776 лет назад Александр Невский остановил агрессию Запада против Руси

5 (18) апреля новгородцы разгромили рыцарей Ливонского ордена в Ледовом побоище

В декабре 1237 года папа римский Григорий IX провозгласил второй крестовый поход в Финляндию, а в июне 1238 года датский король Вальдемар II и магистр объединённого ордена Герман Балк договорились о разделе Эстонии и военных действиях против Руси в Прибалтике при помощи шведов. Русские земли в те годы были ослаблены монгольским нашествием.

В июле 1240 года шведский флот, вместе с которым было несколько епископов, вошёл в Неву, планируя овладеть Ладогой. Руководство шведским походом русские источники приписывают ярлу (один из высших титулов в иерархии в средневековой Скандинавии) Биргеру; в шведских источниках упоминания о битве отсутствуют, ярлом в тот момент являлся Ульф Фаси, а не Биргер ( Биргер командовал крестовым походом в Финляндию в 1249 году). Новгородский князь Александр, узнав об их прибытии от местных старейшин, без запроса помощи из Владимира и даже без полного сбора ополчения, со своей дружиной и успевшими собраться отрядами новгородцев и ладожан 15 июля атаковал шведский лагерь у устья Ижоры и одержал блестящую победу. За это князя Александр прозвали Невским.

В августе 1240 года поход на Русь начал Ливонский орден. Против русских выступили ливонские рыцари (правда, сам ландмейстер Тевтонского ордена в Ливонии Андреас фон Вельвен участия в битве не принял), ополчение дерптского епископа Германа, дружина русского князя Ярослава Владимировича, войско эстов и войско некоего короля — то ли датского, то ли шведского (в источниках нет чёткого указания).

Немцы взяли Изборск, разбив подошедших ему на помощь псковичей, 800 из которых погибло, и осадили Псков, ворота которого через неделю открыли их сторонники из числа псковских бояр. Эти события не помешали новгородцам выгнать зимой 1240/1241 годов князя Александра в Переяславль-Залесский, и только когда немцы захватили землю вожан и Копорье, приблизившись к Новгороду на расстояние 30 вёрст, новгородцы великого князя Ярослава Всеволодовича прислать им вновь Александра.

Прибыв в Новгород в 1241 году, Александр выступил на Копорье, взял его штурмом и перебил большую часть гарнизона. Часть рыцарей и наёмников из местного населения были взяты в плен, но отпущены, а изменники из числа чуди казнены. В марте 1242 года Александр дождался владимирской помощи во главе с его младшим братом Андреем и взял Псков. Рыцари сконцентрировали свои силы в Дерптском епископстве (Дерпт — ныне эстонский город Тарту). Александр тогда повёл войска во владения Ордена, а после поражения передовых русских отрядов главные силы отступили на озёрный лёд для решающего сражения.

Противоборствующие армии встретились утром 5 апреля (18) 1242 года. Момент начала боя «Ливонская рифмованная хроника» описывает так:

«Русские имели много стрелков, которые мужественно вышли вперёд и первыми приняли натиск перед дружиной князя».

Затем:

«Знамёна братьев проникли в ряды стрелявших, было слышно, как звенят мечи, рубились шлемы, как с обеих сторон падали на траву павшие».

Таким образом, известия «Хроники» о боевом порядке русских в целом сочетаются с сообщениями русских летописей о выделении отдельного стрелкового полка перед центром главных сил (с 1185 года).

В центре немцы прорвали строй русских: «Немцы же и чудь пробишася свиньёю сквозь полки».
Но затем войска тевтонского ордена были окружены русскими с флангов и уничтожены, а другие немецкие отряды отступили во избежание той же участи:

«Те, которые находились в войске братьев-рыцарей, были окружены. Братья-рыцари достаточно упорно сопротивлялись, но их там одолели. Часть дерптцев вышла из боя, это было их спасением, они вынужденно отступили».

В Новгородской первой летописи сообщается: «и паде Чюди бещисла, а Нѣмець 400, а 50 руками яша и приведоша в Новъгородъ».

Русские преследовали бегущих по льду на протяжении семи вёрст. Примечательно, что близкие ко времени битвы источники не сообщают о том, что немцы проваливались под лёд; по мнению историка Дональда Островски, эта информация проникла в поздние источники из описания битвы 1016 года между Ярославом и Святополком в «Повести временных лет» и «Сказании о Борисе и Глебе».

В том же, 1242-м, году Тевтонский орден заключил мирный договор с Новгородом, отказавшись от всех своих недавних захватов не только на Руси, но и в Летголе (ныне — восточная часть Латвии). Также был проведён обмен пленными. Только через десять лет тевтонцы попытались вновь захватить Псков.

Согласно традиционной в российской историографии точке зрения, эта битва, вместе с победами князя Александра над шведами (15 июля 1240 года на Неве) и над литовцами (в 1245 году под Торопцом, у озера Жизца и близ Усвята), имела большое значение для Пскова и Новгорода, задержав напор трёх серьёзных врагов с запада — в то самое время, когда остальная Русь была сильно ослаблена монгольским нашествием.

В Новгороде Ледовое побоище вместе с Невской победой над шведами ещё в XVI веке вспоминалось на ектениях по всем новгородским церквям. В советской историографии Ледовое побоище считалось одной из крупнейших битв за всю историю немецко-рыцарской агрессии в Прибалтике, и численность войск на Чудском озере оценивалась в 10-12 тысяч человек у Ордена и 15-17 тысяч человек новгородцев и их союзников (примерно на том же уровне, что и в Грюнвальдской битве (1410), в которой со стороны Ордена участвовали до 11 тысяч человек и 16-17 тысяч человек насчитывало польско-литовское войско).

Историк и философ-евразиец Лев Гумилёв доказывал, что не татаро-монгольское «иго», а именно католическая Западная Европа в лице Тевтонского ордена и Рижского архиепископства представала собой смертельную угрозу для самого существования Руси, а потому роль побед Александра Невского в русской истории особенно велика.

Как замечает немецкий историк Дитмарр Дальман, что Ледовое побоище сыграло свою роль в формировании русского национального мифа, в котором Александру Невскому отводилась роль «защитника православия и земли Русской» перед лицом «западной угрозы».

0 комментариев