Дед не рассказывал про войну

Oxana_ded_2

Родилась я и выросла в Житомире, на Украине. Училась в школе №12, родной язык – русский. Вырастил и воспитал меня Дед, так получилось, что бабушка болела много, а родители жили в Ленинграде. Героический мой Дед из многодетной семьи, его отец профессиональный военный, офицер, прошедший две войны в царской армии, гражданскую он воевал уже за красных. Великую отечественную встретил начальником погранзаставы,  окружение, командир партизанского отряда, побег из плена, вновь командование партизанским отрядом, Освенцим, выжил…

Автор – Оксана Шинкаренко

Дед на фронт пытался сбежать уже в 13 лет… Поначалу был связистом. Ранение, артиллерийские курсы, в 16 командовал расчётом, освобождал Киев, брал Берлин, Освенцим освобождал тоже… Дед не был патриотом, он был КОММУНИСТОМ. Это он научил меня варить борщ, гладить рубашки, завязывать галстук…

А ещё он научил меня любить Родину. И она для меня навсегда – сборы утром на парад Победы, бегом с цветами через площадь Королёва и встреча первой колонны парада с цветами, где в первом ряду – Деда в орденах, которому я утром завязала галстук…  

Дед всю жизнь проработал на руководящих должностях, и маленькие населённые пункты, названия которых я теперь читаю в сводках, мы с ним объездили на тёмно-зеленом УАЗике по грунтовым просёлочным дорогам…

Бабушка, когда не хворала, всё время хлопотала по-хозяйству, выращивала и заготавливала какое-то неимоверное количество овощей, принимала неимоверное количество гостей и родственников… Я бабушку и помню всегда выходящей из кухни и вытирающей руки о фартук… В крошечной по сегодняшнем меркам квартирке всегда хватало всем и места и внимания, а застолья всегда заканчивались пением украинских песен. Пели все вместе, без солистов, красиво, слаженно, долго и с удовольствием, словно именно за этим и собирались за столом… Спустя годы, укачивая своих уже детей, я пела им по-украински.. Этот язык словно специально придуман для песен, складывая истории в мелодии.

Мама забрала меня, когда освободилась комнатка в коммуналке, которую занимало многодетное вороватое и скандальное семейство. Не прошло и года, как случился Чернобыль, и Деда был там, вновь на передовой, обеззараживал дороги вокруг станции. Потом много операций по онкологии… Но он бодрым был всегда. На его день рождения от президента звонили ему и присылали цветы. Дед ругал их,  называл бандитами. Однажды посланника спустил с лестницы с цветами…
 
Я Деду всегда звонила сама. У него такая харизма была, что мой муж, не будучи с ним лично знакомым, вытягивался по стойке смирно, когда я передавала ему трубку и невольно «рапортовал»  об успехах тогда ещё в сельском хозяйстве.
 
Когда я слышала Деда в последний раз, это было в 2014-м, он позвонил сам, было ясно, что он плачет. Он сказал, что под окнами идут молодые ребята, колоннами, с фашистскими  флагами. Потом добавил: «Не переживай, внучечка, один раз до Берлина с винтовкой дошёл, и второй дойду…»  Это единственный раз, когда он вспомнил войну. Память о ней он не хранил, ничего не рассказывал, всегда ходил в гражданском, и только в особо торжественных случаях надевал пиджак с орденами. Деда не стало…
 
Для меня любить Родину – это так, как Дед.  Деда за всю жизнь из материальных ценностей приобрёл маленькую хрущёвку в Житомире и даже машину подарил ему брат. А оставил за собой тысячи километров проложенных и построенных дорог…
 
Достигнув финансового благополучия и уровня жизни, о котором я и не мечтала в детстве, вырастив и воспитав детей, я всё острее ощущаю незавершённость чего-то главного. В стремлении к личному комфорту, возведённому в степень государственной политики, мы упустили, забыли суть, то, за что наши деды сложили жизни. За Родину…

 P.S. Проснуться весенним утром, пройти с портретом деда на параде победы там, в Житомире в первой колонне справа, там, где был он… Мы это сделаем, мы победим, Деда!

Поделиться ссылкой: