Валерий КОРОВИН: «Казахстан ждут кардинальные перемены»

Досрочные выборы президента Казахстана запланированы на 9 июня 2019 года. Хотя меньше месяца назад ещё ничего не предвещало, что президент Казахстана, мастодонт постсоветской политики Нурсултан Назарбаев, решив, что он устал, уйдёт в отставку.

Мастодонт постсоветской политики Нурсултан Назарбаев, решив, что он устал, уйдёт в отставку

Немного не досидев до 30 лет во власти, Назарбаев уступил дорогу более молодому председателю сената, который первым делом переименовал столицу Казахстана в Нур-Султан, создав прижизненный памятник и вселенский почёт всё ещё здравствующему Нурсултану Назарбаеву.

Старшая дочь Нурсултана Назарбаева Дарига стала председателем сената и заняла место Токаева, но уже заявила о том, что не планирует выставлять свою кандидатуру для участия в выборах президента республики. Хотя женщины бывают такими переменчивыми. В общем, есть ещё время…

Исламизм и национализм – главные вызовы

Между тем, всех нас интересует, что ждёт Евразийское экономическое пространство, и изменится ли что-то, кроме названия столицы, в политике Казахстана, особенно в отношениях с Россией?

Старшая дочь Нурсултана Назарбаева Дарига стала председателем сената и заняла место Токаева, но уже заявила о том, что не планирует выставлять свою кандидатуру для участия в выборах президента республики. Хотя женщины бывают такими переменчивыми...

Нет сомнения в том, что сам Казахстан ждут кардинальные перемены. Во-первых, потому, что такого авторитета, как у Назарбаева, нет ни у одного политика в Казахстане. Любой человек, пришедший на его место, вынужден будет начинать всё с нуля – нарабатывать свою легитимность, восстанавливать признание со стороны не только масс, но и элит, кланов, которые являются неким нормативом для казахстанского общества. Ибо без признания его многими социальными и политическими слоями, силовыми и финансовыми группами, на что уйдут годы, преемник не сможет сконцентрировать в своих руках всю полноту власти, такую, какая была у Назарбаева.

Для обретения власти и авторитета последователю Назарбаева нужно будет постараться усидеть на своём посту такое же время, лет 30, ровно и стабильно, не допуская никаких попыток своего смещения. Либо же есть ещё один способ: действовать жёстко, радикально, не останавливаясь ни перед какими мерами, зачастую непопулярно, и, самое главное, бросая силовой вызов тем устоявшимся моделям, которые сложились за эти 30 лет.

Иначе новому главе не удержаться. Его снесёт двумя волнами. Два цунами, которые поднимутся в Казахстане после символического ухода Назарбаева, — это казахский национализм и исламизм, опирающийся на международные, рукотворные американские террористические сети. Это две главных угрозы, с которыми, собственно, сталкиваются тем или иным образом все республики постсоветской Средней Азии, но везде с ними борются по-разному, везде жёстко и, как правило, за счёт авторитета лидера. Хотя и не везде успешно.

Глобалистские сети, развёрнутые по всему СНГ, начнут тащить Казахстан в глобалистский проект с утроенной силой, как только почувствуют малейшую податливость и слабину.

От того, как поведёт себя новый лидер, каким будет его внутренний авторитет, будет зависеть успешность решение этих двух системных, крупных проблем — исламизм и национализм. Но так как на обретение политического веса новому лидеру, пока ещё даже не избранному, понадобится значительное время, в этот временной зазор Казахстан ждут серьёзные перемены, серьёзная, бодрящая встряска, возвращение в историю, сравнимая, может быть, с катаклизмами периода распада СССР.

Конечно, нынешняя казахстанская элита будет делать вид, что ничего особого не произошло, что Назарбаев попрощался, но… не ушёл. Что это такая мягкая, глубоко продуманная смена власти, что Назарбаев просто сменил свой статус в соцсети, а сидит он в том же кабинете, не отказался от резиденции, никуда даже не вышел, он сидит там же, и за всем приглядывает. И всё же это символический жест, и он именно так он и будет воспринят всеми, кто ждал этого момента, претендуя на гораздо большее.

Глобалистский фактор

К двум уже названным основным существует ещё и третья угроза, которая является такой же перманентной. Она то затихает, то возобновляется — это воздействие глобалистских сетей, транслирующих усилия глобалистов Запада, которые будут пытаться интегрировать Казахстан в мондиалистский проект единого мира, любыми средствами вырывая его из пространства стратегического влияния России.

Отдельно стоит остановиться на фигуре занявшего пост президента Казахстана Касым-Жомарт Токаева. Разные силы очень по-разному его описывают

Назарбаев уходит из публичного поля, его реже будут показывать по телевизору, он не будет принимать участия во встречах, заседаниях, реже куда-то летать. С другой стороны, он сохранил пост председателя Совета безопасности Казахстана, он член Конституционного совета Казахстана, Председатель партии Нур Отан, Председатель Ассамблеи народа Казахстана. Назарбаев уходит так, чтобы оставить под контролем все основные процессы трансфера власти, как сейчас это принято называть в Телеграм-каналах. Он хочет в ручном управлении передать власть так, как ему нравится.

Потому что если случится вдруг что-то непоправимое, то тогда хаос накроет Казахстан одномоментно и сразу по всем направлениям. Этого, конечно, хотелось бы избежать любому государству, любому ответственному политику и лидеру, поэтому он попытается всеми средствами сдемпфировать (погасить – прим. ред.) этот процесс, максимально сгладить его последствия, и как можно более плавно передать власть в нужные руки. Буквально по фрагментам, отслаивая власть по кусочку, отдавая сначала мобильный телефон, потом планшет, пароли от аккаунтов — постепенно и контролируя процесс на каждом этапе. А если вдруг что-то пойдёт не так, он, не исключено, стукнет кулаком, напомнив всем: вы что это, забыли, я здесь, и никуда пока не ушёл. И все сразу притихнут. Таков, по крайней мере, замысел.

Демо-версия будущего президента

Отдельно стоит остановиться на фигуре занявшего пост президента КазахстанаКасым-Жомарт Токаева. Разные силы очень по-разному его описывают, каждая подчёркивая свои стороны, однако практически все — как человека, который очень много времени работал при власти. Образованный, начитанный, доверенное лицо самого ушедшего Назарбаева, иначе он бы и не занял его место, пусть и временно. И всё, казалось бы, понятно – поставлен на место президента, – значит преемник. И всё же не всё пока столь очевидно, ведь сам Назарбаев ещё не сказал, что это его преемник. Скорее – местоблюститель. А значит, интрига всё ещё сохраняется.

Токаев пока что – это некий тестовый преемник, на котором можно попробовать – что будет, если его обозначить таковым, представить гипотетическим президентом. Это некий президент 2.0, то есть, тестовая версия. Не вторая версия, как у нас часто ошибочно трактуют 2.0, а именно тестовая. Токаев – это тот, кем, с одной стороны, не жалко пожертвовать, если что-то пойдёт не так, а с другой – не страшно, если он вдруг станет президентом. Токаев, в отличие от Дариги – это всё-таки не родственник, что имеет принципиальное значение для Казахстана.

Два цунами, которые поднимутся в Казахстане после символического ухода Назарбаева, — это казахский национализм и исламизм, опирающийся на международные, рукотворные американские террористические сети.

С другой стороны, если всё получится, и он войдёт в права и укрепится во власти, всё останется стабильным и его признают и примут, и он жёстко, властной рукой поведёт Казахстан в светлое будущее — ну, тоже неплохо. Потому что это человек верный, предсказуемый, психически устойчивый, проверенный, закалённый годами совместной работы. Он так же имеет опыт работы в Китае, сохранил рабочие контакты с этой страной, на которые, кстати, часть нынешних казахстанских элит делают ставку, а часть – нет. И, тем не менее, Китай – важный фактор в регионе и возможно Токаев сможет найти с ним общий язык. Со всех сторон — это удобный тестовый вариант.

Фактор родства – дочь или племянник?

Внетестовый же вариант – это дочь или племянник. Но это сразу риск. К тому же, учитывая местный менталитет, Дарига — это женщина во главе государства — это вообще не лучший вариант для Казахстана. Племянник, может быть, в этом смысле, был бы лучше. Хотя бы потому, что он – мужчина, а Казахстан – это патриархальное, в первую очередь, общество. Как бы ни пытались нынешние элиты придать ему европейского лоска, но массы, кланы, силовые структуры этот лоск воспринимают именно как лоск, а не как системные изменения, поэтому, конечно, женщину с высокой степенью вероятности не примут.

Сложно даже себе представить, что нужно будет сделать Дариге Назарбаевой, чтобы её всерьёз признали казахстанские силовики, старейшины жузов, криминальные кланы. Она должна обратиться просто к репрессиям, перейти к внутреннему террору, начать массовые расстрелы. А как ещё? Да, это гипертрофированная форма подтверждения серьёзности своих намерений. Её становление полноценным лидером без крови не обойдётся. Поэтому мужчина в этом плане, конечно, лучше. С другой стороны, если назначить племянника — всё-таки второй человек в Совете безопасности после Назарбаева – то тут есть другой риск, то, с чего мы начали – что если исламисты и националисты бросят ему вызов с непредсказуемыми последствиями?

