Память как орудие против пошлости

Как спасти память о Великой Победе от опошления — этот вопрос 10 мая обсуждали в дискуссионном клубе «Родина на Неве», который на этот раз собрался в Центре патриотического воспитания на Шпалерной улице.

Что движет теми, кто превращает празднование Великой Победы в нелепый, вульгарный балаган?

Ведущий дискуссионного клуба «Родина на Неве» Дмитрий Жвания во вступительном слове отметил, что опошлением памяти о Великой Отечественной войне занимаются, с одной стороны, те, кого известный петербургский литературный критик Виктор Топоров, ныне покойный, назвал «либеральными падальщиками» — они утверждают, что «на самом деле мы войну не выиграли, а проиграли, потому что после всех принесённых нами жертв живём всё равно куда хуже немцев», и не устают напоминать, что советские солдаты изнасиловали миллионы (!) немок, а, с другой стороны, те, кто превращает празднование Великой Победы в нелепый, вульгарный балаган — иногда патетический, а иногда с коммерческим душком.

В качестве примера Жвания привёл случай, когда брянские производители мясных изделий в честь 70-летия освобождения Брянщины от гитлеровцев устроили «инсталляцию» «Три поросёнка — три партизана». Запечённых поросят креативные маркетологи нарядили в ватнички и надели на них пилоточки. В итоге получились партизаны со свиными рылами. Порой создаётся впечатление, что некоторые наши сограждане путают чествование Дня Победы и других памятных дат Великой Отечественной войны со встречей Нового года или каким-то другим весёлым праздником.

Жвания привёл и другой пример нелепости: в одной из школ ученицы старших классов устроили дефиле в женской солдатской форме времён Великой Отечественной. Они разгуливали по сцене, подражая моделям, а на экране транслировались кадры военной хроники, на которых запечатлена атака советских солдат. Зал визжал, выражая восхищение девушками.

«Примеров нелепости множество. Они очевидны. И важно понять, проявлением чего они являются», — подытожил ведущий клуба «Родина на Неве».

Он также отметил, что сейчас вновь весьма активны и те, о ком писал Виктор Топоров в статье «Пятая колонна пошлости». Они продолжают доказывать, что советская армия победила гитлеровцев не умением, а числом: «завалили немцев трупами»…

По мнению этой публики, пакт «Молотов-Риббентроп» — «беспрецедентный акт тоталитарной дипломатии» о разделе Европы между двумя диктатурами: коммунистической и нацистской. Будто бы за год того, как СССР и Германия заключили пакт о ненападении, в сентябре 1939 года, в Мюнхене руководители Британии, Франции, Италии и Германии не подписали соглашение, которое вошло в историю как «мюнхенский сговор», и этот сговор очень быстро обернулся ликвидацией Чехословакии. В разделе этого государства, наряду с Германией, участвовали Польша и Венгрия. В распоряжение Германии попали значительные запасы вооружения чехословацкой армии, которыми Гитлер вооружил девять пехотных дивизий, а также чешские военные заводы. Перед нападением на СССР, из 21 танковой дивизии вермахта пять были укомплектованы танками чехословацкого производства. СССР, в свою очередь, не признал оккупацию Чехословакии Германией, о чём сообщил, в частности, в правительственной ноте 19 марта 1939 года. Но почему-то российские «борцы за правду» твердят исключительно о пакте Молотов-Риббентроп.

Не лишним будет вспомнить и то, что СССР был последним государством, которое заключило с нацистской Германией пакт о ненападении. До него подобные акты подписали Польша (1934), Британия (1938), Франция (1938), Литва (1939), Дания (1939), Эстония (1939), Латвия (1939).

Вновь оживают мифы о «военных преступлениях», которые якобы совершила Красная армия. Так, дабы «проиллюстрировать» бесчеловечность и одновременно глупость советского руководства, утверждается, что 18 августа 1941 года оно в панике приказало взорвать плотину ДнепроГЭС, по которой в это время шли беженцы и отступающие советские войска. Якобы при взрыве образовалась гигантская волна — высотой в 35 метров, которая смыла 120 тысяч советских граждан и военнослужащих. По поводу гуманности руководства СССР иллюзий, конечно же, быть не должно, но нужно иметь весьма воспалённое воображение, чтобы верить в образование гигантского цунами, которое, пройдя по запорожской земле, унесло жизни 120 тысяч человек. В распоряжении историков есть документы об успешной переправе через Днепр отступавших советских частей, в том числе 2-го кавалерийского корпуса, 18-й и 9-й армий. Элементарные расчёты показывают, что через 20 секунд после взрыва участка плотины высота волны не превышала полтора метра. Такая волна может подтопить берега, но смыть 120 тысяч человек разом она не состоянии.

И, конечно же, всё ещё блуждает по текстам либеральных разоблачителей «сталинской военщины» миф о «миллионах изнасилованных немок». Изнасилованных, понятное дело, советскими солдатами и офицерами, если по указанию самого Иосифа Сталина, то по распоряжению Лаврентия Берии. Эти стенания усилились после того, как на русский язык была переведена книга английского историка Энтони Бивора «Берлин. Падение 1945». По его подсчётам, советские воины изнасиловали от 95 до 135 тысяч немок. Но есть исследователи, которые не останавливаются на такой скромной цифре, утверждая, что «восточные варвары» надругались над двумя миллионами бывших гражданок Третьего Рейха, а американский автор Джонсон в своей статье «Красная армия насиловала даже русских женщин» дошёл до того, что заявил о 15 миллионах изнасилованных. 10 лет назад вышел фильм Макса Фёрбербёка «Безымянная», снятый по сомнительным дневникам, якобы написанным одной из жительниц Берлина, взятого советскими войсками. Эта картина, в которой рассказывается о страданиях женского населения Берлина, тоже дала импульс для бичевания Советской армии как орды насильников.

«Глупо утверждать, что изнасилований на территории, оккупированной советскими войсками, не было вообще. Вопрос в масштабах, — верно отмечает российский автор Даниил Иванов. — Одно дело — если они имели столь массовый характер, как это описывает Бивор. Тогда можно говорить, во-первых, о жестокости и аморальности большинства советских бойцов, а, во-вторых, о том, что такое их поведение поощрялись советским командованием. Другое дело — если изнасилования были исключением из правил, неизбежными эксцессами, которые случаются на войне в любой армии мира».

Помещение Центра патриотического воспитания, в котором устроен небольшой музей поискового отряда, как нельзя лучше подходил для дебатов на тему о праздновании Дня Победы

То, что изнасилования не поощрялись советским руководством как разновидность «психологического оружия», видно из приказа Сталина от 19 января 1945 года, в котором чётко и ясно написано: «На завоеванной территории не позволяется половые связи с женским полом. За насилие и изнасилования виновные будут расстреляны».

Исаак Кобылянский, который командовал в то время артиллерийским взводом, вспоминал: «Среди нас не было отъявленных насильников. Было бы наивно утверждать, что никто и нигде не нарушал этот приказ. Но, подчеркиваю, открытых нарушений приказа, массового насилия над немецкими женщинами не было».

Это воспоминания, а вот факты. По данным профессора РАН Олега Ржешевского, заведующего отделом истории войн и геополитики Центра истории войн XX века, за совершенные бесчинства по отношению к населению территорий, занятых советскими войсками, были осуждены военными трибуналами 4148 офицеров и большое число рядовых. Несколько показательных судебных процессов над советскими военнослужащими завершились вынесением смертных приговоров.

Напомним, что в советской зоне оккупации весной 1945 года проживало около 21 миллиона человек. Приблизительно 65 процентов от этого числа составляли женщины всех возрастов: от младенцев до старух, то есть около 13 миллионов человек. Исходя только из этого, изнасиловать 15 миллионов немок было нереально. Советские солдаты не могли надругаться и над двумя миллионами немок, так как эта цифра означает, что жертвой изнасилования стала каждая шестая немка вне зависимости от возраста и физической привлекательности.

Сейчас в Сети, в либеральном её сегменте, гуляет цитата якобы Василия Шукшина: «Я мальцом ещё определял, кто фронтовик, а кто крыса. Первые награды не носили, пили молча 8-го и 9-го… А крысы по школам в орденах, и про подвиги свои в газетах. Сейчас редко где встретишь фронтовика...». Интересно, каких ветеранов «в орденах» мог видеть в алтайской деревне «мальцом» человек, который появился на свет 25 июля 1929 года? Известно, что Шукшин закончил семь классов в 1943-м, а затем учился в техникуме. До какого возраста сибиряк Василий Макарович считал себя мальцом? В те годы юноши превращались в мужчин очень рано. И тем не менее люди, которые себя считают «мозгами», упорно продолжают распространять фальшь, для разоблачения которой достаточно воспользоваться поисковой системой.

В конце выступления Жвания привёл слова современного московского философа Алексея Лапшина: «Понятна вся пошлость и фальшь нынешнего “победобесия”, но не нужно конструировать параллельную ложь».

Затем начались прения по всем обозначенным пунктам. Одна из участниц дискуссии высказала мнение, что сегодня люди, отмечая День Победы, прибегают к шоу-эффектам потому, что они живут в обществе зрелища, в котором чем ярче ты себя подашь, тем лучше. Современное российское общество разделено, прежде всего — на богатых и бедных, сказала участница дебатов, людей мало что объединяет, а они нуждаются в чём-то, что скрепляло бы нацию, и столько бурное празднование 9 мая, когда вместе с настоящей скорбью по жертвам войны и истинной гордостью за подвиг предков вылезает много пошлости и дурновкусия, во многом объясняется желанием людей испытать радость со всеми вместе — тут уж кто на что способен, а телевизор даёт мало примеров достойного поведения. И лучшим орудием против пошлости должна быт наша память о жертвах и подвигах.

Надо отметить, что помещение Центра патриотического воспитания, в котором устроен небольшой музей поискового отряда, как нельзя лучше подходил для дебатов на тему о праздновании Дня Победы.

0 комментариев