Неве”

Западные санкции против России дали нашей стране отличный шанс на возрождение собственного производства. Однако политика импортозамещения свелась большей частью к показухе, в том числе – к бюджетным тратам на выгодное освещение этой политики. В чиновничьих администрациях появились комитеты и отделы по импортозамещению, пиар-компании получили заказы на освещение импортозамещения… Эти ребята довольны. А что в реальности, а не в их рекламе?

Конечно, нельзя сказать, что за те пять лет, что против России ведётся санкционная война, в стране не делается ничего для развития производства. Если в конце 2014 года глава российского государства Владимир Путин сказал, что нужно использовать санкции против нас «для выхода на новые рубежи развития», то чиновники не могли полностью проигнорировать его слова. Им важно отчитаться, чтобы сохранить доходное место. И вот почти каждый день появляются новости об открытии в том или ином регионе России какого-то нового производства или возрождении старого. Так, 5 июня 2019 года до нас дошла информация, что в Мордовии, в депрессивной Разуваевке, восстановили стеклянный завод, а это рабочие места для сотен человек, которые, как заявил глава Мордовии Владимир Волков, будут «счастливы трудиться на благо малой родины».

На Петербургском международном экономическом форуме пензенский «СтанкоМашСтрой» представил свой стенд, на котором рассказывается, как в рамках программы импортозамещения предприятие налаживает «производство собственного оборудования, соответствующего всем современным стандартам качества». А вообще «СтанкоМашСтрой» – «является эксклюзивным дистрибьютором южнокорейского производителя станков SMEC на территории Российской Федерации»… Импортозамещение…

Наши предприниматели похожи не на воспетых синдикалистом Жоржем Сорелем «капитанов индустрии», «пропитанных духом бодрости, неутомимости и неумолимости», а на «буржуя», описанного писателем-народником Глебом Успенским, который видит смысл своего существования в «жратве»

Это последние примеры. Есть и другие. Ещё раз: было бы странно, если их не было вообще, учитывая то, о чём неоднократно говорил «верховный». Однако всё это – кошачьи слёзы в рамках такой экономики, как российская.

На тот момент, когда Запад ввёл против России санкции, она импортировала более 80% комплектующих в гражданском самолётостроении, в тяжёлом машиностроении – 70%, в нефтегазовом оборудовании – 60%, в энергетическом оборудовании – около 50%, в сельхозмашиностроении в зависимости от категории продукции – от 50% до 90% деталей и т. д. За пять лет положение изменилось не слишком радикально. В отечественном машиностроении, а это основа промышленного развития, в первые годы санкционной войны, наблюдался спад, который удалось остановить только масштабной государственной поддержкой отрасли. Так, только за 2018 год, по словам директора Департамента станкостроения и инвестиционного машиностроения Минпромторга России Михаила Иванова, российское машиностроение получило от государства один миллиард рублей.

Государство должно заставить, обязать предпринимателей вкладывать в импортозамещение и шире – в реиндустриализацию. Обязательный индустриальный призыв предпринимательского сообщества – вот простое и действенное решение. А тех, кто не согласен вкладывать деньги в производство, можно насильно раскулачить.

В 2014-м доля импорта в станкостроительном парке России, по данным, которые привёл заместитель председателя комитета Госдумы РФ по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству Денис Кравченко на 20-й международной специализированной выставке «Металлообработка-2019», достигала 87%, а за три года благодаря созданию собственных производств этот показатель удалось сократить до 70%. «Однако зависимость от импорта высока и для её преодоления в отрасли еще многое предстоит сделать», – признаёт думский деятель.

Почти все примеры импортозащения – это результат, в той или иной степени «частно-государственного партнёрства». Или вообще целиком государственная инициатива.

А что было бы, если бы государство не помогало, худо, бедно, развитию отечественного производства? Наверное, ничего. Государственная воля есть, а бизнес, «деловые люди», выжидают. Как заметил президент Путин на одной из пресс-конферений, бизнес вкладывает деньги в отрасли с быстрой прибылью.  А это – финансовые спекуляции, продажа ресурсов. В интервью наших «газовиков» и «нефтяников» время от времени проскакивает мысль: скоро цены на нефть вновь вырастут – и заживём мы, как встарь. Как в «тучные годы». Надо только выучиться ждать…

Чтобы политика импортозамещения обернулась возрождением отечественного производства, необходима тотальная мобилизация всей страны, в том числе и прежде всего – «деловых людей». А с ними в России – проблема. Они не хотят превращаться в производителей. Ибо производить сейчас не выгодно. Выгодно спекулировать, продавать воздух или, в лучшем случае, квадратные метры или нефть с газом. И в этом проявляется паразитизм нашей буржуазии.

Наши предприниматели похожи не на воспетых синдикалистом Жоржем Сорелем «капитанов индустрии», «пропитанных духом бодрости, неутомимости и неумолимости», а на «буржуя», описанного писателем-народником Глебом Успенским, который видит смысл своего существования в «жратве». «Наш буржуй», пишет Успенский, «пьёт, и не то что пьёт, а, говоря собственными словами нашего буржуя, жрёт он и пиво, и шампанское, и «душит водку», и квасом от всего этого пойла отпивается, и потом опять жрёт, что попадётся под руку на заставленном бутылками столе трактирного кабинета». «Ухаживает он за буржуйной дамой и ничего не может выдумать, кроме пойла. Поит её и опаивает всё, что кругом её есть». Как здесь не вспомнить многочисленные примеры дорогих и богатых буржуйских вечеринок.

И эта большая жратва обернулась бы социальным взрывом, если бы наши рабочие и другие продавцы товара «рабочая сила» были бы боевитыми.  В нынешней России классовый мир зиждется не на вовлечении всех слоёв населения в общенациональный проект, которым могла бы стать новая индустриализация, а на политической и социальной апатии российского рабочего класса. Вот наша буржуазия, видя, что ей ничего, а точнее — никто не угрожает снизу, нагло жрёт, громко похрюкивая. Как «буржуй» Ванька Хрюшкин Глеба Успенского.

Но ведь и государство проигрывает от этого буржуазного паразитизма. И если наши «деловые люди» не боятся гнева снизу, пусть государство сделает так, чтобы они опались грома сверху. Власти нашей пора перестать играть в либерализм. Государство должно заставить, обязать предпринимателей вкладывать в импортозамещение и шире – в реиндустриализацию. Обязательный индустриальный призыв предпринимательского сообщества – вот простое и действенное решение. А тех, кто не согласен вкладывать деньги в производство, можно насильно раскулачить. Нужно быть жёстче, когда речь идёт о национальной безопасности и национальном суверенитете.

Не рыночно? А кто сказал, что «невидимая рука рынка», этот invisible hand, расставляет всё на свои места? Англичанин Адам Смит в XVIII веке? Если наша экономика и дальше будет работать по его рецептам, то нас ничего хорошего не ждёт. Мы и впредь будем радоваться тому, что импорт комплектующих в машиностроении снизился на столько-то процентов, не понимая при этом, что вся наша система национальной безопасности всё больше похожа на решето. Или не желая это осознавать.

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий