Нашим инвалидам не до праздников

Сегодня во всем мире отмечается Международный день инвалидов, утвержденный Генеральной Ассамблеей Организации Объединенных Наций в 1992 году. Согласно положению об этой дате, государства-члены ООН должны каждый год, 3 декабря, проводить мероприятия «в целях интеграции инвалидов в общественную жизнь».

О "доступной среде" для инвалидов говорить пока преждевременно

В большинстве российских регионов, сегодня действительно запланированы различные акции- от бесплатных экскурсий для людей с ограниченными возможностями до спортивных турниров с их участием. Большинство этих мероприятий проводятся на базе государственных социальных учреждений и позволят поставить очередную галочку в графе отчетности. Впрочем, самим нашим инвалидам не до праздников ни в этот день, ни в остальные. Они остаются наиболее уязвимой во всех отношениях социальной группой населения страны, обреченной на постоянные страдания из-за отсутствия реальной помощи от государства.

Немного статистики

Согласно данным Росстата, на 1 января 2018 года в России официально зарегистрировано 12,1 миллиона человек всех групп инвалидности, что составляет 8,2 процента населения страны. Из них мужчин — 5,2 миллиона, женщин — 6,9 миллиона. При этом за пять лет число инвалидов сократилось на 7,6 процента — с 13,1 миллиона человек.

Петербург – один из лидеров среди других регионов страны по соотношению числа инвалидов к общей численности населения. По официальным данным, в городе проживает около 623 тысяч людей с ограниченными возможностями (при населении 5 миллионов 351 тысяча 935 человек). Из них 513 тысяч пенсионеров, 93 тысячи граждан трудоспособного возраста и 15 тысяч детей.

В Ленобласти живет 141 тысяча инвалидов (8 процентов от численности населения региона). Подавляющее большинство – пенсионеры. Очень важный момент: 34 процента всех областных инвалидов живут в сельской местности, что серьезно осложняет их существование ввиду удаленности медицинских и социальных учреждений.

Пенсии по инвалидности

Материальное положение инвалидов без преувеличения можно назвать катастрофическим. Официальная статистика зачастую прибегает к своего рода «ретуши» при публикации данных о пенсионном содержании людей с ограниченными возможностями. Как правило, приводятся данные ПФР, согласно которым средний размер назначенных пенсий инвалидам, составляет 13,3 тысячи рублей в месяц, в том числе инвалидам первой группы — 17,3 тысячи рублей, второй группы — 13,7 тысячи., третьей группы — 11,5 тысячи., детям-инвалидам — 13 тысяч рублей. И это действительно так. Вот только такие пенсии (за исключением детей-инвалидов) выплачиваются гражданам, выработавшим положенный трудовой стаж «на общих основаниях». Все остальные могут рассчитывать на совершенно иные суммы, называемые «социальной пенсией».

Ее размер сегодня составляет: 1 группа инвалидности – 9913,73 рублей, 2 группа инвалидности – 4959, 85 рублей, 3 группа – 4215, 90 рублей. Понятно, что выжить на такие, с позволения сказать, «деньги», сегодня в России невозможно в принципе. И тут перед инвалидом встает другой глобальный вопрос; где заработать?

Хорошо, если инвалидность не слишком сильно ограничила возможности человека, а руководство с пониманием отнесется к неизбежному падению производительности труда когда-то ценного сотрудника. Но, зачастую инвалидность автоматически означает потерю прежней работы. Что делать в этой ситуации?

Первый логичный шаг для инвалида, потерявшего работу и не достигшего пенсионного возраста по старости– встать на учет в службе занятости. Во-первых, это означает регулярную выплату максимального (и в то же время мизерного) пособия, а во-вторых – возможность официально получить работу, которую инспекторы службы, по идее, должны подбирать с учетом инвалидности соискателя. Но это лишь в теории. На деле все оборачивается очередным «хождением по мукам».

Лучше всего ситуацию иллюстрируют примеры из жизни реальных людей. Вот что рассказал автору этих строк 52-летний петербуржец Юрий Маринченко, получивший инвалидность после инсульта.

«Государство приговорило меня к смерти»

«Я отработал почти двадцать лет начальником производства на обувном предприятии в Центральном районе. В октябре прошлого года прямо в цеху у меня случился инсульт, очнулся уже в больнице. Отлежал там больше двух месяцев, вышел, получил инвалидность. На работе сразу сказали: Пиши «по собственному», тогда тебе денег выплатим, а нет, так найдем за что уволить и денег не получишь. Ну я и написал, тем более зарплата «серая», а так хоть что-то дали. Обидно, конечно, столько лет я с этими людьми работал, а они меня просто выкинули.

