Максим ВЕТЧИННИКОВ: «Нужно больше рассказывать о нашем селе»

Заместитель генерального директора совхоза «Всеволожский», руководитель отделения Всероссийской политической партии «Родина» во Всеволожском районе Максим Ветчинников в разговоре с редактором сайта «Родина на Неве» Дмитрием Жвания рассказал о проблемах, с которыми сталкиваются сельхозпроизводители Ленинградской области.
Заместитель генерального директора совхоза «Всеволожский», руководитель отделения Всероссийской политической партии «Родина» во Всеволожском районе Максим Ветчинников

Дмитрий ЖВАНИЯ. В последние годы довольно остро стоит вопрос об импортозамещении, в том числе о продовольственном импортозамещении. Как Вы считаете, могли бы аграрии Ленинградской области обеспечить наши местные социальные и государственные учреждение всеми необходимыми продуктами?  
 
Максим ВЕТЧИННИКОВ. Скорее всего — да. Конечно же, чтобы точно ответить на этот вопрос, нужно скрупулёзно подсчитать потребность в продуктах социальных объектов: школ, детских садов и лагерей отдыха, медицинских учреждений и домов ветеранов. Но даже без этого подсчёта можно утверждать, что производители Ленинградской области обеспечат их молочными продуктами, свининой и мясом птицы. 

С производством свинины в области полный порядок. У нас есть очень мощный свиноводческий комплекс «Идаванг-агро», который располагается в Тосненском районе. Если взять объёмы производства курятины и яиц в Ленинградской области, то мы этой продукцией обеспечим не только себя, но и ещё другие регионы. В нашем регионе работают крупные птицефабрики: «Северная», «Синявинская», «Роскар», «Оредеж» (входящая в «Оладушкин групп») и многие другие.

Что касается производства говядины, то необходимо подсчитать требуемый объём. В Лужском районе есть комплекс по выращиванию быков «Рассвет». На убой идут и коровы, отбракованные от молочного производства. Это либо коровы с небольшими надоями, либо старые особи, которых выгодней забить на мясо, а не кормить. Качество их мяса вполне добротное. Кроме того, во многих хозяйствах Ленинградской области стоят быки на откорме.  
 
В Ленинградской области производятся все виды молочной продукции: молоко, сметана, йогурты и т.д. В нашем регионе самое продуктивное стадо в Российской Федерации! У поголовья коров самая лучшая генетика в России. Работа над этим началась ещё во времена СССР и нашим специалистам удалось не только сохранить, но и преумножить те наработки.  

Есть у нас и две крупных козоводческих фермы — в многопрофильном хозяйстве «Приневское» во Всеволожском районе и «Красноозёрная» в Приозерском районе. Козье молоко тоже нужно вводить в рацион детей. Ведь организм некоторых детей коровье молоко не принимает, а козье молоко усваивает.  

Не будем забывать и о рыбе. У нас достаточно успешно развивается рыбное производство. Много хозяйств создано в Приозерском районе, в том числе в Кузнечном, где искусственным образом выращивается форель – довольно приличная. Она и в торговые сети поставляется. Растёт она хорошо. Так что красной рыбой тоже можем обеспечить.  
 
Для полноценного рациона нужны каши, хлеб, овощи. Как обстоит дело с производством этой продукции в Ленинградской области?
 
— Хлебобулочными изделиями мы тоже можем обеспечить наши социальные учреждения. Почти в каждом крупном городе Ленинградской области есть свой хлебозавод. 

Если брать овощи, то у нас есть очень большое предприятие — агрохолдинг «Выборжец», который находится в посёлке Янино. Он производит огурцы, помидоры, баклажаны, зелень. Сейчас они строят крупный комплекс по выращиванию грибов — шампиньонов. Большой шампиньонный комплекс имеет и многопрофильное хозяйство «Приневское». 

У нас идёт снижение урожая картофеля. Но если бы у нас была нормальная на него цена, то может быть какие-нибудь производители и пошли на расширение площадей посадки картофеля. Но сейчас выгодней картофель привезти из Белоруссии, Псковской или Новгородской областей, где лучше почвы и климатические условия, а трудовая сила дешевле. 
 
Оптимистичная картина! Это результат счастливого стечения обстоятельств или чья-то персональная заслуга? 
 
— Когда я начал работать в сельском хозяйстве, вице-губернатором Ленинградской области, отвечающим за аграрное производство, был Сергей Васильевич Яхнюк. Во многом благодаря его усилиям наше молочное животноводство, которое было очень мощным ещё в советские годы, не только сохранилось, но и преумножилось. 

Сергей Васильевич избрался в депутаты Государственной думы, где он, кстати, входит в Комитет по аграрным вопросам, а в правительстве Ленинградской области на его месте работает Олег Михайлович Малащенко, который ранее возглавлял Лужский район. Думаю, что он подхватит достижения Яхнюка и продолжит его дело. Человек он молодой, перспективный. Так что я думаю, что будущее есть. 

Но Сергею Васильевичу хочется сказать большое спасибо! Работая в правительстве Ленинградской области, он всегда находил нужные слова для депутатов Законодательного собрания Ленинградской области и губернатора Ленобласти Александра Юрьевича Дрозденко (которого тоже нужно поблагодарить за понимание проблем аграриев), чтобы они принимали решения о выделении субсидий нашим сельхозпроизводителям на приобретение сельхозтехники, закупку семян, скота, развитие территорий. И видно, что посёлки развиваются. Приезжаешь и видишь: клуб построили, дороги заасфальтировали, дворы отремонтировали. 

И нужно учитывать ещё вклад директоров. Директоры хозяйств в Ленинградской области тоже сильные. Лишь некоторые свои хозяйства исчезли, в основном те, что располагались вблизи Санкт-Петербурга. Правда, некоторые сохранились в зоне соприкосновения с городом, например, совхозы «Приневский», «Пригородный», «Бугры». Благодаря государственной поддержке как федеральной, так и региональной сельское хозяйство Ленобласти сохранилось и развивается. Оно просто не распиарено. И поэтому о нём мало кто знает. 
 
Помогли ли нашим сельхозпроизводителям российские антисанкции?
 
— Помогли. Но надо идти вперёд. Проблем ещё много. Прежде всего с энергоснабжающими организациями. Дело, например, вот в чём. Наши областные хозяйства начали заниматься производством фуражного зерна, прежде всего для кормления своего скота. Чтобы было своё зерно, нужны сушилки, которые работают либо на газе, либо на электричестве. Но электричество стоит дорого, а газ есть далеко не везде.  

Стоимость электричества в Ленинградской области выше, чем в Санкт-Петербурге. Тарифы плавающие, но в среднем около восьми рублей за киловатт. И это при том, что в области есть своя атомная электростанция. Почему на бирже электричество стоит 2,20 рубля за киловатт, а мы её покупаем по восемь? Думаю, что для местных сельхозпроизводителей могли бы сделать тарифы и подешевле. По территории области проходит газовая труба, но во многих посёлках нет газа. 

Да и качество продуктов, которые поставляются в те же социальные учреждения, всё ещё вызывает большие вопросы. Порой, глядя на продукцию тех, кто выигрывает тендер, обнаруживаешь, что её цена дешевле стоимости её производства. Как это может быть? Как такое масло или сметана может соответствовать требованиям ГОСТа? 

А для нас важно, чтобы наши дети, будущие граждане Российской Федерации, питались здоровой качественной едой, получали не только калории, но и всё необходимое для правильного роста организма. Здоровье человека закладывается с детства. Поэтому очень важно, чтобы ребёнок питался правильно – во благо, а не во вред. Чем сейчас кормят детей — большой знак вопроса. 
 
А кто проверяет качество продукции?
 
— Этим должен заниматься РОСПОТРЕБНАДЗОР. Но нужно проверять не то, что поставщик хранит на складе, а то что он конкретно привозит в детские сады или медицинские учреждения. 
 
