Шутливые новости - это серьёзно

Дмитрий ЖВАНИЯ

Неделю назад нас огорошили сообщением о том, что парижская мэрия запретила публичные рождественские мероприятия культового характера и даже не разрешила выставлять ёлки на площадях французской столицы.
Демонстрации протеста против закона о «брачном равенстве» полиция разгоняла, применяя дубинки и слезоточивый газ

В новости упоминалась пресс-секретарь мэрии Парижа Саида Альмаси, которая объяснила это решение тем, что в мультикультурном обществе «религиозные традиции Рождества кажутся безобидными» далеко не всем. При этом чиновница призвала сограждан помнить о значении слова «харам», намекая на то, что мусульманам их религия запрещает наблюдать за христианскими праздниками.

В каждой шутке есть доля шутки. И очень много правды.

Новость разлетелась. Даже некоторые серьёзные политические консультанты и аналитики клюнули и опубликовали её на своих ресурсах. Вскоре дьяк Андрей Кураев выяснил, что новость о «запрете Рождества» в Париже — подделка, изготовленная неким Борисом Гонтермахером, главным редактором информационным агентства «Панорама». Рождество в Париже никто не запрещал, а такой работницы, как Саида Альмаси, в парижской мэрии нет.

Гонтермахер (предположим, что это не псевдоним) развлекается тем, что запускает в информационное пространство фальшивки, и тем, что эти фальшивки воспринимаются как правда. Гонтермахер шутит. Но если шутка воспринимается всерьёз — это симптом. Симптом серьёзной болезни как того, кого разыгрывают, так и того, кто является главным героем шутки.

Так, в российской Сети большой ажиотаж вызвали «новости» от Гонтермахера о том, что «Нидерланды предоставили ЛГБТ-парам приоритет при усыновлении», а «британским СМИ запретят писать в новостях “мужчина” и “женщина”». Ясное дело: эти «новости» призваны довести до инфаркта борцов за «традиционные ценности».

Но Гонтермахер на этом не останавливается, подбрасывая дерьмо и на либеральный вентилятор, дабы борцам за прогресс, права и свободы и всё хорошее было чем пригвоздить мракобесов к позорной доске. Так, сайт ИА «Панорама» сообщает: «священник РПЦ потребовал отлучить атеистов от сборной России по футболу». Зайдя на новость, мы узнаём, что изгнать атеистов из футбольной сборной хочет «настоятель православного монастыря в Сосновогорске нейромонах Феофан». Сосновогорска на карте России нет, а есть бывший рабочий посёлок Сосновоборск под Красноярском, рядом с которым есть три женских монастыря и один мужской. Но главное даже не это, а то, что «нейромонах Феофан» — музыкальный проект из Санкт-Петербурга, который играет в стиле «русский народный драм». При этом новость украшена фото протоиерея Андрея Ткачёва, известного своими реакционными высказываниями, вроде: «Революция — это беснование» или «Нужно женщину ломать об колено». Поэтому никто бы не удивился, если бы он потребовал ещё и атеистов из футбольной сборной исключить и проклясть.

Так что Кураев не прав, крича, что о «запрете Рождества» в Париже сообщили некие «церковно-путинские охранители». Гонтермахер потешается над всеми – как над охранителями, так и над либералами.

Если шутка воспринимается всерьёз — это симптом. Симптом серьёзной болезни как того, кого разыгрывают, так и того, кто является главным героем шутки.

Как мы знаем, в каждой шутке есть доля шутки. И очень много правды. Чтобы поверить в то, что ЛГБТ имеют преимущества где-нибудь, например, в Иране или Саудовской Аравии, нужно страдать тяжёлым идиотизмом. Но новость о том же самом из Голландии воспринимается всерьёз. Ведь Голландии, как и в большинстве стран Евросоюза, разрешены гей-браки и однополые пары имеют право усыновлять детей, а толерантность насаждается репрессивными методами, в том числе с помощью «положительной дискриминации».

Информация о «запрете рождественских ёлок в Париже» пришла после новости о закрытии традиционной рождественской ярмарки на Елисейских полях. Городской совет объяснил это решение тем, что «большинство товаров, продававшихся на ярмарке, не были аутентичными для французской культуры, большинство из них сделаны в Китае». Странное объяснение. Год назад я посещал эту и другие рождественские ярмарки Парижа, и видел на них в основном продукты из разных регионов Франции, а также из других стран, например, из Ближнего Востока, в частности, из Ливана. Может быть, речь идёт о сувенирах и ширпотребе? Откровенно говоря, меня больше на этих ярмарках раздражали не китайские товары, а бесконечная американская песенка про джангл беллса. Вообще ярмарки приносят большой доход городской казне и вряд ли бы её запретили, дабы наконец соблюсти принципы мультикультурализма. В той же Германии, где к толерантности относятся ещё трепетней, чем во Франции, работает более 50 тысяч рождественских ярмарок — и ничего. Но, так или иначе, лыко закрытия ярмарки пришлось в строку «запрета Рождества».

Однако если бы всё началось и закончилось закрытием ярмарки, то никто бы новости Гонтермахера не поверил. Но после того, как президент «социалист» Франсуа Олланд и его «левое» правительство продавили закон о «брачном равенстве», который мало того, что разрешил однополым супругам усыновлять детей, так ещё и вывел из юридического оборота такие понятия, как «мать» и «отец», было легко обмануться, тем более, что мэр Парижа, «социалистка» Анн Идальго «запретила Рождество», дабы соблюсти принципы мультикультурализма.

Напомню, что теперь, после принятия закона о «брачном равенстве» французские младенцы получают «родителя №1» и «родителя №2». «Родина связана с рождением, родителями. Но теперь уже нет “отца” и “матери”. Есть пронумерованные “родители” или, если точнее — “воспитатели”. “Патриотизм” от слова «отец». Но отцов-то больше нет! Патриотизм — архивное слово», — так объяснил глубинный смысл этого закона российский философ Олег Ефремов.

Этот закон осудила Католическая церковь, против него протестовали сотни тысяч французов, но их голоса власти Франции не услышали. Демонстрации протеста против закона о «брачном равенстве» полиция разгоняла, применяя дубинки и слезоточивый газ.

Но, с другой стороны, последние три года российское телевидение всё больше рассказывает своей пастве о «гейропе», европейской деградации, распространении радикального ислама, дабы убедить её, что она живёт в лучшим из миров. Будто Европа сегодня начинается гей-парадами, а заканчивается массовыми намазами. Поэтому «новости» из вырождающейся Европы о преимуществах ЛГБТ-пар при усыновлении или о запрете праздновать Рождество в нашей стране никого не удивляют.

Одно дело делать подарки близким на Рождество (эта подарочная истерия обогащает сказочно торговый капитализм), а другое действительно быть христианином. Западное общество не христианское, а секулярное.

И есть ещё один аспект, который в этом тексте я не буду разбирать подробно. Я не сторонник теорий заговора, но всё чаще замечаю попытки стравить христиан и мусульман. Что первым делом почувствует христианин, когда прочтёт сообщение о запрете публично праздновать Рождество в Париже? Раздражение. Но это раздражение будет исподволь направлено на мусульман: мусульмане настырно давят, а слабая либеральная власть, одержимая политической корректностью, отступает…

И в этом стравливании участвуют и искренние, но одержимые, а порой и недалёкие люди, вроде писательницы Елены Чудиновой. Её роман-антиутопия «Мечеть Парижской богоматери». Сама Чудинова называет своё произведение «романом-миссией». По всей видимости, она хочет предостеречь европейцев от толерантности, которая оборачивается тем, что мусульмане теснят в Европе христиан.

Христиан? Одно дело делать подарки близким на Рождество (эта подарочная истерия обогащает сказочно торговый капитализм), а другое действительно быть христианином. Западное общество не христианское, а секулярное. Тот же Мон-Сан-Мишель, величественный средневековый замок на северо-западе Франции, утратил сакральное значение ещё при Наполеоне, который сделал его тюрьмой. Сейчас это место паломничества… туристов со всего мира.

Прав французский философ Ален де Бенуа, утверждая, что идентичность европейцев разрушают вовсе не мусульмане и иммигранты, а «примат потребления, вестернизация нравов, насаждение однородности через масс-медиа». «Мелкий лавочник-араб своим соседством определённо в большей степени способствует сохранению французской идентичности, построенной на подлинно французских ценностях, нежели чем парк развлечений американского типа или торговый центр», — доказывает мыслитель.

Времена папы Урбана II, призвавшего христиан в Крестовый поход ради освобождения Гроба Господня, прошли. Мы живём в мире, в котором христиане и мусульмане имеют одного врага — общество потребления, порождённое корпоративным капитализмом. Так что все эти шуточки, призванные разжечь конфликт между мусульманами и христианами, в общем и целом выгодны Системе.

0 комментариев