Андрей КОНСТАНТИНОВ: «На повестке - расширение социальной базы власти»

После того как в 1993 году была ликвидирована угроза дальнейшей демократизации власти во вновь созданной Российской Федерации, а значит — преодолена попытка дальнейшего раздробления страны на множество автономных территорий, можно утверждать, что уроки 1917 года нам пошли на пользу. Какими бы личными мотивами не руководствовались участники тех событий, но единство страны и порядок в ней были осознаны как безусловная ценность. При этом общество в целом поддержало президентскую власть Бориса Николаевича Ельцина.

Назначение Игоря Холманского полпредом президента на Урале остаётся пока счастливым исключением из общего правила

Как же была устроена эта власть? На что она опиралась при отсутствии вертикальных структур в обществе? Опорой власти президента Ельцина стала Семья, т.е родственники, друзья и родственники друзей. Возник клан людей, лично связанных друг с другом. Как потом не поносили эту структуру, как ни ругали Семью, но тогда именно она сыграла роль опоры и организующей структуры власти нового государства. Феномен Семьи был связан с тем, что новое государство отказалось от значительного числа функций по управлению обществом. Обществу была предоставлена свобода как политическая, так и экономическая. Это позволило значительно сэкономить на управленческих ресурсах и действительно обходиться небольшим кругом приближенных при осуществлении власти.

Следующий этап развития структуры российской власти был связан с избранием на первый президентский срок Владимира Владимировича Путина. При нём база российской власти не только существенно расширилась, но и приобрела новое измерение. При Путине к власти пришло целое сословие российского общества — так называемые силовики. Не отброшен был и принцип Семьи. Более того, в новую Семью вошли друзья и товарищи нового президента. При этом важно, что развитие общества и власти пошло эволюционным путём — без разрушения предыдущего, чтобы затем что-то построить. Новое было воздвигнуто на фундаменте достигнутого. Используя сословие силовиков, президент создал так называемую вертикаль власти, а попросту — систему чиновничества с присущими всякому чиновничеству достоинствами и недостатками.

Если в семейно-клановой системе наверх попадали лишь «свои» из лично знакомых, то в условиях господства целой сословной группы появился значительный приток свежих сил. Появилась возможность отбора и выбора кандидатов на те, или иные должности. Но и у новой системы оказались свои ограничения, связанные со свойствами сословий как таковых. Всякое сословие стремится к замкнутости своего круга и передаче навыков от родителей к детям. Ограниченность притока свежих сил и жестокая определённость в передаче статуса приводит к быстрой деградации и вырождению сословий. Обычно от этого спасает взаимодействие сословий друг с другом, но в ситуации с опорой власти на силовиков произошло перерождение сословия в касту. Процесс зашёл настолько далеко, что кастовая система взглядов получила распространение в высших эшелонах власти.

Но одно дело хотеть иметь кастовую систему и совсем иное — действительно существовать в ней. Кастовость разрушительна для сословий и приводит к быстрому их вырождению. Дело в том, что касты в реальных кастовых обществах обладают гораздо большим числом институтов для своего автономного существования, чем может позволить себе любое сословие. Например, в Индии у каждой касты наряду с особыми профессиональными занятиями есть своя культура, своя экономика, своё общество — и всё это основано на системе верований, поддерживающих устойчивость каст. Ничего из этого ни одно из современных сословий создать не в силах. А двухсотлетний опыт развития российского дворянства наглядно показал, что пагубные последствия отрыва от остального общества не могут компенсировать никакие ресурсы и преференции от государства.

Именно кастовость современной властной верхушки привела к тому, что у неё нет достойных приемников в лице своих же детей. Не помогли ни элитные школы в России, ни тем более зарубежные, рассчитанные на воспроизводство своих элит, а не решение проблем наших. Богатство и ресурсы есть, образование тоже есть, но гонки на гелендвагенах и буйство современной золотой молодёжи обнаруживают полную несостоятельность как будущей управленческой замены своих отцов.

Должно быть, кто-то ещё помнит, как на одной из «прямых линий» с президентом в 2011 году на фоне «болотных протестов» в эфире неожиданно выдвинулся начальник сборочного цеха «Уралвагонзавода» Игорь Холманский с предложением «с мужиками отстоять стабильность в рамках закона». Уже в следующем году Путин назначил Холманского полпредом президента по Уральскому федеральному округу, что вызвало лютую истерику в либеральных кругах, породившую интернет-мем «быдло с «Уралвагонзавода»». Общественность же антилиберальная, напротив, восприняла назначение как начало больших и позитивных перемен — рабочий человек смог пройти во власть и теперь за ним, неизбежно, потянутся такие же — простые, но честные и трудолюбивые люди. Иначе зачем было городить весь этот сюжет?

Однако сегодня, спустя годы, очевидно, что Холманский так и остался счастливым исключением. Да и результаты его работы не вполне очевидны — он по-прежнему остаётся полпредом, но о конкретных результатах его работы мало что известно. Это не означает, что он работает плохо, возможно, просто негромко, но то, что он не стал символом, как ожидалось, — это факт…

Где же выход? А выход видится в опоре власти на несколько слоёв общества, гораздо больший спектр нынче существующих сословий. Это позволит задействовать так называемые социальные лифты, действующие как внутри сословия, так и осуществляющие переход между ними, т.е. в рамках всего общества. Требовать запуск лифтов для обеспечения ротации в органах власти в рамках одного сословия бессмысленно, так как внутрисословный лифт действует и так. Но потребности власти в новых силах просто обеспечиваются расширением социальной базы.

Такое расширение приведёт к необходимости учёта разницы в сословных предпочтениях через организацию сословного представительства на подобии Земского Собора или Государственной думы, собираемой по сословному принципу, а не от политических партий. Но такой переход будет связан с третьим в истории Российской Федерации расширением социальной базы власти.

Хочется верить, что подготовка к этому в виде различных общественных советов ведётся осознанно, а не под давлением обстоятельств и общественных процессов. Но если это не так, то расширение все равно произойдёт и это приведёт к смене элиты. Смена не должна быть революционной заменой, что всегда связано с разрушением и деградацией существующего порядка. Эволюционное развитие управленческой элиты и государственной власти должно привести к появлению нового её качества при сохранении прежних наработок.

0 комментариев