Чтобы найти нормальных поставщиков, нужно выйти на производителя, минуя перекупщиков. У нас сейчас закупки производятся каким образом? Не лотами — отдельно на молоко, отдельно на мясо и т.д., а одним пакетом, в который входят макаронные, хлебобулочные изделия, молоко, мясо и т.д. В Ленинградской области есть многопрофильные предприятия, но не настолько, чтобы заполнить весь продуктовый пакет. Пусть будет не один большой лот, а несколько маленьких — на каждую отдельную продукцию. И нужно выходить непосредственно на производителя. Если будет государственные заказ, то производитель будет точно знать, что он реализует свою продукцию по нормальной цене. А родители будут уверены, что их детей накормят качественной едой, которая произведена без ГМО. 
 
А что всё же мешает наладить поставки из Ленобласти в наши магазины? Почему, например, мы покупаем коровье сердце за штампом «Произведено в Уругвае»?
 
Всё зависит о тех задач, который ставит правительство — что мы хотим? Может быть, качество уругвайского говяжьего сердца высокое, а цена его ниже в связи с тем, что эта страна находится в такой климатической зоне, где скот пасётся 24 часа в сутки и 365 дней в году. И породы там могут быть другие. И так далее. Если взять нашу зону, то здесь скот на пастбище можно выгонять лишь три-четыре месяца в году, всё остальное время он в загоне. Поэтому себестоимость нашего мяса и мясных продуктов выше, чем того же уругвайского. 

Но если мы говорим о развитии своего, отечественного, сельского хозяйства, то мы должны понимать, что это целая цепь, в которую включены в том числе сельские поселения. В советское время было как? Совхоз, а рядом одна или две деревни, или посёлок городского типа. Если будет хозяйство на территории, то деревня будет жить. А сейчас у нас как? Если хозяйство закрывается, то посёлки захиревают.

Чтобы поднимать своё аграрное производство, нужно развивать удалённые от города хозяйства, а значит, нужно возрождать посёлки, обеспечивая их всей необходимой для нормальной жизни инфраструктурой: комфортабельным жильём, детскими садами, школами, оздоровительными комплексами. Люди будут знать: да, они живут за двести километров от Санкт-Петербурга, но зато на свежем воздухе и в комфортных условиях. Они вырастят здоровых детей, которые, если захотят, поедут получать высшее образование в Санкт-Петербург, а школьное обучение можно получить и за двести километров от мегаполиса, если в местной школе будут работать хорошие учителя. А учителям нужно платить. То есть поселение должно жить от налогов, от отчислений какого-то предприятия. Территория развиваются, дети рождаются. Это выгодно с социальной точки зрения. Нельзя всё и вся измерять исключительно прибылью. 

Учитывая, что себестоимость продукции местных производителей может быть выше, чем у иностранных, чтобы они не разорялись, надо сделать так, чтобы они непосредственно выходили на потребителей, в том числе на государственные учреждения, обходя перекупщиков. Понятно, что мы живём в капиталистическом обществе, но тем не менее мы не должны отказываться от социального измерения. Производители Ленинградской области должны иметь привилегии на поставки в социальные и государственные учреждения региона. 
 
А перекупщики — необходимое звено или паразиты? 
 
— Если брать глобально, то государству легче работать с одним поставщиком. Максимум с двумя-тремя, с продуманной системой логистики, хранения. Но тогда страдают производители, которые хотят, чтобы их продукцию быстро отвозили на склад. Но весь вопрос в цене. Вот сейчас много говорят о кооперативном принципе. Было бы неплохо, если бы все производители на кооперативных началах создали единого поставщика, который бы наладил логистику, хранение продукции и т.д. Государство могло бы не назначать цену, а просто указать размер маржинальности — 20 процентов. Весь вопрос в маржинальности.

Председатель Общественной палаты Ленинградской областной палаты Юрий Васильевич Трусов, который всю жизнь занимался птицеводством, очень часто говорит о необходимости прямых поставок сельхозпродукции производителей Ленинградской области непосредственно в государственные учреждения региона. И если в 44-й Федеральный закон («О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд») внесли бы соответствующие коррективы, то было бы лучше. 

