Что выносят на поверхность волны COVIDа

covid_2020

Вторая волна коронавирусной пандемии, как многие и предсказывали, может иметь более тяжёлые медицинские и социально-экономические последствия. Первая осуществила в отношении и без того некрепко стоящей на ногах государственной системы сильный болевой (во всех смыслах) приём, позволив ей, однако, шатаясь во все стороны, остаться на ногах. Оптимисты увидели в этом отличную, чуть ли образцовую по мировым меркам антиковидную борьбу. Вторая волна безостановочно наносит безостановочные тычки во все места, и вряд ли стоит удивляться, если вместо продолжения иллюзии стояния на ногах мы увидим тяжкий нокдаун.

Автор – Станислав Смагин

В моей родной Ростовской области, оказавшейся ни в каких смыслах не готовой ко второй (да и к первой) волне и закономерно вошедшей в число общероссийских лидеров по статистике заболеваемости, случилась страшная трагедия – гибель тринадцати пациентов от недостатка кислорода. Пожалуй, этот инцидент относится к числу наиболее вопиющих в своём роде за несколько не то что лет – десятилетий. Она сравнима с массовым заражением детей СПИДом в Элисте в конце восьмидесятых. Тогда заражённых было на порядок больше – но и умерли они не за считанные минуты, как в Ростове…

В Ростовском области случилась страшная трагедия – гибель тринадцати пациентов от недостатка кислорода

Сначала местные власти хотели объявить эту историю «фейком». Затем – вместо поисков виновных найти тех, кто сообщил о ней обществу. Следующим этапом (вы чувствуете неуклонный прогресс?) – объявить виновниками рядовых медиков больницы №20, где и произошла массовая гибель людей. Как будто врачи могли взять запасы кислорода, извиняюсь за малоуместный в такой ситуации каламбур, из воздуха.

В итоге, когда дело стало резонансным на федеральном уровне и начали раздаваться призывы (например, от известных московских журналистов) уволить не только главу донского Минздрава, но и губернатора, – второй, Василий Голубев, решил пожертвовать первой, Татьяной Быковской. Правда, госпожа Быковская, казавшаяся непотопляемой и выпутывавшаяся из самых разных служебно-коррупционных передряг, ушла на пенсию «по собственному желанию» и со всем возможным почётом, разве что без награды. Видимо, это высшая возможная планка ответственности за проступки. Перед гражданами, во всяком случае, за проступки перед вышестоящими эшелонами и более могущественными кланами можно, конечно, поплатиться намного суровее.

Ростовская область – далеко не единственная, где жители требуют ухода главы Минздрава. Аналогичную петицию подписали и новосибирцы. Там, правда, таких массовых единовременных трагедий, как на Дону, не происходит. Но, по словам авторов петиции, «уже есть немало примеров преждевременных смертей из-за того, что больной не оказался вовремя в стационаре под присмотром квалифицированных врачей». Этот печальный факт резюмирует длинный список нарушений, из-за которых и из которых, собственно, и складывается значительное повышение смертности, не вызванное объективными факторами: тут и неприезды врачей на вызовы, и отказы в бесплатных тестах, и невозможность сутками дозвониться до «скорой», и полное исчезновение из аптек жизненно важных препаратов.

Вообще в Сибири серия ударов «второй волны» по некрепкому телу российского государства и неадекватность реакции государства на эти удары видны особенно явно. Возьмём, например, мухлёж со статистикой, откровенный до нарочитости.  Сводка по Алтайскому краю: утром – «Общее число заболевших коронавирусной инфекцией составляет 18 347 человек, выздоровело – 15 581 (за сутки +233) человек», вечером – «по итогам недели общее число выздоровевших от коронавируса в Алтайском крае перешагнуло отметку в 17 000. На 27 октября в регионе здоровы 17 340 (95%) из 18 347».  То есть численность больных осталась неизменной, зато количество выздоровевших выросло почти на две тысячи человек».  Или вот такое интересное наблюдение: «В Сибирском Федеральном Округе коронавирусом заразилось 7 из 10 губернаторов. При этом по официальной статистике коронавирусом заразилось только 0,6% жителей Новосибирской области (в других регионах порядок цифр такой же). Либо коронавирус выборочно косит губернаторов, либо статистика не отражает реальности».

А в Омске медики устроили вынужденную забастовку: «К зданию министерства здравоохранения Омской области приезжают машины скорой помощи с тяжёлыми пациентами, которых не принимают больницы. Очевидцы сообщают, что уже на парковке уже два автомобиля с включёнными мигалками. Министр здравоохранения отсутствует на рабочем месте второй день, губернатор Александр Бурков самоизолировался в Москве…В карете скорой помощи находятся 70-летняя пациентка и её родственники. У женщины 81% поражения лёгких, но её попросту некуда везти».

Добавим к этому абсолютный хаотический разнобой в действиях всех ведомств, уровней властей и даже внутри отдельно взятых сегментов. Например, в Кремле «считают необходимым выяснить, почему медики из регионов обращаются к федеральному центру, а не к региональным минздравам и губернаторам». Считают необходимым, но выяснят ли? У нас уже третий десяток лет пошёл как «считают», «призывают», «констатируют», «предлагают» и, наконец, сообщают об отсутствии времени на раскачку. Ещё новость – главный инфекционист России Валентин Чуланов назвал ношение перчаток неэффективной мерой. Это после полугода призывов их носить и даже штрафов за их отсутствие!

Вдобавок само государство не перестаёт наносить удары по гражданам, включая самые незащищенные и уязвимые перед лицом коронавируса слои. Вот Счётная палата публикует заключение, согласно которому изменение со следующего года методики расчёта прожиточного минимума совершенно не является гарантией ежегодного увеличения прожиточного минимума пенсионера (ПМП): «Изменения не гарантируют ежегодное увеличение ПМП. В этой связи ежегодный стабильный рост материального обеспечения граждан, являющихся получателями социальных доплат к пенсии, не будет обеспечен».

Периодически возникает лёгкое ощущение, что «наши» носители и держатели власти, большой и малой, ждут, когда сovid пошлёт Россию в нокаут, чтобы, как некоторые спортсмены на пенсии, проводить побольше времени со своими семьями. Вдали от Ростова, Барнаула и Новосибирска, разумеется.

Поделиться ссылкой: