Перейти к содержимому
Главная страница Бог, Родина, Любовь – тройной ответ на главный вопрос

Бог, Родина, Любовь – тройной ответ на главный вопрос

Знаете, в чем неблагодарность и неблагодатность ремесла публициста и политического журналиста? Помимо прочего – в том, что часто необходимость реагировать на актуальные события, пусть и очень важные, острые, глобальные, отвлекает (порой на годы) от мыслей о вечном. Или, если не прям-таки о вечном, то хотя бы о менее сиюминутном. Но всё-таки не задуматься о вечном нельзя. Хотя бы потому, что всякое сиюминутное – лишь его преломление и частный мелкий случай.

Автор – Станислав Смагин, главный редактор ИА «Новороссия»

Для зачина – литературная цитата.

«Согласно Путеводителю для путешествующих по Галактике, сверхразумная раса существ создала компьютер Deep Thought — второй по производительности за всё существование времени и Вселенной, — чтобы найти Окончательный Ответ на величайший вопрос Жизни, Вселенной и Всего Такого. После семи с половиной миллионов лет вычислений, Deep Thought выдал ответ: “Сорок два”. Реакция была такой:

 — Сорок два! — взвизгнул Лунккуоол. — И это всё, что ты можешь сказать после семи с половиной миллионов лет работы?

— Я всё очень тщательно проверил, — сказал компьютер, — и со всей определённостью заявляю, что это и есть ответ. Мне кажется, если уж быть с вами абсолютно честным, то всё дело в том, что вы сами не знали, в чём вопрос.

 — Но это же великий вопрос! Окончательный вопрос жизни, Вселенной и всего такого! — почти завыл Лунккуоол.

 — Да, — сказал компьютер голосом страдальца, просвещающего круглого дурака. — И что же это за вопрос?»

Вот так в своей знаменитой книге «Путеводитель для путешествующих автостопом по Галактике» британский драматург, сценарист и фантаст Дуглас Адамс с блестящей иронией изобразил многовековые метания человечества в поисках ясной и непротиворечивой формулы собственного существования. И действительно, как найти её, если каждая эпоха несёт с собой новые условия, правила, рамки, особенности, объективно странные, непредставимые и попросту невозможные в предыдущие или последующие века?

Даже самый умный и продвинутый представитель древнего мира не понял бы предназначение айфона. Наш же современник поймёт устройство астролябии, но пользоваться ей не будет. Зачем, если есть куда более совершенные приборы? Феодализм социально-экономически был прогрессивной формацией по сравнению с первобытнообщинным строем, но отсталой — с точки зрения капитализма.

Атомная бомба по степени разрушительности уступает ползучему, не всегда заметному на коротком промежутке времени всеуничтожения душ и сердец, логическим концом которого станет Страшный Суд.

Человечество в годы Первой и особенно Второй мировых войн ужаснулось степени их кровавости и ожесточения. В ход то и дело шли словесные обороты типа «средневековая жестокость». И, собственно, они намекали, что подобный характер противостояния удивил бы кого-то в Cредние века. С поправкой, разумеется, на масштабы и уровень развития вооружений и вообще технологий человеческого уничтожения. Именно будничность, технологичность и деловитая рациональность многих геноцидов XX века делают их более страшными, чем любое средневековое смертоубийство.

Но и в XV, и в ХХ веке войны заканчивались, раны заживали — и мир шёл дальше, развиваясь и приобретая всё новые и новые краски. И даже появление страшной, годами довлеющей угрозы — ядерного всеуничтожения— не сломало людей. Казалось даже, что наоборот, люди стали мудрее и ответственнее, прибавили в понимании хрупкость стен, фундамента и крыши планетарного общежития.

XXI же век с каждым днём всё более наглядно демонстрирует, что даже атомная бомба по степени разрушительности уступает ползучему, не всегда заметному на коротком промежутке времени всеуничтожения душ и сердец, логическим концом которого станет Страшный Суд. И понимание, против чего это всеуничтожение направлено в первую очередь, позволяет нам вполне научным методом «от противного» найти «Окончательный Ответ на величайший вопрос Жизни, Вселенной и Всего Такого».

Главной религией зачастую становится Безверие, не научный атеизм, не вдумчивый аргументированный рационализм и материализм, а тупое безверие, отрицание любых моральных принципов и ограничений.

БОГ. Нередко люди, не желая впрямую называть свою систему взглядов верой во Всевышнего, Бога-Творца, оперирует такими понятиями, как «Вселенская Гармония» и «Высшая Справедливость». Лично я с полным пониманием отношусь к подобным формулировкам, хотя сам, как православный христианин, предпочитаю бóльшую определённость. Как бы это не называть — в итоге всё равно выходит убеждённость в сакральном характере Божьих Заповедей и существовании чего-то, хоть чуть-чуть, но выходящего за рамки нашего понимания. И неслучайно весьма частыми являются случаи, когда люди в своей сознательной жизни проходили путь от простой веры в Справедливость – к истинной вере в Бога.

Так, замечательный писатель Владимир Тендряков, убеждённый гуманист-атеист (одна повесть «Чудотворная» чего стоит) в самом конце своей жизни написал роман «Покушение на миражи», первоначально названный «Евангелие от ЭВМ», — о двух программистах, решивших построить схему истории без присутствия в ней Иисуса Христа и в итоге полумистическим образом убедившихся в невозможности подобной модели.

Существенным и, откровенно говоря, крайне неоднозначным образом повлияло на христианский мир появление протестантизма — этой религии прагматизма, догмата угодности Богу успеха и деловой хватки (пелевинский «успешный Господь для успешных господ» в этом плане абсолютно не стёб, а реальная квинтэссенция протестантского мировоззрения), воспроизводящего, пусть и косвенно, но неизбежно, социальное расслоение и напряжённость. Но это всё-таки была ещё Вера, пусть и изрядно мутировавшая под влиянием модерна.

Ныне же главной религией зачастую становится Безверие, не научный атеизм, не вдумчивый аргументированный рационализм и материализм, а тупое безверие, отрицание любых моральных принципов и ограничений. Носители этого безверия, кстати, могут одновременно носить крест на груди и яйца с куличами на освящение перед Пасхой.

Любовь к родной земле, к людям, внешне похожим на тебя и живущим теми же ценностями, преклонение перед подвигами предков — это вещи абсолютно естественные, изначальные, появившиеся задолго до формальных границ и наций.

Бог умер, а жизнь заканчивается после того, как навсегда закрываются веки — значит, на своём коротком веку можно ни на что не оглядываться и не перед чем не останавливаться. На вопрос «нормально ли это?» любой адекватный человек скажет «нет!», а значит —Бога в его сердце, пусть и в самой глубине.

РОДИНА. Б.Ш.Окуджава как-то желчно высказался в том духе, что «патриотизм — чувство биологическое, присущее даже кошке». Хотел Булат Шалвович посильнее уязвить патриотов, а не получилось. Он невольно оказался прав, если понимать «биологическое» как «неотменимо присущее человеческой природе». Любовь к родной земле, к людям, внешне похожим на тебя и живущим теми же ценностями, преклонение перед подвигами предков — это вещи абсолютно естественные, изначальные, появившиеся задолго до формальных границ и наций. Псевдознатоки, рядящиеся в одежды проповедников Божьего слова, а на деле прямо враждебные ему, постоянно отсылают нас к словам Священного Писания «во Христе нет ни эллина, ни иудея», пытаясь представить их в качестве Божьего требования отказаться от патриотизма и приобщиться к идее «человека мира» — космополитизму.

Очевидно, что это ложь. Эллин и иудей в этой фразе предстают субъектами, равными перед Богом, но неодинаковыми друг по сравнению с другом: эллин это эллин, а иудей это иудей. Все люди разные на Земле, но не на небесах — чего уж проще? Там ведь ещё и про то, что во Христе нет «ни мужеского пола, ни женского». В противном случае можно договориться до совсем уж абсурдных и бредовых вещей — дескать, религия уделяет особое внимание любви к членам своей семьи, но почему ты должен любить своих родителей и детей больше, чем других людей — это же шовинизм! Смешно? Это смех сквозь слёзы, так как подобная философия уже стала объективной реальностью…

Вообще соревнование в глубине, цвете и запахе ран – очень сомнительное занятие. И мы, и Запад – на одном поле страшного кризиса христианской цивилизации.

ЛЮБОВЬ. Говоря о любви, я, конечно, имею в виду не плотское влечение, а уникальное, непостижимое явление, описанное в Священном Писании словами: «И сказал: посему оставит человек отца и мать и прилепится к жене своей, и будут два одною плотью, так что они уже не двое, но одна плоть. Итак, что Бог сочетал, того человек да не разлучает». Любовь затем воспроизводится в семейных отношениях, в отношениях между родителями и детьми, в общих неразрывных ценностях и интересах.

Эта сфера тоже оказалась затронута деструктивным влиянием современности. Семья всё больше и больше стала превращаться из священного в договорно-правовой институт. Но и эти своеобразные отношения всё ещё лежат в пределах добра и зла. Сейчас же, когда содомию пытаются представить «естественным вариантом сексуального поведения», когда в США периодически объявляют защиту геев и лесбиянок во всех странах мира приоритетным направлением своей внешней политики, когда в Европе продвигают законопроекты о замене слов «мать» и «отец» бесполым «родитель» и открывают детские сады, где девочки ходят в штанах, а мальчики в платьях, — мы всё более остро осознаем ценность настоящей Любви, той, что от Бога, а не от его вечного противника.

Это, кстати, не значит полной правоты отечественных пропагандистов, пытающихся свести всю сложность человеческой жизни к вопросу «родителей №1 и 2» и за конституционную поправку о традиционной семье лукаво прячущие все остальные, по-настоящему для власти значимые изменения в главном законе. (Да и учтите, что эти же самые пропагандисты, поступи соответствующее распоряжение, будут первыми рвать рубашку за однополые браки как свидетельство исконного русского милосердия и терпимости).

Бог, Родина, Любовь — вот «Окончательный Ответ на величайший вопрос Жизни, Вселенной и Всего Такого». Троица.

Наши социальные язвы и глубокие раны, в том числе и прямо приводящие к повсеместным абортам, разводам, семейному насилию, ничуть не лучше, если не хуже. Вообще соревнование в глубине, цвете и запахе ран – очень сомнительное занятие. И мы, и Запад – на одном поле страшного кризиса христианской цивилизации. Совершенно не призываю выбираться вместе с Западом, как иные наши консерваторы – сторонники абстрактной «белой христианской солидарности». Тем более другая сторона не очень горит взаимностью.

Давайте выбираться сами. С опорой на установленные нами три базовые, неразрывно связанные друг с другом ценности, попрание которых приводило мир к самым страшным бедствиям за всю историю. Бог, Родина, Любовь — вот «Окончательный Ответ на величайший вопрос Жизни, Вселенной и Всего Такого». Троица. Её, говорят, любит (то есть испытывает третью составляющую списка) первый в списке – Бог. Хотя, на самом деле, он любит нас всех.

Поделиться ссылкой:

Новости СМИ2