Понимаете, есть хорошие поставщики, а есть и проходимцы, которые пришли, заработали и ушли, и им неважно, отработали они контракт или нет. Поэтому нужны критерии оценки. Производитель получает десять баллов. Посредник получает два балла. Сейчас поставщик ищет, где подешевле, чтобы купить за рубль, а перепродать за два. А значит, он покупает продукцию, чей срок годности истекает. Я бы сделал так, чтобы в школе детям давали молоко с пятисуточным или максимум с семисуточным сроком хранения, а не ультрапастеризованные, срок хранения которого четыре месяца. Дети должны пить свежее молоко. Если молоко будет с небольшим сроком хранения, его уже не повезут из других регионов. А сейчас приходят дети из школы и говорят: «Папа, мы купили йогурт, смотрим дату — осталось два дня до срока реализации, а общий его срок хранения — месяц». Понятно, что поставщик приобрёл товар со скидкой и по контракту поставил. Формально всё соблюдено, но качество продукции небезопасное. 
 
Может ли сельхозпроизводитель Ленинградской области получить льготный кредит? 
 
— Раньше были субсидированные кредиты, субсидированная кредитная ставка. Например, ты брал кредит где-то под 18 процентов, а тебе государство гасило процентов 10. И по факту ты платил процентов восемь. Нужно было заполнять много бумаг, чтобы получить субсидирование. Хотя, казалось бы, нельзя было сразу давать кредит под шесть процентов? Зачем надо было давать на 18, чтобы потом Комитет субсидировал 10? Много времени на эту волокиту уходило. 
Сейчас сельхозпроизводителям сделали кредит со максимальной ставкой пять процентов годовых. Пять процентов — максимальная ставка. Может быть, и меньше. Если хозяйство имеет достойную материальную базу, залоговую базу, хорошие показатели, оно может получить этот кредит. Но если бы нам давали под два процента годовых, то было бы гораздо проще. И ещё важен срок. Если бы кредит давали на 25 лет, то и тело кредита можно было бы растянуть, и процентная ставка была бы нормальной. Раньше давали долгосрочные кредиты и краткосрочные. Долгосрочные давали вначале на семь лет, но потом Дмитрий Анатольевич Медведев, будучи президентом, сказал, что нужно увеличить срок до 15 лет. Кредит на 15 лет получить непросто, но и 15 лет мало — нужно давать лет на 25. Но развитие идёт. Не так быстро, как хотелось бы, но идёт.
 
А что с рабочей силой на сельхозпредприятиях Ленобласти? Она в избытке или наблюдается её дефицит? 
 
— Молодёжи мало. Нет популяризации села. Сейчас не выпускают фильмов, которые бы в позитивном ключе рассказывали о жизни на селе — таких, как «Трактористы», «Иван Бровкин на целине» и другие. Вот молодёжь и не едет работать в село, а та, что есть, уезжает в город. При этом раньше, в советские годы, была не только пропаганда села, но и развитая социалка. Работникам совхозов давали жильё, приусадебный участок, выпускников сельских школ по путёвке принимали в институты.  Сейчас тоже есть социалка: на селе квартиры дают и молодым семьям работников, и врачам, и учителям. Только об этом почти никто не рассказывает. Нужно подходить к проблеме комплексно: вокруг одного работника сельского хозяйства должно появляется несколько рабочих мест в другой области. Допустим, молодой зоотехник приезжает в посёлок с молодой женой, и она устраивается работать учителем, библиотекарем, врачом. 

А сейчас в наших сёлах всё больше работает мигрантов. Те, кто приезжает из ближнего зарубежья, готовы работать по 12 часов в сутки — лишь бы заработать. Они в социальном обеспечении не нуждаются. Их семьи остались дома. И им важно побыстрей заработать и уехать. 

Вот китайцы приезжают работать у нас на земле. Не буду называть этот населённый пункт в Ленинградской области, в котором я стал свидетелем того, чем это оборачивается. Китайцы взяли поле для выращивания моркови и собирали по три урожая за лето. Я не знаю, какой химией они обрабатывали почву, но после того, как они уехали, трава росла высотой в три метра. То есть китайцы приехали, землю выжгли и уехали. 

Почему наша земля пока ещё даёт более качественную продукцию, чем в Европе? Потому что она не отравлена так сильно, как европейская всевозможными химическими составами. И чтобы те же китайцы не отравляли нашу землю, мы должны привлекать своё, коренное, население, которое будет работать хорошо, заботиться о скоте и земле. Ведь нам здесь жить!
 

0 комментариев