Кто заказывает хаос в сфере трудовой миграции

Развал Советского Союза обернулся тем, что на Россию обрушилась миграционная лавина. Наша страна привлекает в основном людей из ближнего зарубежья. Большей частью — из стран Средней Азии, где нет работы. Так, с января по сентябрь в Россию прибыло свыше 3,4 миллиона граждан Узбекистана, из них полтора миллиона — как трудовые мигранты. Сегодня, 18 декабря, когда отмечается международный День мигранта, мы получаем лишний повод обсудить проблемы трудовой миграции.



И надо признать: России нужны мигранты. «Демографические потери 90-х годов сейчас дают о себе знать, так как семьи начинает создавать малочисленное поколение 90-х годов. И у демографической проблемы есть и экономическое измерение. В 2017 году, например, численность населения в трудоспособном возрасте сократилась почти на миллион. И в ближайшие годы такая тенденция сохранится, что может стать серьёзным ограничением для экономического роста — трудовых ресурсов просто нет», — призналглава российского государства Владимир Путин в последнем послании Федеральному собранию.

Хаос под контролем

До недавнего времени на российском миграционном рынке царил хаос. Доходило до того, что во круг больших городов появлялись нелегальные мигрантские поселения. «По окрестным пустырям разбросаны хижины из фанеры и рубероида, сливающиеся с жухлой полынью. Над каждой — дымок. Света нет, топят буржуйки: древесного мусора вокруг полно. Здесь живёт в основном «шабаш-трест» — подёнщики, не нашедшие постоянной работы. Рано утром они выходят на стихийную биржу труда на обочине Ярославки и толпой бросаются к каждой притормаживающей машине», — описывают журналисты «Русского репортёра» жизнь обитателей стихийного лагеря мигрантов в деревне Челобитьево, где в самодельных трущобах обитало до 20 тысяч мигрантов. Этот крупный лагерь, расположенный в нескольких километрах северней Москвы, власти ликвидировали в 2010-2011 годах. Но посёлки размером поменьше существуют и поныне. СМИ регулярно сообщают об обнаружении подпольных общежитий мигрантов.

Миграция только на первый взгляд бесконтрольна. На самом деле она находится под жёстким контролем разного рода неформальных структур, в том числе — криминальных.

Свободное перемещения капиталов и рабочей силы — основной закон капитализма новой эпохи. Но вся эта свобода существует лишь на бумаге учебников по экономике. Миграция только на первый взгляд бесконтрольна. На самом деле она находится под жёстким контролем разного рода неформальных структур, в том числе — криминальных. Есть известная русская пословица о ловле рыбы в мутной воде. Что она означает — всем ясно. Хаос нужен торговцам живым товаром, чтобы извлекать максимальные прибыли от эксплуатации миграционного рынка. Это — контролируемый хаос.

Закон о порядке

Российское государство вот пытается навести порядок на миграционном рынке. «Отсутствие должного порядка (в миграционной сфере — прим. Ред.) не только деформирует структуру занятости, но вызывает дисбалансы в социальной сфере, провоцирует межнациональные конфликты, обостряет криминогенную обстановку, нужно упорядочить приём иностранных граждан, прибывающих в Россию в безвизовом порядке», — говорил президент Путин ещё в декабре 2013 года, выступая перед Федеральным собранием. В итоге с 1 января 2015 года для мигрантов из Украины, Молдовы, Узбекистана и Таджикистана оно ввело рабочие патенты, а затем, в 2017-м, заключило с Узбекистаном соглашение об организованном наборе мигрантов.

Превращая его участников в агентов влияния России в Узбекистане, оргнабор станет российским орудием мягкой силы. Если заработает как надо.

Общие контуры системы оргнабора Путин нарисовал ещё в марте 2016 года на расширенном заседании коллегии МВД: «У нас миллионы мигрантов, прежде всего из республик бывшего Советского Союза. Нужно сделать так, чтобы и они жили в нормальных условиях, трудились там, где их берут на работу. Чтобы они исполняли законы Российской федерации, традиции народов, среди которых они живут. И так, чтобы это не создавало проблем на рынке труда у нас внутри России, чтобы не вызывать раздражение граждан Российской федерации».

Оргнабор должен ввести миграционный поток в прозрачные рамки, привлекая только тех, кто нужен российской экономике, и в то же время — обеспечить мигрантам достойные условия труда и проживания.

Оргнабор призван решать не только экономические задачи, но и политические. И даже шире — геополитические. Превращая его участников в агентов влияния России в Узбекистане, оргнабор станет российским орудием мягкой силы. Если заработает как надо. Но пока он работает плохо. Каждый раз одно и то же: трудовые мигранты получают рабочий патент, отрабатывают всего один день — и сразу начинают возмущаться тем, что их обманули. Либо пускаются в бега.

Буйных мало

Разберём один из последних примеров. В конце лета в Санкт-Петербург из Узбекистана прилетели 16 мужчин. Все по системе организованного набора. Они должны были работать рыбообработчиками на Рыбообрабатывающем комбинате №1(РОК). Пока они ждали оформление рабочего патента, их водили на экскурсии в петербургские музеи и парки, утраивала для них культурные мероприятия и обучающие семинары. За один месяц пребывания в Петербурге трудовые мигранты побывали в Кунсткамере, Музее истории религии, в мультимедийном музее «Моя история», а также на фестивале «Под крылом Петербурга», который каждый квартал проходит в петербургском Доме национальностей под эгидой городского Комитета по межнациональным отношениям и реализации миграционной политики.

И вот наступил долгожданный первый рабочий день… который стал для этой бригады и последним на Рыбообрабатывающем комбинате №1. На следующий день те, кто успел поработать, в компании с теми, кто ещё не отработал и часа на РОКе, отправились в Комитет по межнациональным отношениям и реализации миграционной политики, чтобы написать обращение с жалобами на невыносимые условия труда на Рыбообрабатывающем комбинате №1 и на антисанитарные условия в общежитии на улице Броневой. «Спецодежда общая, а не личная. На рабочем месте тараканы. Нас отправляют в холодильную камеру, где минус 60 градусов, без тёплой одежды и рукавиц», — утверждали, в частности, участники оргнабора. Подписали обращение всё 16 человек, хотя семь из них на РОКе ещё не были. Коллективный порыв!

Настоящих буйных в бригаде было мало. И они представляли собой не наивных выходцев из глухих кишлаков, а уроженцев столичного Ташкента.

Но любой порыв не рождается из ничего. Его кто-то должен спровоцировать. Завести людей. И действительно — настоящих буйных в бригаде было мало. И они представляли собой не наивных выходцев из глухих кишлаков, а уроженцев столичного Ташкента. Молодые. Хорошо говорят по-русски. Имеют страницы в социальных сетях. И они постоянно нагнетали конфликт. Особенно активно проявлял себяАбдурахим Туйчиев — боксёр из Ташкента. «Это ни в какие рамки не входит», «Здесь, в России, нас покупают, что ли?», «Мне не смены нужны, мне здоровье нужно!» — митинговал он перед своими земляками, а заодно и перед теми, кто пытался урегулировать конфликт, в том числе перед сотрудниками консульства Республики Узбекистан в Петербурге.

И ещё бросалось в глаза вот что: мигрант, небольшого роста крепкий парень, все разбирательства снимал на смартфон. Для чего? На память? Вряд ли. Для отчёта.

За всем недовольным ташкентским боксёром шли остальные. Даже те, кто их старше. Не говоря о тех, кто младше. «Я думал русский человек не обманет. Оказывается — обманет. Без крыши над головой оставит», — заявил один из юношей представителям профсоюза «Трудовая Евразия», которые пытались разобраться в производственном конфликте и урегулировать его. Не получилось. Стоило только активистам «Трудовой Евразии» вывести на разговор кого-нибудь из молчаливых мигрантов, как сразу же рядом появлялся Абдурахим Туйчиев и парень со смартфоном.

В итоге буйные добились своего. Они сорвали органабор на Рыбообрабатывающий комбинат №1. Причём когда активисты «Трудовой Евразии» пришли на это предприятие, перед ними открылась совсем другая картина, чем та, что нарисовали мигранты в своём обращении. На комбинате чисто. «Тараканы-шмараканы», по выражению одного из возмущённых мигрантов, не бегают. В холодильной камере не минус 60, а минус 13, о чём свидетельствует градусник. И в самой этой камере люди не работают. Это просто большой холодильник для готовой продукции, которая ввозится в него на тележках с поддонами. Все рабочие оснащены перчатками. А личной спецодежды на пищевом комбинате быть не может. Рабочие каждый раз надевают выстиранный комплект в соответствии со своим размером. Это санитарное требование.

На следующий день после того, как руководство РОК №1 отказалось принимать участников органабора в связи с тем, что они прогуляли смены, Абдурахим Туйчиев и его сподручные благополучно вылетели в Ташкент, несмотря на то, что до этого постоянно жаловались на полное отсутствие средств к существованию. А те, что хотели работать, остались в итоге с носом. «Нам Абдурахим обещал, что, если мы откажемся работать на Рыбообрабатыващем комбинате, поддержим его в этом конфликте, нас устроят в другое место, где будут хорошо платить… Но он нас обманул», — признался один из 16-ти подписантов — скромный небольшого роста мужчина лет 35, как выяснилось — отец семейства, который, пока Абдурахим, раздувал конфликт, молчал. Эти люди, которые поверили активным землякам, пополнили бы армию нелегальных мигрантов, если бы оператор оргнабора, агентство «Трудовые резервы Евразии» не нашло им новые рабочие места.

Заказчика хаоса

Ясно, что Абдурахим и его команда — проплаченные провокаторы, которые прилетели в Петербург, чтобы сорвать очередной оргнабор. Конечно, можно было бы предположить, что они — просто слишком придирчивые люди, если бы они не улетели домой на следующий день после срыва оргнабора на РОК№1. Кто их нанял? Есть несколько вариантов ответа.

Скорее всего те, кому нужен хаос на миграционном рынке. Хаос — это их хлеб. А точнее — миллиарды долларов. Это международные криминальные структуры.

Узбекистан — отнюдь не азиатский отшиб. Со времён великого Тимура территория, на который он сейчас расположен, — это ключ от Азии в целом. Кто его держит в руках, тот Азией и владеет.


Не будем забывать и о геополитическом значении организованного набора трудовых мигрантов из Узбекистана. Узбекистан — отнюдь не азиатский отшиб. Со времён великого Тимура территория, на который он сейчас расположен, — это ключ от Азии в целом. Кто его держит в руках, тот Азией и владеет. Недаром в XIX веке за эти земли боролись две великие империи: Россия и Британия. Империя суши и империя моря. Эта борьба за наследство Тимура вошла в историю как «большая игра» или «война теней». Россия в той войне победила. Но империя моря не сдалась. Правда, сейчас место Британии заняли Соединённые Штаты Америки, которые хотят держать Узбекистан под своим контролем. А для этого им нужно оторвать его от России. Провал оргнабора в их интересах.

Успешный оргнабор — это ещё и обеспечение безопасности. Не секрет, что экстремисты находят своих адептов в мигрантской среде. И экстремисты тоже не прочь торпедировать оргнабор.

На кого работал Абдурахим Туйчиев и его сподручные со смартфонами, должны разобраться правоохранительные органы Узбекистана и соответствующие государственные службы этой страны. Пока же Туйчиев имеет наглость требовать от российского государства возвращения денег, которые якобы он потратил на билет и на документы для оформления рабочего патента. Российской стороне следует ужесточить контроль над организованным набором. Нужно тщательно проверять его участников. Иначе он выродится в пародию. Которая если и будет кого смешить, то только не честных российских работодателей и трудовых мигрантов из Узбекистана.

Георгий МАЕВ

0 комментариев