Перейти к содержимому
Главная страница Что стоит за историей с Шугалеем?

Что стоит за историей с Шугалеем?

Задержанные в Ливии сотрудники Фонда защиты национальных ценностей петербургский социолог Максим Шугалей и его переводчик, россиянин иорданского происхождения Самер Суэйфан были освобождены 10 декабря. Для того чтобы вызволить российских граждан, находившихся в ливийском плену более полутора лет, потребовалось вмешательство на самом высоком уровне. Свой взгляд на ситуацию в общении с «Родиной на Неве» высказали президент Фонда защиты национальных ценностей Александр Малькевич и петербургский политолог и публицист Юрий Светов.

Максим Шугалей с мая 2019 года был в ливийском плену, и лишь в декабре 2020 года вернулся на родину

Сотрудников Фонда защиты национальных ценностей, россиян Максима Шугалея и Самера Хасан Али Суэйфана, задержали в мае 2019-го года в Триполи по обвинению во вмешательстве во внутренние дела и выборы в Ливии, ведении в стране общественной работы без разрешения местных властей и органов безопасности. Также им вменяли в вину нахождение в местах, запрещенных для посещения. Информацию российской стороны о том, что Шугалей и Суэйфан занимались социологическими исследованиями, изучали гуманитарную, культурную и политическую обстановку в стране, получив все необходимые разрешения и одобрение от Правительства национального согласия, ливийская сторона долгое время игнорировала.

Максим Шугалей, как и его сотрудник, после захвата вооружённой группировкой арендованного социологами дома оказались в частной ливийской тюрьме «Митига», известной суровыми условиями содержания. Первые полтора месяца о судьбе российских исследователей ничего не было известно. После того как в России узнали о задержании соотечественников, началась борьба за их освобождение, осложнённая тем, что в Ливии нет единой власти, а в стране продолжается гражданская война.

Президент Фонда защиты национальных ценностей Александр Малькевич в общении с журналистом «Родины на Неве» пояснил, какие именно исследования проводила группа социологов в Ливии, а также высказал своё мнение по поводу произошедшего:

«Задачей исследования было узнать, как живёт Ливия спустя на тот момент восемь лет после так называемой революции, после попыток насильственной внешней демократизации страны. Потому что я абсолютно убеждён, что подобные сценарии готовились и готовятся для России со стороны американцев. Официальных обоснований задержания своих граждан российская сторона не получала. Версия про так называемое вмешательство в выборы была озвучена американским агентством “Блумберг”, никаких подтверждений этому не было.

Президент Фонда защиты национальных ценностей Александр Малькевич

Я много раз говорил, что думаю по поводу этого “вмешательства”. Никаких выборов в Ливии не было: закона о выборах там нет, Конституции нет, и вообще только недавно, наконец, было объявлено, что какие-то выборы (видимо, в парламент) назначены на декабрь 2021 года. “Вмешательство” – это просто удобный ярлык, который не требует никаких доказательств: якобы, если есть русские, значит, должно быть вмешательство в выборы.

Сейчас в Африке Россия мешает, прежде всего, странам Запада, который десятилетиями, столетиями, привыкли выкачивать ресурсы из Чёрного континента. Россия никакими рабовладельческими делами себя не запятнала. И поэтому у западных структур стоит задача максимально скомпрометировать нашу страну и наших граждан. Это ещё один большой, серьёзный фронт информационной войны».

“Вмешательство” – это просто удобный ярлык, который не требует никаких доказательств: якобы, если есть русские, значит, должно быть вмешательство в выборы.

Что касается личности Максима Шугалея, то, по словам общавшегося с ним лично после освобождения Малькевича, он произвёл впечатление цельного и крепкого, но нуждающегося в восстановлении сил человека. «Это человек, который через себя пропустил не только знания, но очень большую боль, и он готов после небольшой паузы сражаться против мировой террористической угрозы. Вообще на наших глазах рождается очень серьёзное движение гражданского патриотизма, одним из олицетворений которого и выступает Максим Шугалей», – сказал собеседник издания.