Получил вторую группу инвалидности и пенсию меньше 5 тысяч. Обзвонил как водится всех знакомых, а они сами почти все без работы, хоть и не инвалиды. Встал на учет в службе занятости. Но это вообще отдельная тема! Все вакансии, которые мне давали, не соответствовали реальным условиям. То есть зарплата и условия одни прописаны, а на деле все по-другому. Или написано «доступно соискателям с инвалидностью», а звонишь в контору, так там как узнают, что ты инвалид, говорят: мест не осталось. Зачем тогда в службу занятости сообщать, что места для инвалидов есть?!

В общем, уже больше года я без работы. «Доход» — меньше 5 тысяч по инвалидности и 4900 от службы занятости. Жена получает 30 тысяч на руки. Дочка институт успела закончить, но тоже полгода без работы сидит. Еще до инсульта взяли кредит на постройку дома в области. Дом построили, а по кредиту платить еще три года. Пришлось машину продать и все сбережения снять.

Да я не знаю, смогу ли работать, даже если что появится. Хожу с палочкой. С координацией плохо. Подняться по лестнице еще могу, а как спускаться – спотыкаюсь и падаю. Лучше бы я умер в больнице. Мне очень страшно жить дальше. Ведь по-сути я оказался один. Спасибо жене, но государство-то наше где? Оно же таких как я попросту к смерти приговорило».

Не стать «государством с ограниченными возможностями»

И таких людей, и таких историй – множество. Петербург – один из лидеров по сердечно-сосудистым заболеваниям в России. Причем, инсульт «косит» в основном людей в возрасте 40-50 лет. То есть тех, кому «не светит» пенсия по трудовому стажу «на общих основаниях». Хорошо, если рядом окажутся любящие родственники, готовые взвалить на себя крест повседневной заботы и содержания больного человека. А если нет, то случившееся – фактически смертный приговор. Впрочем, в такой же ситуации находятся обладатели всех групп инвалидности независимо от характера заболевания.

Отдельная тема – безумно дорогие средства реабилитации и пресловутая «доступная среда» для инвалидов, которая на деле абсолютно недоступна для большинства из них, прежде всего для людей с повреждениями опорно-двигательного аппарата.

Не менее острой остается и тема прохождения медико-социальной экспертизы (МСЭ), в ходе которой решается вопрос о назначении, продлении или снятии инвалидности. В последние года на работу МСЭ поступает масса жалоб. Врачи упорно не желают давать или продлевать инвалидность, лишая ее даже детей с диабетом(!). Не исключено, что именно это сказалось на статистике Росстата, демонстрирующей уверенное снижение численности инвалидов в стране.

Это зашло настолько далеко, что проблему вынуждена была отметить в своем сегодняшнем обращении, приуроченном к Международному дню инвалидов, уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова. В нем она указала на «поток обращений», вызванный действиями врачей из МСЭ и на необходимость формирования независимой медико-социальной экспертизы, куда могли бы обращаться недовольные граждане.

В то же время федеральные власти, очевидно не считают все вышеупомянутое проблемами, требующими кардинального решения. Так, министр труда РФ Максим Топилин в интервью ТАСС, приуроченном к сегодняшней дате, заявил, что заинтересованные ведомства готовы упростить получение инвалидности за счет…введения электронного документооборота между медицинскими организациями и МСЭ. То есть, соискателю инвалидности не нужно будет лично собирать необходимые справки. Планируется, что это произойдет «где-то через год или два». Ну что ж, спасибо и на этом…

Отношение государства к своим гражданам – показатель прочности самого государства и залог его будущего развития. Инвалиды, стыдливо переименованные чиновниками в «людей с ограниченными возможностями», составляют немалую часть населения страны. И в условиях, когда здоровые люди с трудом находят для себя источники существования, их перспективы на буквальное физическое выживание практически равняются нулю. В этих условиях, именно помощь со стороны государства может радикально поменять ситуацию. Необходим пересмотр госполитики по отношению к этой, наименее защищенной части населения. Помощь должна стать адресной и максимально эффективной. В противном случае, впору присвоить инвалидность самому государству.
Игорь ЧЕРЕВКО

0 комментариев