В «Родине на Неве» решали, чем была ВЧК

Дискуссионный клуб «Родина на Неве» 29 декабря, вскоре после 100-летней годовщины образования ВЧК и накануне 95-й годовщины образования СССР, провёл дебаты на тему «ВЧК: рыцарский орден или новая инквизиция». Как и следовало ожидать тема вызвала жаркие споры.

Дмитрий Жвания рассказал также о своих впечатлениях от посещения Соловков, где в 1923 году ОГПУ создало Соловецкий лагерь особого назначения (СЛОН)

На обсуждение также были вынесены вопросы:

— Каковы миссия и роль ВЧК-КГБ в исторических судьбах нашего народа?

— Корректно ли считать нынешнюю ФСБ правопреемницей ВЧК-КГБ?

Ведущий клуба Дмитрий Жвания во вступительном слове напомнил собравшимся, а на дебаты в последний рабочий день 2017 года пришло девять человек, об обстоятельствах, при которых Совет народных комиссаров принял решение о создании Всероссийской чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией и саботажем.

Виктор Семёнов (слева) справедливо отметил, что число жертв царского режима нельзя измерять лишь приведёнными в исполнение смертными приговорами

Он также предложил подумать на следующими общеизвестными цифрами. В Российской империи с 1825 по 1905 год было вынесено 625 смертных приговоров, из которых только 191 были приведены в исполнение. С 1905 по 1910 год, то есть на период Первой русской революции, суды Российской империи, в том числе военно-полевые, вынесли 5735 смертных приговоров, из которых только 3741 были приведены в исполнение. Всего по приговорам ревтрибуналов и внесудебных заседаний ЧК в 1917-1922 годах было расстреляно по самым скромным подсчётам 40 тысяч человек.

Жвания рассказал также о своих впечатлениях от посещения Соловков, где в 1923 году ОГПУ создало Соловецкий лагерь особого назначения (СЛОН). Лагерю было передано в пользование все имущество Соловецкого монастыря, закрытого с 1920 года. За время существования лагеря в нём умерло около 7,5 тысячи человек. «Соловки — это место силы. На островах в Белом море люди, вдохновляемые христианской верой, своими руками построили монастырь, окружили его могучими крепостными стенами, прорыли между озёрами каналы, чтобы циркулировала вода, создали хозяйство, где выращивали не только овощи, но и фрукты. И одновременно Соловки — это место бессилия. Бессилия человека перед беспощадной репрессивной машиной», — сказал Жвания. «Чем поражает СЛОН — так это своей экономической иррациональностью, — продолжил он. — Труд заключённых не имел никакого рационального смысла. Лес, который они рубили, сжигали на островах, так как срубленные деревья было не доставить на материк из-за погодных условий, торфяные кирпичи, которые они производили, тоже использовали на острове, так как их транспортировка была бы очень дорогой. В СЛОНе перевоспитывали трудом. И эта идея — перевоспитания трудом — была унаследована большевиками от философов эпохи Просвещения. На первый взгляд благородная и гуманная идея превратилась в орудие издевательства над людьми».

Дмитрий Гусев, чей дед был занимал высокие должности в НКВД, доказывал, что советский режим был преступным

Сразу после вступительного слова разгорелся спор.Виктор Семёнов справедливо отметил, что число жертв царского режима нельзя измерять лишь приведёнными в исполнение смертными приговорами. «Вспомним Кровавое воскресенье, Ленский расстрел… При царе недовольных людей убивали, не вынося им смертных приговоров, просто стреляли в них, рубили шашками. Не будем забывать и жертв голода и эпидемий», — сказал Виктор. Семёнов пытался защищать деятельность ВЧК и тех органов, которые потом были её наследниками, остальные, в том числе Антон Гарнов, Дмитрий Гусев, Сергей Шарапов, указывали на чудовищные масштабы репрессий. Порой спор шёл на повышенных тонах.

Вадим Большаков, историк рабочего и профсоюзного движения, сделал презентацию доклада «Репрессии ВЧК-ГПУ-КГБ против рабочего и профсоюзного движения». По мнению Большакова, ВЧК и было создано для борьбы с забастовщиками, так как на декабрь 1917 года распоряжения новой власти отказывались выполнять очень многие государственные учреждения и заводы. Большаков рассказал о жестоких подавлениях чекистами рабочего недовольства в Астрахани, Перми, Туле, Петрограде в годы Гражданской войны. Деятельность ВЧК в этот период он назвал террористической. Характер деятельности против рабочих ОГПУ-ГУГБ-МГБ-КГБ с 1923 по 1986 год, по мнению Большакова, был репрессивным, а с 1986 года — просто осведомительным.

Вадим Большаков, историк рабочего движения и профсоюзный организатор, сделал презентацию доклада «Репрессии ВЧК-ГПУ-КГБ против рабочего и профсоюзного движения»

Таким образом, большинство участников дебатов пришли к заключению, что ВЧК было скорее новой инквизицией, нежели новым рыцарским орденом. При этом участники обсуждения сошлись на том, что нынешняя ФСБ и советская ВЧК имеют лишь формальное родство. Всё же в ВЧК в большинстве своём шли люди, одержимые идеей, а сейчас в ФСБ попадает немало обычных конформистов, которые хотят хорошо устроиться в жизни, на что, например, указывает недавний «парад гелендвагенов». При этом все отметили, что в ФСБ есть и те, кто, рискуя жизнью, борется с террористами.

Участники дебатов решили, что ещё нужно неоднократно вернуться к обсуждению советской истории, чтобы понять, как она влияет на наше настоящее.

0 комментариев