Назарбаев не случайно подчёркивал, что он больше не ориентируется исключительно на Россию, а смотрит и на Запад тоже. Это, конечно, такая модная нынче игра у постсоветских лидеров...

Да, в списке потенциальных кандидатов, которые могут занять пост президента Казахстана, фигурирует первый заместитель председателя Комитета национальной безопасности (КНБ) Самат Абиш. Он является племянником Нурсултана Назарбаева, сыном его младшего брата Сатыбалды Абишевича Назарбаева. Но если его всерьёз начать вести, как главного кандидата, обойдя вниманием Даригу, то она не примет этого, даже несмотря на нынешнее кокетливое «не собираюсь участвовать». Ведь одно дело не участвовать при главном кандидате Токаеве – нейтральном чиновнике, преданном отцу, и совсем другое дело, когда главный кандидат племянник – двоюродный брат, близкий родственник. Тут, даже если принять это решение как обоснованное, практичное и рациональное, то эмоционально принять ей это будет сложно.

«Ну, как же так, папа, а как же я? Так и останусь сидеть, в сенате?» В довольно декоративном органе, по евразийским меркам. Понятно, что сенат – это некий клуб пенсионеров, где передерживают уважаемых людей, которых либо пока, либо уже некуда пристроить. Это везде так. И у нас так, и в любой постсоветской стране. Что она будет, до самой пенсии обиходить этих пенсионеров? «У вас, Михаил Касимович, платочек упал, а у вас шнурок, сейчас наступите, Касым Нурмухаммедович». Конечно, она не может быть довольна таким раскладом – ухаживать за домом престарелых в то время, как двоюродный брат будет собирать всю власть в своих руках. Тут уж, хочешь — не хочешь, но она будет противодействовать этому.

А зачем Назарбаеву заведомо создавать такую схему, которая создаст дополнительный внутренний конфликт помимо имеющихся, да ещё межродственный? Токаев, конечно, хорош тем, что он – абстрактная фигура, внеклановая. Понятно, что внеклановых в Казахстане не может быть, естественно, что он клановый, какой-то клан у него есть, но, по крайней мере, он один из немногих, кому хотя бы формально можно навесить атрибут «внеклановый». И это будет для кого-то, где-нибудь в Европе, если глядеть из Брюсселя, более-менее достоверно выглядеть. А Дарига, племянник тоже – тут уж никакого нейтралитета

Откатить всё назад…

За оставшееся до выборов время Назарбаев будет смотреть на реакцию внутри казахстанских элит на объявление об участии того или иного кандидата, и исходя из этого примет решение о фаворите гонки в последний момент. Как и на реакцию извне. Потому что реакция извне тоже важна. Ведь последние годы Казахстан довольно интенсивно наращивал свою собственную субъектность как национального государства. Назарбаев не случайно подчёркивал, что он больше не ориентируется исключительно на Россию, а смотрит и на Запад тоже. Это, конечно, такая модная нынче игра у постсоветских лидеров: у Ильхама Алиева, у нашего любимого Александра Григорьевича Лукашенко, который постоянно демонстративно заигрывает с Западом, чтобы ещё что-то получить от России. И Назарбаев в этом смысле тоже время не терял.

Да, на Западе теперь есть антиглобалист Трамп, который против глобалистских сетей, но который при этом со своей стороны будет вносить хаос и сумятицу в казахстанскую политику.

Тем не менее, влияние Запада на постсоветском пространстве довольно сильно, и заигрывание с ним – это далеко не шутки. Глобалистские сети, развёрнутые по всему СНГ, начнут тащить Казахстан в глобалистский проект с утроенной силой, как только почувствуют малейшую податливость и слабину. Да, на Западе теперь есть антиглобалист Трамп, который против глобалистских сетей, но который при этом со своей стороны будет вносить хаос и сумятицу в казахстанскую политику. Как он это делает везде. Не от злонамеренности, просто это его стиль.

Естественно, что внешняя легитимность Запада крайне важна для Казахстана, и именно для Запада важно будет продемонстрировать демократичность, чистоту процесса, прозрачность выбора, выдвинуть в качестве основного кандидата человека «вне клана». И здесь Токаев, действительно хорош. Но если вдруг в ходе эксперимента по трансферу власти всплывут серьёзные внутренние кризисы, влияние которых куда значительнее, а последствия их перевесят важность западного фактора, то тут уже будет не до показухи. Тогда либо ставить близкого родственника и стабилизировать ситуацию в ручном режиме, либо же, в экстренном случае, вообще возвращать всё назад, как было, вставать на прежнее место у руля, назад менять статусы в соцсетях, пытаясь всё опять стабилизировать. Дай Бог, хватило бы здоровья…

0 комментариев