Петербург как родина российских профсоюзов

Историк Артём Кирпичёнок провёл, возможно, первую экскурсию, непосредственно посвящённую появлению профсоюзов в городе на Неве. Пока ещё небольшой группе слушателей и зрителей он поведал о текстильщиках, металлистах, большевиках и благородных девицах.


Историк Артём Кирпичёнок провёл, возможно, первую экскурсию, непосредственно посвящённую появлению профсоюзов в городе на Неве

Уже название экскурсии задаёт нужный градус повествованию: «Петербург – родина российского профсоюзного движения». Хотя ничего удивительного в этом факте нет. Город на Неве до 1918 года был столицей огромной империи, а профсоюзы появились в России как раз в имперские времена. Всё логично.

При этом историки и некоторые политики до сих пор спорят о точной дате зарождения российского профсоюзного движения. Одни связывают её с появлением первых касс взаимопомощи рабочих, другие берут за исходный пункт 4 марта 1906 года, когда Николай II установил «Временные правила о профессиональных обществах», третьи ведут отсчёт от 16 апреля 1905 года, когда в Петербурге родился «Союз работников печатного дела» – первая открытая классовая пролетарская организация в стране.

В доме №25 по улице Союза Печатников (бывшей Торговой), расположенной недалеко от Мариинского театра, 16 апреля 1905 года возник самый первый российский профсоюз – работников печати

Так или иначе, российское профсоюзное движение заявило о себе во весь голос в 1905–1907 годах, когда в России бушевала Первая русская революция. Тогда в стране возникло около сотни рабочих союзов, львиная доля из которых располагалась в столичном Петербурге. Чтобы убедиться в этом, достаточно прогулять по центральным улицам нашего города, на стенах многих домов вы прочтёте: «В этом доме располагалась штаб-квартира такого-то профсоюза…»

№1

Начинаем от дома №25 по улице Союза Печатников (бывшей Торговой), расположенной недалеко от Мариинского театра, где, как известно, 16 апреля 1905 года и возник самый первый российский профсоюз – работников печати. БОльшая же часть официальных российских профсоюзов того времени сформировалась чуть позже, осенью 1905-го, в период всеобщей забастовки, которая охватила всю страну.

Большинство мемориальных табличек, которые можно увидеть сегодня на эту тему, были развешаны по городу в 1925 году, когда отмечалось 20-летие Первой русской революции и создания первых же профсоюзов.

Российское профсоюзное движение заявило о себе во весь голос в 1905–1907 годах, когда в России бушевала Первая русская революция

«Хотя профсоюзное движение окончательно оформилось в России лишь в начале века XX-го, путь к этому был долог и тернист. И, что любопытно, первыми обратили внимание на потенциал рабочих объединений даже не сами рабочие, а власть. Ещё в 1845 году тогдашний император Николай I издал манифест, согласно которому рабочие, которые будут объединяться для того, чтобы требовать у работодателя причитающихся деньги, должны быть арестованы на срок от двух недель до трёх месяцев. А если рабочие будут добиваться каких-то прав силой, такие выступления следует приравнивать к бунту уже против государства. То есть власть о возможности выступлений пролетариев заподозрила даже раньше, чем сами труженики», – говорит Кирпичёнок.

Долгое время рабочие массы России особыми запросами действительно не отличались, и за свои права не сильно боролись. Что отмечали, в том числе, иностранные наблюдатели.Так, немецкий экономист Шульце-Теверниц в конце XIX века отмечал: «Несмотря на низкую заработную плату и длинный рабочий день, русский фабричный рабочий по своей натуре не способен к активному сопротивлению, целесообразной борьбе за улучшение своего положения, а только к буйству и насилиям. Русский рабочий — не социал-демократ, и не член профессиональных рабочих союзов. Вместо портретов Карла Маркса и Лассаля, которыми немецкий рабочий украшает свои комнаты, мы находим у него изоборажения святых — вместо английских эмблем рабочих союзов, которые хотя и некрасивы по рисунку, но зато заслуживают удивления по тому чувству собственного достоинства, которое в них выражается».

От металлистов до зелёных вывесок

К концу века XIX-го многие рабочие всё больше вовлекаются и в различные партии и чаще прибегают к протестам. В 1875 году прошло известное выступление каменщиков, которые занимались облицовкой петербургских каналов. Они пошли к Зимнему дворцу, чтобы потребоваться улучшения условия труда, и даже кидали в сторону представителей власти булыжники. Ничего добиться не удалось, протестующих разогнали. Затем была довольно многочисленная забастовка рабочих в Кронштадте. Бастовали и рабочие предприятий, раскиданных вдоль Обводного (тогда Нового) канала.

То есть организации рабочего класса, ставящие своей целью проведение коллективных действий в защиту интересов трудящихся, получают всё большее распространение. Но растут и множатся и политические организации, также считающие себя выразителями интересов рабочих. Так, в 1895 году Владимир Ульянов (Ленин) создал в нашем городе известный Союз борьбы за освобождение рабочего класса.

«Власть о возможности выступлений пролетариев заподозрила даже раньше, чем сами труженики», – говорит историк Артём Кирпичёнок.

Среди крупнейших выступлений самого конца XIX века – забастовка на Франко-Русском заводе, который производил первые российские пароходы, а также практически все металлические предметы для оформления садов и парков нашего города. Бастовали и текстильщики. А в 1897 году происходит крупная забастовка металлистов.

Кстати, именно профессиональные объединения металлистов и текстильщиков были тогда самыми крупными и организованными. Также заметной силой становились работники связи и типографские рабочие, объединение учителей. Крупнейшие союзы включали порядка 10 тыс. членов, менее многочисленные – от 200 до 1000 человек.

«Был, к примеру, и профсоюз работников «зелёных вывесок», то есть трактиров, шире – профсоюз сферы услуг, как сказали бы сегодня. Таких работников в одном только дореволюционном Петербурге было где-то 150 тыс. человек! Но профсоюз был, конечно, гораздо менее многочисленный», – отмечает наш гид.

Условия, как в странах третьего мира

«Сегодня многие очень любят вспоминать, как хорошо было в России до революции. Однако вынужден сообщить, что условия труда тогда были не такими идеальными, как некоторым кажется. Их можно сравнить с условиями труда сегодня в странах Третьего мира, – комментирует Артём Кирпичёнок. – Работали люди по 14-15 часов в день, часто без выходных, зарплата колебалась от 14 до 30 рублей в месяц в зависимости от квалификации, но это не очень много, особенно, за вычетом денег на жильё и т.д. Также широко была распространена система денежных штрафов за различные провинности. К примеру, на работу нужно было приходить к шести часам утра. И если ты пришёл без пятнадцати или без десяти – это нормально, но если ровно в шесть, тебя уже могли оштрафовать».




Следующая волна крупных забастовок приходится на 1901 год. Восстают рабочие на Выборгской стороне и в нынешнем Невском районе – знаменитая Обуховская оборона. И хотя рабочие строили настоящие баррикады, властям удавалось всё это подавлять. При этом даже тогда требования рабочих носили, в основном, экономический характер, не политический. Если кто-то в толпе смел сказать что-то против царя-батюшки, большинство его не поддерживало и даже реагировало весьма негативно. Порой таких «провокаторов» рабочие даже сами сдавали в полицию.

В дальнейшем власти под огромным давлением постепенно либерализовали законодательство, выпустив в 1903 году закон о фабричных старостах, позволяющий рабочим избирать своих представителей для рассмотрения требований пролетариата. Но таких людей обязательно должна была утвердить администрация завода. То есть рабочее движение находилось под контролем и работодателя, и властей. На чём особенно любил играть начальник «царской охранки» Сергей Зубатов, который когда-то и сам был близок к оппозиционному движению, но затем стал главным защитником монархии.

С 1905 года к организации стачек, выступлений, протестов уже вовсю вовлекаются различные партии: социал-демократы (большевики и меньшевики), народники (эсеры) и т.д. А осенью того же года страну парализует всеобщая стачка.

4 мая 1906 года власть попыталась «догнать» ускользающую из рук ситуацию. Был издан закон о профсоюзах – такие организации впервые были легализованы. Но уже в 1910 году наблюдается новый подъём рабочего движения в стране.

В связи с началом Первой мировой войны власти проводят политику закручивания гаек, распускаются многие рабочие организации. Однако не за горами очередной новый рост числа профсоюзов – сразу после Февральской революции 1917 года. В то время в городе действуют 40 таких организаций, которые включают в себя 250 тыс. рабочих. Организуется центральное бюро профсоюзов. Поднимаются вопросы рабочего контроля, восьмичасового дня и т.д.

От выразителя требований к путёвкам в санаторий

После Октября 1917 года решать «проблему» с профсоюзами начала большевистская власть. В частности, из этих организаций активно выдавливаются оппозиционеры из других рабочих партий. И если сразу этого сделать не удавалось, организовывался на какое-то время альтернативный Красный союз текстильщиков, Красный союз металлистов, чтобы затем убрать слово «красный» и подчинить воле партии уже всех текстильщиков, металлистов и т.д.

Дворец Труда (Николаевский) на современной площади Труда, 4 до того, как 100 лет назад в него заехали профсоюзы, был… приобретён царской казной для размещения женского института великой княжны Ксении Александровны

В первые годы советской власти на многих предприятиях возникает любопытное явление — «треугольник» или триумвират при принятии ключевых решений в составе администрации завода, представителя партии и профсоюзной организации. Но уже в 30-е годы профсоюзы теряют какую-либо самостоятельность и потенциальную оппозиционность, превращаясь в инструмент для того, чтобы достать путёвку, или организовать рабочим культурный досуг.

Кстати, именно профсоюзы занимались в Советском Союзе организацией экскурсий для рабочего человека. Данная же экскурсия проводилась при организационной поддержке петербургского клуба «Родина на Неве».

На благородных девиц вождя не тянуло

Напоследок, любопытный факт. Ключевые «классовые» учреждения только что образовавшейся Советской России в Петербурге-Петрограде располагались в двух институтах… благородных девиц. Как известно, в Смольном до того, как там начали заседать Советы и расположился первый состав Совнаркома, находился Смольный институт благородных девиц.

Артём Кирпичёнок напомнил: в первые годы советской власти на многих предприятиях возникает любопытное явление — «треугольник» или триумвират при принятии ключевых решений в составе администрации завода, представителя партии и профсоюзной организации

А дворец Труда (Николаевский) на современной площади Труда, 4 до того, как 100 лет назад в него заехали профсоюзы, был… приобретён царской казной для размещения женского института великой княжны Ксении Александровны. То есть, это был Ксениинский институт благородных девиц.
«Нет, Владимира Ильича не тянуло на благородных девиц, – улыбаясь, поясняет Артём Кирпичёнок. – Если говорить о Советах, то они до революции сменили довольно много адресов, где проводились заседания. Это был и Мариинский дворец, и Александринский театр, и в Кадетском корпусе на Васильевском острове. Просто Петроградский совет – это было такое многочисленное сборище, что не всякий дворец мог его вместить. В конце концов остановились на Смольном. Что касается совпадения о двух институтах благородных девиц, да, оно имеет место, и это довольно забавно».

Добавим, что в 1912 году в российских профсоюзах состояло только 6% женщин! Даже сами профсоюзные работники (мужчины) делали специальные клубы для прекрасной половины человечества, пыталась издавать специальные женские газеты. Но широкого представительства дамы тогда почему-то всё равно в рабочих ячейках не получали.

Пик привлечения женщин в профсоюзы наблюдается лишь с началом Первой мировой и ближе к 1917 году, когда они фактически «заменили» своих мужей, ушедших на фронт.

Кирилл КУДРИН, «Конкретно.ру»

0 комментариев