Перейти к содержимому
Главная страница Девять классов — и на работу

Девять классов — и на работу

Нетривиальную идею озвучила недавно депутат Государственной Думы Светлана Бессараб. Проблему дефицита трудовых мигрантов в России она предложила решить путём трудоустройства выпускников девятых классов. Несколько месяцев бесплатных курсов по специальности, например, маляра или каменщика, дадут возможность получить сносного специалиста и утолить кадровый голод. Почему бы не обеспечивать работой тех, кто прошёл полноценный курс училища или техникума? Может быть, ссузы выпускают мало профессионалов? Эти вопросы депутат оставила без ответа.

Есть вполне приемлемые варианты подработки для подростков, но вряд ли к ним относятся работы на стройке

О том, что в связи с пандемией в российских регионах фиксируется отток трудовых мигрантов и возникает нехватка рабочих рук, говорят повсеместно. Светлые умы одну за другой генерируют идеи: заменить труд гастарбайтеров трудом заключённых, пустить на вакантные места крепких пенсионеров, запустить на стройки женщин и так далее. Теперь на полном серьёзе депутат озвучивает новый вариант: в короткие сроки обеспечивать подростков профессиональными навыками и выпускать их на работу, обеспечивая возможность нормально зарабатывать с юного возраста.

«Трудовые мигранты, особенно в столице, выполняют не самую привлекательную работу, на которую не соглашаются граждане РФ. Эта работа часто связана с уборкой общественных мест, территорий или со строительством. Я уверена, что уже сегодня мы можем предлагать эти специальности нашим ребятам, заканчивающим девятый класс, чтобы заменить трудовых мигрантов в этом вопросе, — заявила депутат Госдумы, единоросс Светлана Бессараб в общении с изданием «Газета.ру». —

К сожалению, после девятого класса многие ребята выходят с проблемой невозможности продолжить обучение. Лучше им предложить бесплатные курсы, и в течение нескольких месяцев сделать из них хороших каменщиков, столяров, маляров-штукатуров. Зачем нам трудовые мигранты, если сегодня наши ребята могут получить востребованную на рынке труда профессию. Можно быть хорошим каменщиком, укладчиком плитки, маляром-штукатуром, получать хорошие средства и при этом быть российским гражданином».

Идею с пенсионерами — авторства уполномоченного по правам предпринимателей Бориса Титова — она не поддержала: людям пожилым трудно махать веником и граблями. А те, кто имеют силы, и так подрабатывают на пенсии, хотя и теряют право на индексацию пенсий. Возникает вопрос, а как же многочисленные техникумы, лицеи, училища: разве они не готовят специалистов? Куда деваются выпускники, в течение нескольких лет оттачивающие профессиональные навыки и мастерство?

Лакуна самозанятости

В Петербурге, судя по заявлениям официальных лиц, планомерно снижается острота проблемы безработицы. На учёте в Центре занятости населения Санкт-Петербурга стоит 26 тысяч человек, рассказала его директор Юлия Горохова. При этом специалисты ждут, что это количество ещё сократится. «В прошлом году до пандемии на учёте стояло порядка 14 тысяч безработных, на пике обращалось порядка 108 тысяч безработных. С начала года цифра начала снижаться, сегодня это 26 192 человека», — сообщила Юлия Горохова.

Тем временем в банке вакансий 56 тысяч вакансий, и идёт постепенный прирост. Отрасли, которые сейчас наиболее заинтересованы в людях в Санкт-Петербурге, это строительство, обрабатывающее производство, торговля, транспортировка, хранение, логистика, общепит. Если говорить конкретно по рабочим вакансиям, это каменщик, маляр, штукатур, бетонщик, плотник, монтажник, арматурщик, водитель автомобиля, водитель погрузчика, кондуктор. буфетчик, повар, кассир, охранник, электрогазосварщик, монтажник наружных трубопроводов. Есть острая нехватка медперсонала. Порядка пяти тысяч вакансий не требуют опыта работы, то есть, там рады выпускникам профессиональных учебных заведений.

Как выяснилось, есть важный нюанс, который влияет на картину трудоустройства выпускников техникумов. Дети выбирают не совсем те направления для учёбы, которые позднее оказываются востребованными работодателями. Такой вывод можно сделать, познакомившись с заявлением члена президиума Союза директоров ССУЗов  России, директора Петровского колледжа Елены Васиной. «С трудоустройством всё не так однозначно: совсем не обязательно, что то, что востребовано на рынке образовательных услуг, востребовано на рынке труда. На рынке труда востребованы сварщики и судостроение, а на рынке образования приоритеты другие», — говорит Васина.

Самое востребованное направление обучения — это IT-направление. Далее — гуманитарное, где готовят по специальности правоохранительная деятельность и правовое и социальное обеспечение, а также творческие специальности дизайн и реклама. Уже за этими специальностями следуют монтаж и наладка электрооборудования, судостроение, технологии машиностроения, сварочное производство.