Уточним, что на сайте Максима Шугалея есть информация, что он стал первым, кто раскрыл миру тайные связи ливийских властей с транснациональными нефтяными корпорациями и террористами. Это могло стать причиной взятия исследователей в плен.

Также известно, что во время нахождения Максима Шугалея в ливийском плену партия «Родина» приняла беспрецедентное решение, в соответствии с которым Максим возглавил список «Родины» в Госсовет Коми. Решение было обосновано тем, что учёный-социолог исследовал общественное мнение «не только в Ливии, но и во многих регионах России, в том числе и в Республике Коми». «Именно здесь он одним из первых обосновал тезис о том, что жители Коми остро чувствуют несправедливость федерального центра по отношению к ним. Что деньги, которые зарабатываются в Коми, нужно оставлять здесь, а не отправлять в Москву. В богатой республике люди живут бедно, и так быть не должно. Но это было не единственное громкое заявление учёного. Он раскрыл всю правду о террористах в столице Ливии Триполи», – говорилось на сайте партии.

«Совершенно очевидно, что Максим Шугалей и его коллега стали военнопленными в глобальной гибридной войне, которую ведут США и их политические марионетки против России и её граждан», – высказывал уверенность председатель партии «Родина», депутат Госдумы Алексей Журавлев. Позднее, после освобождения из тюрьмы в Ливии и возвращения на родину, Максим Шугалей выразил благодарность жителям Коми за поддержку, отметив, что избрание в Госсовет стало билетом на Родину.

Максим Шугалей и его коллега стали военнопленными в глобальной гибридной войне, которую ведут США и их политические марионетки против России и её граждан.

Шугалея и Суэйфана освободили 10 декабря. Как рассказал Александр Малькевич, оно стало возможно в результате «сложнейшей спецоперации, проведенной Министерством обороны РФ и Министерством иностранных дел РФ, а также благодаря усилиям других организаций».

Освобождение Максима Шугалея и Суэйфана прокомментировал и президент России Владимир Путин во время ежегодной пресс-конференции, упомянув сотрудничество с арабским миром: «Это мы сделали, в том числе и прежде всего, благодаря сотрудничеству с некоторыми арабскими нашими друзьями, с нашими друзьями в арабских странах, которые оказали нам содействие и в этом случае».

Петербургский политолог, публицист Юрий Светов

По просьбе «Родины на Неве» своим взглядом на ситуацию поделился петербургский политолог и публицист Юрий Светов:

«На эту историю стоит посмотреть шире и в историческом ракурсе. Советский Союз активно присутствовал в Африке. В 1965 году Генеральная ассамблея ООН приняла международную конвенцию о ликвидации всех форм рабства и дискриминации. Кто был инициатором этой резолюции – СССР. Мы активно помогали всем народам колоний приобрести независимость, потому что это отвечало как идеологии нашей страны, руководимой коммунистической партией, так и интересам России – речь идёт о рынках сбытах, сферах влияния и так далее.

Многие африканцы учились у нас. Специально был открыт институт Дружбы народов имени Патриса Лумумбы, символа Африки, который был убит бельгийцами. В ряде стран Африки до последнего времени президентами, премьер-министрами были выпускники московских вузов, знавшие русский язык, активно контактировавшие с нами. Среди этих стран Ангола или, например, Эфиопия, которая исторически связана с Россией – и у них, и у нас православие. Эфиопские священники до сих пор учатся в нашей Духовной академии в Москве.

Мы тоже начали потихоньку возвращаться в Африку, в том числе, с помощью частных военных компаний. Это делают все: у китайцев базу в Джибути охраняют частные военные компании, у французов это Иностранный легион, у американцев это всевозможные ЧВК, которые работают по всей Африке.

Но наступили 90-е годы, и мы ушли из Африки. Тому было несколько причин. Первая – “к чему нам эти имперские замашки”. Вторая – мир и дружба со всеми у нас и так. А в-третьих, денег нет. В итоги мы ушли, а место немедленно было занято другими государствами. Кто сейчас влияет на Африку? США, Великобритания – через свои бывшие колонии, Франция – у неё есть Иностранный легион: предоставив независимость в целом ряде стран, она держит в них либо подразделения Иностранного легиона, либо в случае необходимости молниеносно выбрасывают туда десант и наводят порядок. В последние годы туда стал приходить Китай. Он вкладывает гигантские деньги в потенциальные рынки сбыта, строит инфраструктуру, предприятия, а пару лет назад Китай впервые завёл себе военно-морскую базу в Джибути.

Мы тоже начали потихоньку возвращаться в Африку, в том числе, с помощью частных военных компаний. Это делают все: у китайцев базу в Джибути охраняют частные военные компании, у французов это Иностранный легион, у американцев это всевозможные ЧВК, которые работают по всей Африке. Конкурентам ужасно не понравилось, что Россия внедряется туда, где всё уже поделено. Началась протестная кампания. Обратите внимание, кто возглавил все эти крики вокруг ЧВК “Вагнер” – находящийся за рубежом Ходорковский. Ему дали задание, и он через свои “Открытые Медиа”, своих контрагентов, всё время возбуждает эту тему.

Помимо прочего, наши стали делать то, чего ранее не делали – отечественные политтехнологи начали участвовать в выборах, помогать избраться тем кандидатам, которые, как мы считаем, нам более подходят. Гигантский рынок, поделённый между различными американскими кампаниями –  и вдруг мы туда полезли! И это, конечно, вызвало бурю негодования. А наиболее характерные места стычек – это Чад, где уже были убиты три наших журналиста. Республика Чад – всегда была территорией Франции, там всегда наводил порядок Иностранный легион, и вдруг появились наши ЧВК. Что такое Чад – это уран, золото. Как только вы видите конфликт в какой-то африканской стране, сразу смотрите, что у них есть. Почему Нигерия – центр бесконечных конфликтов? Там нефть.

Конкурентам ужасно не понравилось, что Россия внедряется туда, где всё уже поделено.

Сейчас наиболее характерная линия водораздела – это Ливия. Она фактически расколота на две части. Если говорить исторически, Ливия не была раньше единой страной, она делилась на три части, потом англичане объединили их воедино, и держалась эта структура железной рукой Каддафи. Не стало Каддафи – страна распалась на две части, и у каждой свои интересы. Наши тоже туда пошли. Мы склоняемся к поддержке фельдмаршала Хафтара (Халифа Хафтар – Верховный главнокомандующий Вооруженными силами Ливийской национальной армии). Можно иронизировать над нашими олигархами, но крупному бизнесу нужны рынки сбыта за пределами своей страны, и они на них выходят. А когда они выходят, их начинают всячески прессовать».

Юрий Светов не исключает, что ситуации, истории, подобные той, что произошла с Шугалеем, будут продолжаться, учитывая концентрацию интересов разных сторон на этой территории. Что касается непосредственной деятельности сотрудников Фонда защиты национальных ценностей, то ничего противоречащего всеобщему подходу к делу здесь нет.

«Многие вещи забыты. Кем был известный писатель, драматург Сомерсет Моэм – агентом английской разведки. В годы Гражданской войны он работал у нас в России, потом во многих других странах. Также Грэм Грин и многие другие люди. Разведка – это не столько Джеймс Бонд, сколько люди другого типа, которые работают под прикрытием, ездят по странам, выполняют какую-то миссию – не обязательно секреты воруют, но из первых рук узнают положение дел в стране. У нас Хафтар всё время просит оружие, и мы должны понять, насколько он пользуется поддержкой в обществе и насколько он боеспособен. Люди там этими вещами и занимаются», – высказал мнение собеседник издания.

Юлия Медведева

Поделиться ссылкой: