Перейти к содержимому
Главная страница Для дома «столярной баронессы» ищут ремонтников

Для дома «столярной баронессы» ищут ремонтников

Объявлен конкурс на реставрацию и ремонт фасадов дома на Колокольной улице, 13. Здание является объектом культурного наследия регионального значения. Его владелицей была когда-то некая Шарлотта Николаи. Кажется, это имя нам совершенно неизвестно.

Фасад дома на Колокольной действительно нуждается в ремонте

Сначала о доме. Он построен в начале 50-х годов XIX века по проекту Карла Альштрема в стиле историзма (эклектики) а ля ренессанс. Здание, по мнению специалистов, «является образцом многоквартирного доходного дома», в котором «полностью сохранились исторические объёмно-пространственные, объёмно-планировочные и архитектурно-художественные решения».

Известно, что по этому адресу в 1901-1902 годах снимала квартиру знаменитая в начале ХХ века эстрадная певица Анастасия Вяльцева (1871-1913), с большим успехом исполнявшая, в частности, русские и цыганские романсы. Граммофонные пластинки с их записями продавались нарасхват. Недолгий период, когда тогдашняя поп-звезда жила на Колокольной, 13, пришёлся на начало взлёта её карьеры.

Звезда российской эстрады начала ХХ века Анастасия Вяльцева снимала квартиру в доме на Колокольной около года

Кроме того, в 20-е годы ХХ века в здании располагался Третий государственный музыкальный техникум. На этом исторические сведения о доме на Колокольной, 13, пока что исчерпываются. Об архитекторе, по проекту которого построен дом, информации тоже очень мало, поскольку за свою короткую жизнь зодчий успел сделать не так уж много.

Карл-Густав Альштрем (1816-1859), шведский подданный, окончил Императорскую академию художеств в Санкт-Петербурге, в 1841-м получил звание свободного художника, избран действительным членом ИАХ (академиком архитектуры) в 1847-м за проект публичных бань «со всеми удобствами и роскошью». В 50-е годы XIX века построил в столице Российской империи несколько доходных домов. Пожалуй, самым интересным и известным из них является дом Вебера на Большой Конюшенной, 13. Здесь в разные годы жили великий писатель Иван Тургенев и великий танцовщик Вацлав Нижинский, а многие ленинградцы-петербуржцы ещё помнят, что по этому адресу располагался просторный магазин «Рапсодия», где можно было приобрести ноты, музыкальную литературу и виниловые пластинки с записями выдающихся исполнителей. Альштрем ушёл из жизни в возрасте 43 лет, причина смерти и место погребения неизвестны.

Обозначенная в документах фамилия владелицы, конечно, первым делом отправляет исследователя к роду баронов фон Николаи — создателей и владельцев знаменитой усадьбы Монрепо в Выборге. Среди представителей этого семейства — государственный секретарь при Павле I, учителем которого он был, и президент Петербургской академии наук Людвиг, его сын — выдающийся дипломат Пауль, а также внук — член Государственного совета и министр народного просвещения Александр и др. Но это ложный путь. Хозяйка дома на Колокольной, 13, фигурирует в релизах о грядущем ремонте дома как «жена столярного мастера». Кто же это?

Вид на дом Николаи со стороны улицы Марата

Теодор-Иоганн (Фёдор Иванович) Николаи (1830-1906), судя по имеющейся информации, родился в Петербурге, о семье, из которой он происходил, и как его родители попали в Россию, пока ничего неизвестно.

В справочнике 1892 года говорится, что образование он получил в Петропавловском училище. Такое учебное заведение для мальчиков при евангелическо-лютеранском кафедральном соборе святых апостолов Петра и Павла существовало в Москве, но нередко и петербургскую школу при лютеранской церкви на Невском проспекте именовали также. Скорее всего, Теодор-Иоганн учился здесь — в Петришуле.

В том же источнике сообщается, что в купеческом сословии он значится с 1872-го, а его род — с 1838 года. Столярных дел мастер, а впоследствии — фабрикант. «Исполнял мебель для дворца великого князя Владимира Александровича» (ныне Дом учёных на Дворцовой набережной, 26).

Кстати

Поскольку никакой информации о мебельной фабрике Николаи найти не удалось, можно предположить, что его мастерская, со временем расширившаяся, всё-таки не занималась производством совсем уж «ширпотреба», а выполняла индивидуальные и, как теперь говорят, «эксклюзивные заказы».

Возможно, великолепная библиотека Владимирского дворца выполнена мастерской Николаи

По данным на 1892 год, мебельщик с семейством проживал в собственном доме на Малой Итальянской (ныне улица Жуковского), 18. У Николаи было пятеро детей, ни один из которых не продолжил его столярное дело (Фёдор — инженер путей сообщения, статский советник; Юлий — юрист, действительный статский советник; Евгения (первая) — в замужестве Арронет; Евгения (вторая) — в замужестве Артц; Вольдемар — музыкант). Старший сын Фёдор (Теодор-Карл) родился 25 апреля, а крещён был 2 июля 1869 года.

Теперь самое время поговорить о супруге «столярного мастера», именем которой и «маркирован» дом на Колокольной, 13.

Вильгельмина-Шарлотта (Василиса Густавовна) Николаи (1848-1928), урождённая Фаберже. Да, речь идёт о дочери Петера-Густава (Густава Петровича) Фабриера (он же Фаберг, он же Фаберге), который в 1842 году открыл в Санкт-Петербурге ювелирную мастерскую. При этом свою фамилию он стал указывать на французский манер — Фаберже (родился в 1814-м, скончался в 1894-м). В 1842 году он сочетался браком с Шарлоттой Юнгштедт (1820-1903). В семье родились пятеро детей: вторым в 1846 году появился на свет наследник и продолжатель дела отца, всемирно известный ювелир Петер-Карл Густавович Фаберже, а третьей — дочь Вильгельмина-Шарлотта. Вот вам и «жена столярного мастера».

Обвенчались Теодор-Иоганн Николаи и Вильгельмина-Шарлотта Фаберже то ли в конце 1867-го, то ли в самом начале 1868 года (возможно разночтение из-за фиксации дат по Юлианскому и Григорианскому календарям) в лютеранской церкви Святой Анны, что на Кирочной улице.

Кстати

Василиса Густавовна Николаи после 1917 года осталась в России и ушла из жизни в 1928 году уже в советском Ленинграде. Её старший сын Фёдор Фёдорович учился в знаменитой гимназии Карла Мая на Васильевском острове, а затем в Анненшуле на Кирочной (существенно ближе к Малой Итальянской, где в собственном доме проживала семья). В 1895-м окончил Санкт-Петербургский институт инженеров путей сообщения, в 1914-м дослужился до чина статского советника, в 1917-м был чиновником для особых поручений с правом доклада премьер-министру Временного правительства Александру Керенскому. Был женат на Анне Рудольфовне Кох, которая в начале 30-х годов ХХ века была репрессирована и прошла через Соловецкий лагерь особого назначения. В 1942 году супруги Фёдор и Анна Николаи погибли в блокадном Ленинграде.

Запись в метрической книге о крещении Теодора-Карла Николаи 2 июля 1869 года

Но вернёмся к дому на Колокольной улице, 13. Внимательный читатель, конечно, уже заметил нестыковки в историях семьи Николаи и здания, построенного по проекту Альштрема.

Дом построен в 1851-м, когда Вильгельмине-Шарлотте Фаберже исполнилось три года, а её будущему мужу Теодору-Иоганну — 21, то есть вряд ли он к этому времени мог заработать «столярным делом» необходимые для сооружения собственного доходного дома.

В своих пресс-релизах об этом здании петербургский Комитет по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры сообщает, что оно построено «для жены столярного мастера Шарлотты Николаи» и «семья Николаи владела домом и участком со всеми строениями до 1870-х годов».

При этом ведомство ссылается на «материалы государственной историко-культурной экспертизы выявленного объекта культурного наследия “Дом Ш. Николаи” (государственный эксперт Я.В. Губин), выполненной по заказу подведомственного КГИОП СПб ГКУ “Дирекция заказчика по ремонтно-реставрационным работам на памятниках истории и культуры”». Правда, сам акт этой экспертизы в открытом доступе нам почему-то обнаружить не удалось.

Оконные порталы в духе ренессанса торжественны и скромны

Выскажем две версии, хотя, конечно, их может быть и больше, не говоря уже о различных комбинациях.

Возможно, что дом на Колокольной построен родителями Теодора-Иоганна, который появился на свет и учился уже в Петербурге. То есть, может быть, он продолжил отцовское столярное дело.

Кстати

В последнее десятилетие XVIII века немало талантливых немецких мебельщиков и паркетчиков переместилось в Петербург, что было обусловлено щедрыми заказами Екатерины II и Великой французской революцией, в результате которой работа на парижских аристократов и королевские резиденции Бурбонов сошла на нет. Например, основатель всем известной фирмы Генрих Даниель Гамбс прибыл в Петербург и здесь навсегда остался в 1790 году, будучи изначально подмастерьем знаменитого мебельного мастера Давида Рёнтгена. Между прочим, жену Гамбса звали Шарлотта, и у них было пятеро сыновей, которые «держали» семейный бизнес в России почти до 70-х годов XIX века. Их стулья всем хорошо известны по роману Ильи Ильфа и Евгения Петрова.

Вариант, что дом на Колокольной построен родителями Теодора-Иоганна Николаи «проходит» в том случае, если его матушку тоже звали Шарлотта. Иначе непонятно, как владение, доставшееся ему по наследству, было потом оформлено в собственность на его жену. Очень сложно.

Вторая версия состоит в том, что дом на Колокольной был построен по заказу не семейства Николаи, которое просто купило этот объект где-то в конце 60-х годов XIX века (после свадьбы), и владело им около 10 лет, пока не приобрело и перестроило собственный дом на Малой Итальянской, 18. Как раз к этому времени относится и меблировка дворца великого князя Владимира Александровича, к которой вроде был причастен Николаи. Крупный заказ, внушительные средства, возможность вложить их в более выгодную и престижную недвижимость.

Разбираться в этих версиях предстоит историкам (если захотят), а пока хорошо хотя бы то, что очередной старинный петербургский дом обновит свои фасады и порадует своим посвежевшим обликом жителей и гостей нашего прекрасного города.

Игорь Теплов

Поделиться ссылкой: