Как асы Ивана Кожедуба устроили американцам «чёрный четверг»

12 апреля 1951 года навсегда вошло в историю США как «черный четверг». В этот день американские ВВС потерпели самое сокрушительное поражение за все время Корейской войны. В бою над рекой Ялуцзян они потеряли 12 бомбардировщиков В-29 «Суперкрепость» и шесть истребителей. Сбили их летчики двух эскадрилий, которыми командовал легендарный советский ас, уроженец Черниговщины Иван Кожедуб.

Начало войны в Корее

Корейская война началась 25 июня 1950 года, когда 175-тысячная армия КНДР, включавшая китайских добровольцев и советских военспецов, поддерживаемая 150 танками Т-34 и 172 боевыми самолётами, перешла демаркационную линию, разделявшую Корейский полуостров по 38-й параллели. 90-тысячные южнокорейские вооружённые силы, практически не имевшие бронетехники и авиации, не могли противостоять этой армаде, и, терпя повсюду поражение, откатывались на юг.

Советской авиацией в Корее командовал лётчик-ас, трижды Герой Советского Союза гвардии подполковник Ивану Кожедуб, сбивший во время Великой Отечественной войны 62 вражеских самолёта

Спустя всего три дня после начала вторжения был занят Сеул, а к середине августа 90 процентов территории Южной Кореи было захвачено «северянами». В руках «южан» оставался лишь небольшой плацдарм вокруг порта Пусан, куда были переброшены американские части. Прорвать его оборону сходу не удалось.

15 сентября силы американцев и их союзников, включавшие 500 танков и более 1000 самолётов, перешли в контрнаступление, и, разбив армию КНДР, уже к ноябрю оккупировали практически весь Корейский полуостров. Они выбили «северян» не только из Сеула, но и взяли Пхеньян, прижав остатки северокорейских войск к китайской границе.

В конфликт вмешался Китай. В Корею вторглась 270-тысячная китайская армия, которой удалось разбить американские части и подразделения ООН, освободить Пхеньян и уже в январе захватить Сеул. После предпринятого западной коалицией контрнаступления, Сеул был отбит, и к середине 1951 года линия фронта стабилизировалась примерно по 38-й параллели. Война приняла позиционный характер.

Битва в воздухе

Советское руководство избегало прямого участия в корейском конфликте. Было решено помогать северокорейцам и китайцам поставками техники и оружия, присылкой военспецов, а также обеспечить воздушное прикрытие тыловых объектов.

Всего за время войны в Корее наши авиаторы уничтожили 1106 самолётов противника различного типа

С октября 1950 года наши истребители, базировавшиеся на аэродромах в северо-восточном Китае, были объединены в 64-й истребительный корпус и приступили к прикрытию объектов на территории КНДР. В марте 1951 года в Китай была переброшена 324-я истребительная авиадивизия в составе 176-го гвардейского и 196-го истребительных авиаполков. Командовать ей поручили прославленному лётчику-асу, трижды Герою Советского Союза гвардии подполковнику Ивану Кожедубу, сбившему во время Великой Отечественной войны 62 вражеских самолёта. На тот момент Кожедубу было всего 30 лет! (Родился он 8 июня 1920 года.) При этом ему категорически запретили лично участвовать в боевых вылетах.

Ещё до прибытия 324-й авиадивизии ситуация в небе Кореи, где до сих пор господствовали американские истребители, кардинально изменилась. Оказалось, что советские МиГ-15 по всем статьям превосходят «штатовские» F-80 и F-84, имея лучшую скорость и более мощное вооружение. В итоге, американские лётчики предпочитали уклоняться от боя, поворачивая на свои аэродромы.

Тогда командование ВВС США приняло решение направить в Корею современные F-86 «Сейбр», превосходившие «МиГи» в манёвренности, хотя и уступавшие им в вооружении.

Основной задачей «Сейбров» было сопровождение бомбардировщиков В-29 «Суперкрепость» — тех самых, что в августе 1945 года сбросили атомные бомбы на Хиросиму и Нагасаки. Советским истребителям предстояло атаковать эти воздушные конвои. В небе над Кореей закипели яростные бои.

В небе над Ялуцзяном

12 апреля 1951 года с аэродромов в Южной Корее в небо поднялась армада американских самолётов, насчитывавшая 48 бомбардировщиков В-29, 42 «Сейбра» и 36 пикирующих бомбардировщиков. Их целью была гидроэлектростанция на реке Ялуцзян и перекинутые через неё мосты, по которым осуществлялась переброска войск и боеприпасов из Китая в КНДР.

На перехват вылетело 44 истребителя 176-го гвардейского и 196-го авиаполков. В ходе ожесточённого воздушного боя было сбито 12 американских бомбардировщиков и шесть истребителей. 120 успевших катапультироваться членов их экипажей были взяты в плен. С советской стороны потерь не было – повреждения получили всего три самолёта.

К Ялуцзян удалось прорваться лишь трём В-29, которым, впрочем, не удалось выполнить поставленной задачи: бомбы, которые они сбросили, лишь повредили опору одного из мостов.

Потрясение американского командования от этого разгрома было столь велико, что в ВВС США был объявлен недельный траур, а день 12 апреля 1951 года навсегда вошёл в их историю как «чёрный четверг».

«Сбил его наш летчик Ли Си Цын»

Всего за время войны в Корее наши авиаторы уничтожили 1106 самолётов противника различного типа, потеряв при этом 335 истребителей. Погибло 1100 американских пилотов и членов экипажа и 120 – советских. Лучшим советским асом признан командир 196-го истребительного авиаполка подполковник Евгений Пепеляев, записавший на свой счёт 23 вражеских самолёта. Ещё 45 наших лётчиков-асов сбили в общей сложности 393 истребителя и бомбардировщика.

Одной из самых чувствительных потерь для ВВС США стала гибель лётчика-аса, ветерана Второй мировой войны майора Джорджа Эндрю Дэвиса Младшего. На его боевом счёту в Корейской войне числилось 12 уничтоженных самолётов.

10 ноября 1952 года его «Сейбр», прикрывавший группу пикирующих бомбардировщиков, атаковавших военные объекты в районе реки Ялуцзян, сбил младший лейтенант Михаил Аверин, пилотировавший МиГ-15. Самолёт Дэвиса стал стремительно терять высоту и врезался в сопку. Лётчик катапультироваться не успел.

Поскольку участие нашей авиации в Корейской войне не афишировалось, официально было объявлено, что американца сбил китаец Чжан Цзи Хуай. При этом Аверин получил орден Ленина.
Позднее этот эпизод стал поводом для появления в СССР анекдотов и песни о китайском летчике Ли Си Цыне.

Евгений Пепеляев вспоминал: «Летать приходилось с корейскими опознавательными знаками и в китайской форме. Кожедуб лично отбирал лётчиков, имевших или фронтовой опыт, или хорошо освоивших самый совершенный по тем временам реактивный истребитель МиГ-15. Советских пилотов, участвовавших в боях, переодевали в униформу китайских народных добровольцев, в документы вписывали китайские имена и фамилии типа Си-Ни-Цын или Ли-Си-Цын, а на “МиГах” красовались корейские опознавательные знаки. Такие меры принимались, чтобы не вызвать осуждения советского вмешательства в дела Кореи со стороны ООН и мировой общественности».

Эпилог
Воздушная война в Корее стала первым в истории противостоянием советских и американских ВВС. Она показала, что наши самолёты ни в чём не уступают американским, а по многим основным параметрам превосходят их. Мастерство советских пилотов, многие из которых имели за плечами опыт воздушных сражений Великой Отечественной войны, оказалось на порядок выше, чем у противника. Равно как и качество авиационного командования, осуществлявшегося такими опытными лётчиками, как Иван Кожедуб. Об этом свидетельствует и соотношение потерь — один к трём по самолетам и один к девяти по людям.

Заокеанским планировщикам войны с СССР пришлось серьёзно призадуматься над реальностью своих прожектов. Всему миру стало ясно, что советские вооружённые силы способны с успехом противостоять любой военной угрозе.

Игорь ЧЕРЕВКО

0 комментариев