Куда деваются выпускники? Некоторые колледжи имеют прямые связи с работодателем, и успешные выпускники идут по проложенной к профессии дороге. Но заинтересованность работодателей в целевом обучении невысокая, что связано с большой ответственностью. Кто-то из активных студентов ещё на стадии обучения ищет подработку, а затем и работу с приложением своих компетенций. Кто-то уходит в декрет, кто-то в армию. На очную форму обучения в вузы идёт с каждым годом всё меньше и меньше выпускников ссузов: в 2018 году 64 процента выпускников продолжали обучение в вузах, сейчас это всего 43 процента.

«Очень плохо описана в статистике трудоустройства самозанятость. Это лакуна, не совсем известная», — также отметила Елена Васина. Может быть, поток грамотных специалистов и ушел в эту самую самозанятость?

Проблемы ссузов

Есть ряд факторов, которые тормозят развитие системы профессионального обучения. Один из них — ссузы при приёме имеют право учитывать лишь средний балл аттестата, но не личные достижения абитуриента, портфолио, как в университетах. «Я уже не говорю о том, что средний балл аттестата — это очень субъективная картина. В одной школе он выше, в другой он ниже. И если по Петербургу в целом ситуация понятна, но к нам поступают же люди со всей России. И там совершенно четко виден разрыв в уровнях оценки. Это очень печально, — говорит Елена Васина. — Печально, что при поступлении в колледж мы не имеем права учитывать их личные достижения. Потому что при обучении зачастую важнее не академическая успеваемость, а заинтересованность в освоении специальности, профессии».

Второй вопрос — это размещение обучающихся. Это в вузы поступают преимущественно, совершеннолетние граждане или люди на грани совершеннолетия. А в профессиональные образовательные учреждения идут бывшие школьники, которым по 15 лет. Мест в общежитиях не хватает. «Ребёнок, оставшийся один в городе в 15 лет, это большая проблема для учебного заведения, правоохранительных органов и в принципе для всех. Это нужно как-то решать», — обращает внимание Елена Васина и призывает подумать над вопросом городских и думских депутатов. Также присутствует отставание содержания средне-профессионального образования от реалий современной экономики.

Тем не менее популярность ссузов и идеи получения полноценной профессии растёт. Специалист говорит, что это одно из следствий кризиса. Люди не хотят тратить время на 10-11 классы с натаскиваем на ЕГЭ и предпочитают получить рабочую профессию.

Также прозвучали такие слова: «Сейчас ситуация с кризисом. Очень многим родителям просто не под силу тянуть детей так долго. Они получают образование, трудоустраиваются в процессе обучения, приходят на практику и во время практики получают зарплату». Эта фраза как-то перекликается с мыслями депутата Бессараб, говорившей о «ребятах с проблемой невозможности продолжить обучение». Может быть, мысль о курсах и замене гастарбайтеров на стройках всё-таки не лишена здравого смысла?

Председатель профсоюза «Трудовая Евразия» Дмитрия Жвания прокомментировал идею восполнить дефицит рабочих рук прошедшими краткосрочные курсы подростками:

«Инициатива госпожи Бессараб — очередная спекуляция на довольно популярной и острой теме трудовой миграции. Что в этой инициативе настораживает, так это предложение нашим детям не учиться дальше, получая больший объём знаний, а заниматься неквалифицированным трудом. Основная проблема нашей экономики — не сами мигранты как таковые, а низкая производительность труда. И именно низкая производительность труда обуславливает завоз трудовых мигрантов. Наши промышленники, предприниматели не хотят внедрять в производство инновации, а предпочитают привлекать неквалифицированный труд.

Надо прекратить спекулировать на теме, кем бы заменить мигрантов: заключёнными, пенсионерами или школьниками. Мужчинам и так до пенсии не дожить! Мигрантов должны заменить роботы, новые технологии, инновации — то есть мы приходим к идее новой индустриализации».

Что касается идеи использования трудового ресурса школьников, молодых пенсионеров, то, по мнению собеседника издания, этим людям надо давать возможность подзарабатывать, но надо действовать в рамках здравого смысла. Школьники могут работать почтальонами, курьерами, уборщиками.

«Действительно, удивляет, почему сейчас в службах так называемого клининга преобладают мигранты. Такое впечатление, что эта деятельность отдана на откуп этническим диаспорам, и они теперь там хозяева, нанимают своих земляков, извлекают прибыли. А могли бы работать и наши школьники, и те, кто недавно вышел на пенсию. А о работе подростков на стройке речи быть не может. Вы представляете, что такое работа на стройке? Это опасный труд, стройка — зона повышенного риска. Как туда можно отправить пятнадцатилетнего подростка? О чём вообще говорит эта женщина — Бессараб? Как можно делать такие заявления? — рассуждает Дмитрий Жвания. — Но вопрос, почему на стройках преобладают именно мигранты, надо обсуждать. Почему на уровне правительства так лоббируется “точечный”, как это называют, завоз мигрантов из Средней Азии? А наши дети, которые не хотят продолжать образование, должны иметь хороший выбор профтехучилищ, а не идти на “курсы”. Вообще, нужен серьёзный анализ отечественного рынка труда».

Юлия Медведева

Поделиться ссылкой: