Пенсии – третья беда России

15 апреля 1929 года Совнарком СССР издал постановление о введении государственного пенсионного обеспечения. Эту дату принято считать днём рождения пенсионной системы в нашей стране. Системы, которой предстоит пережить множество реформ. Последняя реформа этой системы расколола российское общество и спровоцировала симптомы политического кризиса, грозящего вылиться в тотальное недоверие народа к элите, которая, несмотря на пафосные патриотические заявление, продолжает применять либеральные рецепты.

Давайте проследим основные этапы формирования пенсионной системы в нашей страны, а для начала заглянем в далекое прошлое. Ведь первые пенсии были введены в России ещё в начале XVIII века.

Нынешний официальный средний размер пенсии в 15,4 тысячи рублей явно недостаточен для полноценной жизни в условиях продолжающегося роста цен и тарифов

Пенсионная система Российской империи

Впервые «содержание по старости» было введено Петром I. Касалось оно офицеров так любимого им военно-морского флота. В утверждённом царем в 1720 году «Уставе Морском русского военного флота» определялось, что при выходе в отставку по возрасту морской офицер мог рассчитывать на «достойное содержание», выплачиваемое из казны.

К середине XVIII века пенсии были введены и для армейских офицеров.

Однако начало формированию полноценной государственной пенсионной системы было положено в XIX веке, когда в 1827 году император Николай I утвердил «Устав о пенсиях», согласно которому она назначалась не в зависимости от возраста, а от выслуги лет (т.е. стажа). Так, офицерам, отслужившим 35 лет, полагалась пенсия в размере ста процентов оклада, 30 лет — двух третей оклада, 25 лет — половины, 20 лет — одной трети оклада. Постепенно эта система была распространена и на чиновников всех рангов.

Интересно, что пенсия полагалась только в случае «беспорочной» службы – серьёзные взыскания, или, тем паче, судебное преследование, автоматически лишали военного или чиновника права на её получение.

Участие в боевых действиях обеспечивало резкую прибавку стажа. Так, например, всем участникам обороны Севастополя во время Крымской войны каждый месяц пребывания в осажденном городе засчитывался за год службы.

Вдова умершего или погибшего офицера, а впоследствии и чиновника, имела право на половину его пенсии, рассчитываемой по количеству лет службы. Кроме того, на каждого их ребёнка полагалась треть этой пенсии, выплачиваемой до совершеннолетия.

Постепенно в список подданных Российской империи, имеющих право на пенсию, включались всё новые категории, и к 1914 году её, кроме военных и чиновников, получали школьные учителя и преподаватели вузов, врачи государственных больниц, инженеры и рабочие казённых предприятий. То есть все те, кого мы сегодня называем бюджетниками.

А вот крестьяне пенсий не получали. Считалось, что они вполне могут прокормиться, имея землю и домашнюю скотину.

Система начисления пенсий оставалась неизменной и зависела от стажа, а не от возраста. При этом, необходимый стаж ни разу не был повышен, и для получения максимальной пенсии в размере полного оклада было по-прежнему достаточно отработать 35 лет.

Советская пенсионная система

Захватив власть, большевики, задавшиеся целью разрушить «до основанья» весь прежний мир, одним махом отменили и такое «наследие царизма», как пенсионную систему. Многомилионная армия российских пенсионеров в одночасье осталась без всяких средств к существованию. Если прибавить к этому экспроприацию всех частных сбережений на банковских счетах, картина вырисовывается страшная. Десятки тысяч людей, прежде всего, старики, умерли от голода. Те, у кого были родственники в деревнях, могли переехать к ним, остальные были обречены. Население Петрограда за годы Гражданской войны сократилось более чем в трое: в 1916 году в столице империи, по официальным данным, проживало два миллиона 415 тысяч человек, а в 1920-м — 740 тысяч.

Впрочем, кое для кого новые власти сделали исключение. Так, в 1918 году были введены пенсии для «инвалидов Красной армии», а в 1923 году — для «старых большевиков».

15 апреля 1929 года было издано вышеупомянутое Постановление СНК СССР, декларировавшее введение системы государственного пенсионного обеспечения. Именно декларировавшее, поскольку касалось оно почему-то только работников текстильной и горнорудной промышленности.

В 1932 году другим постановлением определяется возраст для выхода на пенсию – те самые 55 лет для женщин и 60 лет для мужчин. При этом необходимый для этого минимальный стаж определялся соответственно в 20 и 25 лет.

Лишь в 1937 году право на получение пенсий было распространено на всех советских рабочих и служащих.

А вот крестьянам, загнанным в колхозы, пенсии были не положены. И если в царское время это можно было объяснить возможностью прокормиться с земли, то теперь старики, у которых в лучшем случае оставался только небольшой приусадебный участок, да с десяток кур, без помощи родных выжить попросту не могли.

Впрочем, у рабочих и служащих положение было немногим лучше. И если медики, учёные и рабочие стратегически важных отраслей могли рассчитывать на пенсию в размере 50-75 процентов прежнего оклада, то у остальных её размер нередко был ниже прожиточного минимума.

Перелом наступил в эпоху правления Никиты Хрущева. Согласно закону «О государственных пенсиях», принятому в 1956 году, были определены минимальный и максимальный размер пенсии — 30 и 120 рублей соответственно. При этом подтверждались ранее установленные возраст выхода на пенсию (55 и 60 лет) и необходимый стаж (20 и 25 лет).

Впрочем, колхозникам снова не повезло — они по-прежнему не имели права на пенсию. Ситуация изменилась лишь спустя девять лет, когда в 1965 году был принят Закон «О пенсиях и пособиях членов колхозов». Однако труд селян почему-то был оценен ниже, чем у рабочих и служащих. Выйти на пенсию они могли только в 60 и 65 лет соответственно, а минимальная пенсия составляла при этом всего лишь 12 рублей, на которые в то время можно было купить четыре килограмма варёной колбасы. Вдобавок, из пенсий тех, кто имел приусадебный участок площадью 15 соток и более, полагалось вычитать 15 процентов. Неудивительно, что деревенские жители, прежде всего, молодёжь, устремились в города в поисках «лучшей жизни».

Чтобы остановить этот процесс, уже на следующий год, возраст выхода на пенсию колхозников был уравнен с рабочими и служащими, а в 1978 году отменили и 15-процентный вычет за «лишние» сотки.

Вообще брежневский период «застоя» был отмечен постепенным повышением размера пенсий. Были установлены надбавки за непрерывный стаж на одном предприятии и за длительный стаж (10 процентов к пенсии за 10 лет работы «сверх нормы»).

Впрочем, размер пенсий все равно оставался достаточно низким. Так, в 1985 году, он составлял в среднем 72 рубля в городе и 47 рублей в сельской местности. У врачей, учителей, инженеров, имевших полный стаж, она могла достигать 120 рублей, у отставных офицеров – 250-300 рублей, не говоря уже о партийных работниках.

Финита ля комедия?

С развалом СССР уровень пенсионного обеспечения россиян стал неуклонно снижаться. Так, если в 1991 году реальный размер пенсии составлял 97 процентов к уровню 1990 года, то в 1992 году – уже 50,3 процента, а к 1999 году – 30,4 процента.

Никакие регулярные индексации положение исправить не могли, и 1990-е годы стали для российских пенсионеров «чёрными временами».

Лишь с начала 2000-х годов ситуация начала постепенно стабилизироваться, но нынешний официальный средний размер пенсии в 15,4 тысячи рублей явно недостаточен для полноценной жизни в условиях продолжающегося роста цен и тарифов.

Повышение же пенсионного возраста вообще сделало возможность «дожития» до пенсии, особенно для мужчин, мало реальным. Да и надо ли доживать, если к 65 годам большинство «счастливчиков» будет иметь целый букет заболеваний, на лечение которых не хватит и десяти пенсий.

Так что слово «пенсия» в сегодняшней России вызывает лишь горький смех. Остаётся только позавидовать нашим предкам, жившим в царской России и получавшим пенсию в размере оклада, отработав всего лишь каких-то 35 лет. Правда, и продолжительность жизни была тогда гораздо ниже.

Игорь ЧЕРЕВКО

0 комментариев