Перейти к содержимому
Главная страница Церковь на месте дуэли

Церковь на месте дуэли

90 лет назад, 17 марта 1932 года, в Ленинграде большевистские власти закрыли и вскоре взорвали Церковь Святого равноапостольного князя Владимира при Орлово-Новосильцевской богадельне, с которой связана трагическая история. Одним из её жертв был член тайного Северного общества Константин Чернов.

Так выглядела Церковь Святого равноапостольного князя Владимира при Орлово-Новосильцевской богадельне. Автор проекта храма – архитектор Иосиф Шардельмань. В марте 1932 года Новосильцевскую церковь закрыли, а спустя три месяца взорвали.

«Святая ночь»

На стыке двадцатых-тридцатых годов прошлого века в нашей стране началось мощное гонение на Русскую Православную церковь. По мнению историков, это было связано с новым курсом партии большевиков, включавшим в себя свертывание НЭПа, принудительную коллективизацию, индустриализацию. Власти стали рассматривать церковь как инструмент эксплуататорских классов, охранителя старого строя.

В Ленинграде первый сильный удар обрушился на церковь девяносто лет назад, зимой – ранней весной 1932 года. В так называемую святую ночь с 17 на 18 февраля были арестованы 500 священников, монашествующих, просто верующих. Аресты продолжались и в последующие месяцы

По данным, которые опубликовал председатель Санкт-Петербургского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры Александр Марголис, только в 1932 году городским властями были приняты решения о начале закрытия более десяти храмов. Среди них и находившаяся в историческом районе Лесное Церковь Святого Равноапостольного князя Владимира, или Новосильцевская церковь. С этим храмом связана произошедшая в первой четверти XIX века удивительная и трагическая история, которая к тому же имела и политический подтекст.

Флигель-адъютант императора

Церковь Святого Равноапостольного князя Владимира была построена в 1838 году на деньги графини Екатерины Владимировны Новосильцевой дочерью графа Владимира Орлова, дамой очень состоятельной. (В скобках заметим, что своё имя она получила в честь императрицы Екатерины II, которой помогли взойти на престол старшие братья её отца).

В 1799 году графиня Екатерина Орлова вышла замуж за бригадира Дмитрия Новосильцева, но семейная жизнь не сложилась. По свидетельству современников, супруг отличался скверным характером: был вспыльчив и заносчив. К тому же, подолгу ошивался в Париже, где весело проводил время…

Екатерина Владимировна полностью посвятила себя 

воспитанию единственного сына Владимира. Молодой человек подавал большие надежды: хорошо учился, изящно танцевал, умело владел рапирой, был самым молодым флигель-адъютантом императора Александра I.

Летом 1824 года флигель-адъютант увлёкся Екатериной Черновой, которая ответила ему взаимностью. Здесь надо сказать о том, что Екатерина была одним из девятерых детей награжденного орденом Святого Георгия участника войны с Наполеоном генерал-майора Пахома Чернова. Род Черновых был древний, но не знатный, что и сыграло роковую роль в этой истории.

Владимир попросил руки Екатерины, родители невесты дали согласие. Помолвка состоялась в августе, бракосочетание было назначено на следующий январь.

Козни любящей матушки

Вскоре после помолвки Владимир Новосильцев уехал из Петербурга в Москву и… перестал писать письма своей невесте. Такое поведение жениха объяснялось тем, что на него стала «давить» любящая матушка, которая посчитала предстоящий брак мезальянсом. В различных источниках встречается произнесенная Екатериной Владимировной фраза: «Я не могу допустить, чтобы мой сын женился на какой-то Черновой, да вдобавок ещё Пахомовне». Впрочем, многие историки считают, что в действительности она выражалась более дипломатично, а эти слова  ей просто приписали впоследствии.

Место, где 10 сентября (по старому стилю) 1824 года состоялась дуэль между Владимиром Новосильцевым и подпоручиком лейб-гвардии Семёновского полка Константином Черновым. Потрет Владимира Новосильцева

Что происходило в период до 10 сентября (по старому стилю) 1824 года, когда состоялась дуэль между Владимиром Новосильцевым и братом невесты подпоручиком лейб-гвардии Семёновского полка Константином Черновым, доподлинно неизвестно.  Но из имеющихся материалов, в которых содержатся противоречащие друг другу сведения, можно сделать вывод, что Екатерина Владимировна всё же добилась своего: помолвка была разорвана. 

«По представлениям тех времен, разрыв помолвки компрометировал девушку, – говорит историк Алексей Щербаков. – Дескать, она оказалась какая-то не такая… И это было клеймо на всю оставшуюся жизнь. Брат Екатерины Константин Чернов посчитал своим долгом защитить честь сестры. И вызвал Новосильцева на дуэль».

Похороны превратились в манифестацию

Здесь надо сделать важное отступление. Константин Чернов мог бы стать декабристом: он состоял в Северном тайном обществе. А одним из его секундантов на дуэли был казнённый спустя десять месяцев за активное участие в восстании на Сенатской площади другой, причём знаменитый декабрист – Кондратий Рылеев.  

Стрелялись на окраине Лесного парка (ныне парк Лесотехнической академии). Оба дуэлянта были смертельно ранены: Новосильцев – в печень, Чернов – в голову.

Раненого Чернова секунданты отвезли в его квартиру в Семёновские казармы. Вскоре он скончался в 22 года от роду. Похороны его были очень многолюдными. Руководители Северного тайного общества утверждали, что у этой трагической истории есть политический подтекст, фактически они превратили траурную процессию в манифестацию. Сам Константин Чернов писал накануне дуэли: «Пусть паду я, но пусть падёт и он, в пример жалким гордецам, и чтобы золото и знатный род не насмехались над невинностью и благородством души».

Траур до конца жизни

Известие о дуэли и тяжёлом ранении сына застало Екатерину Новосильцеву в Москве. Осознав, что она натворила из-за своих амбиций, графина помчалась в Петербург. Обещала врачам огромные гонорары, если они спасут Владимира. Увы, усилия медиков оказались тщетными…

Екатерина Владимировна перевезла тело сына в Москву и похоронила его в склепе Новоспасского монастыря. До конца своих дней она носила траур и занималась благотворительностью. Общалась только с самыми близкими людьми. Среди них был и митрополит Филарет, которого графиня очень уважала. «Просите Господа продлить вашу жизнь, чтобы иметь время помолиться за себя и за сына», – говорил ей митрополит.

Новосильцева приобрела постоялый двор, куда после дуэли отнесли её сына, и построила на этом место богадельню и церковь. Автор проекта храма – архитектор Иосиф Шардельмань. Церковь была освящена митрополитом Филаретом 15 мая (по старому стилю) 1838 года.

Повод для закрытия – помеха транспорту

В марте 1932 года Новосильцевскую церковь закрыли, а спустя три месяца взорвали. При этом часть находящегося в храме имущества передали Русскому музею

«По официальной версии, церковь  мешала движению транспорта по важной, ведущей к государственной границе магистрали.  Очевидно, что это был лишь повод для уничтожения», – говорит учёный секретарь Свято-Филаретовского православно-христианского института доктор филологических наук Юлия Балакшина.

В основанной Екатериной Новосильцевой богадельне на протяжении многих лет размещалась стоматологическая клиника.

Десять лет назад клиника переехала в другое здание. Помещения бывшей богадельни долгое время пустовали. Сейчас здесь работает  негосударственный медицинский  центр.

А на месте дуэли 10 сентября 1988 года по инициативе сотрудников Лесотехнической академии (ныне Санкт-Петербургский государственный лесотехнический университет) в присутствии потомков Константина Чернова был установлен памятный знак.

Давид Генкин

Поделиться ссылкой:

Новости СМИ2