Перейти к содержимому
Главная страница Дерзость авиаторов Балтики

Дерзость авиаторов Балтики

Ровно 80 лет назад, в ночь с 7-го на 8-е августа 1941 года советские морские лётчики нанесли первый бомбовый удар по Берлину

Дерзкий налёт советской морской авиации на Берлин в ночь с 7 на 8 августа был удачной военной операцией, имевшей огромное психологическое значение. Рейды Люфтваффе на Москву, начавшиеся 22 июля 1941 года, требовали немедленного ответа. Поэтому идея народного комиссара ВМФ адмирала Ybrjkfz Кузнецова, который 26 июля предложил Сталину нанести удар по Берлину силами бомбардировочной авиации Балтийского флота, встретила полное понимание и поддержку со стороны Верховного главнокомандующего.

Командир 1-го минно-торпедного авиационного полка Евгений Преображенский и флагманский штурман Пётр Хохлов, перед вылетом на бомбардировку Берлина / Фото: ТАСС, Алексей Межуев

Так, во всяком случае, рассказывал в своих мемуарах сам Кузнецов. Но, конечно же, настоящим инициатором атак советской авиации на Берлин мог быть только сам Сталин. Безусловно, это он дал понять авиаторам, чего от них ждёт не только Верховный, но и вся страна.

Для того, чтобы бомбить Берлин требовалось соблюдение сразу нескольких условий. Нужны были экипажи, способные проделать тысячекилометровый путь над морем, на большой высоте, с арктическим холодом в кабине, в полном радиомолчании, без связи с землёй, без связи между собой и обязательно ночью. Нужны были самолёты. И нужен был аэродром, с которого бомбардировщики могли бы дотянуться до Берлина, хотя бы с минимальной бомбовой нагрузкой и вернуться обратно.

Лётчики и самолеты были. 27 августа командир 1-го минно-торпедного авиационного полка ВВС Балтийского флота полковник Евгений Преображенский получил секретный приказ произвести бомбовый удар по Берлину и его военно-промышленным объектам.

1-й полк был таковым не только по названию — это было лучшее на тот момент подразделение авиации Балтфлота, укомплектованное отборными опытными экипажами, с боевым опытом, полученным в ходе Зимней войны с Финляндией. Полк был вооружён бомбардировщиками ДБ-3. Командование операцией было поручено главкому авиации ВМФ Семену Жаворонкову. Операция готовилась в обстановке строжайшей секретности, о задании полковника Преображенского знали только командующий Балтийским флотом Владимир Трибуц и командующий авиацией флота Михаил Самохин.

Теперь нужен был аэродром, который ещё только предстояло построить. 2 августа из Кронштадта в условия повышенной секретности и под сильной охраной вышел караван тральщиков и самоходных барж с запасом бомб и авиабензина, стальных пластин для удлинения взлётно-посадочной полосы, двумя тракторами, бульдозером, трамбовочным асфальтовым катком, а также «камбузным хозяйством и койками» для лётного и технического состава «особой ударной группы».

Пройдя через заминированный Финский залив, утром з августа караван подошёл к причалам острова Эзель (Сааремаа). Времени оставалось всё меньше: Прибалтика была уже захвачена германскими войсками, продолжал сопротивление только Таллинн, и острова Моонузндского архипелага оставались в руках советских моряков.

4 августа 15 лучших экипажей полка во главе с полковником Преображенским перелетели на маленький аэродром Кагул. Там ещё продолжались работы по удлинению взлётно-посадочной полосы: её длины не хватало для разбега тяжёлых самолётов с бомбами на борту.

6 августа пять экипажей отправились в разведывательный полёт на Германию: они шли на большой высоте, и немцы не обнаружили группу в своём воздушном пространстве. Командование пришло к выводу: пусть малой группой, пусть с минимальной бомбовой нагрузкой, дойти до Берлина возможно. А вернуться – как доведётся…

Вечером 7 августа 15 самолётов были готовы к вылету. Штурман флагманского самолёта капитан Пётр Хохлов выстрелил в небо зелёную ракету — сигнал к запуску моторов. Полковник Преображенский подвёл машину к старту. В 21 час генерал Жаворонков протянул вдоль взлётной полосы белый флажок, давая разрешение на взлёт. Бомбардировщик, на полной мощности моторов, набирая скорость, понёсся по короткой ВПП и оторвался от земли на самом краю аэродрома. Теперь ему предстояло 7 часов полёта. Три с половиной — до Берлина. И обратно. Если все будут живы.

В этом вылете военная удача была на стороне советских экипажей. Погода была хорошей, немецкая ПВО не обратила внимания на группу самолётов, идущую на большой высоте, и в 1.30 8 августа над Берлином капитан Хохлов нажал кнопку сброса бомб. К центру города вышло пять самолётов, остальным командир разрешил действовать самостоятельно. Немецкие зенитчики открыли огонь, но было уже поздно — самолёты на полной скорости уходили на север. Стрелок радист флагманского борта Василий Кротенко передал на свой аэродром «Задание выполнено. Моё место — Берлин. Возвращаюсь».

Задание действительно было выполнено. Да, несколько лёгких бомб не могли нанести большого ущерба германской столице, но психологический, моральный успех был огромным. Тем более, что вся группа вернулась на свой аэродром без потерь

В 10 утра 8 августа экипажам зачитали правительственную телеграмму. «Поздравляю лётчиков Краснознаменной Балтики с успешным выполнением задания Верховного Командования по нанесению ответного бомбового удара по военным объектам Берлина. Своим беспримерным полётом вы доказали всему миру мощь советской авиации, способной громить захватчиков на их собственной территории. Уверен, вы и впредь будете достойно бить немецко-фашистских оккупантов как на нашей, советской земле, так и на земле агрессора. Желаю лётчикам новых боевых успехов в деле окончательного разгрома врага. И. Сталин».

«Этот факт имеет историческое значение», — сказал Верховный главнокомандующий наркому ВМФ, оценивая действия лётчиков.

Приказ наркома обороны № 0265 от 8 августа 1941 года гласил: «В ночь с 7 на 8 августа группа самолётов Балтийского флота произвела разведывательный полёт в Германию и бомбила город Берлин. 5 самолётов сбросили бомбы над центром Берлина, а остальные на предместья города. Объявляю благодарность личному составу самолётов, участвовавших в полёте. Вхожу с ходатайством в Президиум Верховного Совета СССР о награждении отличившихся. Выдать каждому члену экипажа, участвовавшему в полёте, по 2 тысячи рублей. Впредь установить, что каждому члену экипажа, сбросившему бомбы на Берлин, выдавать по 2 тысячи рублей. Приказ объявить экипажам самолётов, участвовавшим в первой бомбёжке Берлина…»

13 августа 1941 года полковнику Е. Н. Преображенскому, капитанам П. И. Хохлову, В. А. Гречишникову, А. Я. Ефремову и М. Н. Плоткину были присвоены звания Героев Советского Союза. Все остальные участники и организаторы налёта были награждены орденами.

Потом будут другие рейды на Берлин, будут ошибки командования, необоснованные надежды, тяжёлые потери. Эту драматическую историю мы обязательно расскажем нашим читателям. Но тот, первый налёт на Берлин, был безусловным успехом, в котором соединились отвага, опыт, знания и самоотверженность советских лётчиков, моряков и мудрость их Верховного Главнокомандующего.

Поделиться ссылкой: