Без жёсткости схватку с украинским нацизмом не выиграть

prigionieri_rus_2

Когда кажется невозможным то или иное зверство украинских боевиков – оно происходит. Ещё не стерлись из памяти страшные видео расправ с российскими военными, попавшими в плен, мирными людьми, выбравшими сторону России, выкалывание глаз, сожжение живьём российского десантника на противотанковом еже, наезд танка на раненого бойца и теперь новые – демонстративный расстрел одиннадцати бойцов РФ в селе Макеевка, ЛНР, на сватовском направлении, где сейчас идут самые интенсивные бои. Каждый из пленных застрелен в голову, а убийцы из 80-й десантно-штурмовой бригады ВСУ весело улыбались на фоне агонизирующих людей.

На эту трагедию наложилась ещё одна, которая на днях случилась в семье моих знакомых. Тело Виталия Б., донецкого мобилизованного, всего три месяца прослужившего на защите города и попавшего в плен к ВСУ, было передано родным в обезображенном состоянии – четвертованным, скальпированным, с отрезанными носом и ушами, выколотыми глазами. На изуродованные останки украинские боевики небрежно бросили военный билет. На опознании тела в морге у двоюродного брата Виталия произошёл сердечный приступ. Тело хоронили в закрытом гробу.

Обезображенные тела пленных украинцы передали недавно и в Луганск. Луганские судмедэксперты сделали заключение, что у погибших военнопленных ещё при жизни были отрезаны уши, прострелены ноги, у одного из солдат сломана шея. «На теле погибшего видны прижизненные следы пыток – это и переломанная фаланга кисти правой руки, и переломанная левая кисть, и след от огнестрельного ранения на левой конечности в районе голени. На спине, на лопатках, явные следы соприкосновения с горячими предметами, предположительно, паяльной лампой. Правое ухо погибшего имеет следы пыток в виде надрезов ушной раковины», – рассказал сотрудник морга.

Тела запытанных в украинском плену бойцов после освидетельствования переданы для захоронения родственникам, а прямые доказательства применения украинской стороной пыток и истязаний в нарушение женевских конвенций об обращении с военнопленными переданы руководителю луганского офиса Международного Комитета Красного Креста Биляне Милошевич для направления в штаб-квартиру в Женеве.   

Садистские расправы украинские изуверы – и военнослужащие, и нацгвардия, и СБУ – практиковали ещё с 2014 года, и поднаторели в этом так же, как и их бандеровские предки, имевшие в своём арсенале более 140 видов пыток и казней.

Вот новые случаи и рассказы, как поступают украинские изуверы с российскими военнопленными. Российским военнослужащим ломали носы, били по ранам и практически не кормили. Раненых часто добивали, чтобы «не возиться с ними». Бывший пленный Александр Т.  рассказал: «Мой товарищ стоял на коленях, руки за голову, сдался. И украинский военный с разворота пустил в него очередь из автомата. Мы все лежали лицом в землю, нас начали отводить по одному в машину. Одному сломали нос. Меня начали поднимать, спросили, куда ранен. Сказал, что в левое бедро. Мне туда прилетело с ноги. Я начал кричать от боли. Тащили волоком».

«Наших парней подвергали пыткам током, были постоянные избиения», – вспоминает вернувшийся домой Юрий Сикач. Артур Клинов вспоминает, что «Ходили просто левые люди, избивали. Двух парней из Донецка застрелили. Говорили, что скоро придут Донецк бомбить, жён и детей убивать». Ещё один освобождённый из украинского плена военный ДНР показал, как его пытали в лагере в Львове. Националисты из «Азова» (террористическая организация, запрещена в РФ) вырезали ему букву Z на ноге.

Сержант народной милиции ЛНР фельдшер-санитар Александр Чупра рассказал про пытки и запись видео для шантажа близких тех, кто попал в плен: «Кого-то режут ножом, кого-то паяльной лампой поджигают. Подходит какой-то человек с камерой и всё это снимает, чтобы потом выложить в Интернет».

Боец армии ДНР Виктор Семашко поделился своей страшной историей из плена: «Они взяли биты и начали битами избивать. Поломали мне рёбра, раздробили левую кисть. Ночью открылась дверь, зашёл украинский боевик, выхватил штык-нож и начал наносить мне удары. Он присел рядом, говорит: “Я хочу видеть, как ты умираешь”». По словам Семашко, он лежал и чувствовал слабость, притворился мёртвым, чтобы сбежать из плена и вернуться к боевым товарищам. «Когда они меня несли, я слышал их переговоры: “Давай подальше, чтобы он не вонял”. Ну, выкинули меня. Я, когда начался сильный артобстрел, пополз в сторону наших».

Николай Т. вспоминает: «В первый день нашего пребывания в спортзале привезли одного человека. Доктор, который меня осматривал, сказал, что до утра он не доживет. Этого человека украинцы всю ночь забивали до смерти. Ты лежишь, у тебя на глазах повязка – и на весь спортзал крики от боли. Вскоре они утихли. Когда мы лежали в спортзале, два дня они избивали офицера. Потом отнесли в подвал и позже сказали, что он умер от потери крови. Артиллеристов очень сильно избивали. Когда я был в спортзале, привезли трёх человек. Людей били страшно. Они не кричат – воют от боли. Я слышал, как у человека ломались ребра, руки. Был у нас командир майор в плену. Его казнили украинцы. И больше его никто не видел. Потом нас, пленных, перевезли в СИЗО СБУ. Там меня снова очень сильно избили. Я дня три не мог нормально спать и дышать. Меня ударили по голове, начали выламывать пальцы, руки. Били по животу, били насмерть».

Издевательства над российскими пленными начали признавать и международные правозащитники. Зампредставителя Генсека ООН Фархан Хак заявил, что получены вызывающие доверие сообщения о случаях казни военных, пленённых украинской стороной.

А глава мониторинговой миссии по правам человека ООН на Украине Матильда Богнер провела беседы со 159 военнопленными, задержанными Россией, и 175 военнопленными, задержанными Украиной. В результате Богнер сообщила, что «миссия получила достоверные обвинения в казнях и в нескольких случаях – в пытках», и были задокументированы случаи пыток и жестокого обращения, которые совершали военнослужащие ВСУ и нацгвардии. По словам Богнер, зафиксированы случаи пыток и жестокого обращения с российскими военнопленными, совершённые украинской стороной при захвате, допросах и перемещении в пересыльные лагеря.

«Военнопленные из российских вооружённых сил утверждали, что их били кулаками и ногами по лицу и телу после того, как они сдались, а также во время допросов военнослужащими украинских вооружённых сил. В ряде случаев военнопленным наносили ножевые ранения или пытали их электрическим током сотрудники украинских правоохранительных органов или охранявшие их военнослужащие», – отметила она. «Украинские власти начали расследования этих сообщений. Однако мы не увидели продвижения в этих расследованиях», – подчеркнула Богнер, напомнив, что преследование участников конфликта за простое участие в боевых действиях запрещено международным гуманитарным правом. При этом международная чиновница фактически открыто признала: какие бы изуверства и нарушения прав не происходили, украинские власти никак не реагируют.

Под давлением улик на Украине пообещали провести проверку видеозаписи расстрела российских пленных украинскими военнослужащими. Однако «очень маловероятно, что видео станет доказательством выдвинутых Москвой обвинений», – глумливо отреагировала вице-премьер Украины Ольга Стефанишина.

В Минобороны России заявили, что кадры расправы ВСУ над безоружными военнопленными подтверждают «живодёрскую сущность киевского режима во главе с президентом Украины Владимиром Зеленским и тех, кто его защищает и поддерживает», а российский Совет по правам человека призывал провести «всестороннее расследование» всех известных фактов и добиться наказания виновных в соответствии с нормами международного и национального права.

Судя по всему, Россия продолжает паркетную политику, когда в ответ на истязания и казни российских военных в украинском плену посылаются протесты и призывы, падающие в пустоту. О том, что показуха с бережным отношением к украинским пленным достала всех, как и отсутствие возмездия в отношении украинских палачей, убийц и садистов, лучше всего говорят комментарии обычных людей под видео с расправой над нашими пленными. Вот типичные, и добавить к ним – нечего.

Александр Громаков: «Сваренные и демонстративно выставленные напоказ для “трибунала в Мариуполе” клетки так и остались пустыми. В то время как Киев уже осудил несколько десятков русских пленных и теперь их замучают в украинских тюрьмах. Безнаказанность и лжегуманность порождают отсутствие страха убивать русских. Берут украинских нелюдей в плен, отпускают, а они потом опять на фронт и наших убивают. Поймать, вылечить, покормить и отпустить назад! Мы это умеем!».

Аркадий Тугушев: «Завести на украинских боевиков уголовное дело, взять в плен, а затем обменять и отправить в Турцию косточки погреть? Я-то думал, что сейчас российское командование проведёт операцию возмездия, выгрузит на место дислокации этой бригады, вояки которой расстреляли наших ребят, гостинцы в виде тяжёлых бомб, которыми в Сирии превращали в пыль боевиков. Все солдаты 80-й отдельной десантно-штурмовой бригады ВСУ должны за ответить за преступления».

Игорь Бородатов: «Мы много заявляем, заводим дела. Одни слова и никаких действий, поэтому на наши заявления никто не обращает внимания. А ещё постоянно кому-то жалуемся. Нас что, враги пожалеют и раскаются? Они смеются, а мы жалуемся. Хоть бы один раз кого-нибудь наказали, тогда другие бы задумались. А так – пустые слова о возмездии. Смотрел репортаж с ополченцами ДНР, так дядя лет 55 чётко сказал – эти нелюди нас всех ненавидят – и всех будут убивать, так и есть!».

Светлана Гурова: «И что? Какой толк в том, что убийц опознали? Назовите хоть одного нациста, которому вынесли и исполнили смертный приговор. Одни только разговоры! А наши герои так и остаются неотомщёнными. А нужно: смерть за смерть! Тогда нацисты десять раз подумают прежде, чем измываться над пленными и жителями. Безнаказанность порождает преступление. Подход должен быть как в Израиле – приговор спецслужбами к смерти, без сроков давности и в любом удобном месте исполнение. Только такой подход может уменьшить такие зверства на войне и превратить оставшуюся жизнь этих скотов в ожидание неминуемого возмездия. Это обязанность государства перед своими гражданами».

Татьяна Гончарова: «Зато наши сильно гуманные, кормят, поят, лечат, отдают всех. А потом украинские боевики опять идут убивать наших детей. Да и ничего им не будет. Даже если и попадут в плен, потом их обменяют на очередного “медведчука”. Если убийцы выкладывают свои преступления в сеть, снимая попутно и себя, значит у них есть уверенность в своей безнаказанности и недосягаемости правосудия».

Владимир Зайченко: «Тысячи укронацистов в нашем плену живут, как в санатории. Командиров и всех боевиков “Азова” (запрещён в РФ как террористическая организация) из Мариуполя обменяли, а перед этим чиновники клялись и божились о скорой и справедливой каре украинской нацистке Тайре, которая убила родителей, а их дитё использовала для прохода через блокпосты. Справедливая кара настигла её – отпустили на волю. Наёмники в ЛДНР под смертной казнью ходили – и их отпустили. А олигарх Абрамович им и самолёт предоставил, и телефоны подарил. К чему вообще чиновники обещают “не отпускать”, а потом – массовый слив?».

Из всей этой истории и закономерного возмущения людей выводы очевидны. Украинские власти сделали ставку на войну беспощадную, жестокую и истребительную ко всему русскому, поэтому и градус жестокости повышается с каждым днём. Украинцы поверили, что побеждают и что останутся безнаказанными. Их фюрер Зеленский пообещал, что все боевики вернутся домой, все и вернулись. После чего на них обрушились почести, слава и награды. Теперь украинский фюрер требует обмена всех на всех, и это вполне может произойти – тайно или явно. Отдать семь-восемь тысяч украинских пленных (это число называется военкорами РФ) означает снабдить Украину новой дивизией мотивированных вояк, откормленных, отдохнувших, вылеченных, готовых воевать с новой силой.

До тех пор, пока фразы о неотвратимости наказания за военные преступления врага лишь сотрясают воздух, зло будет умножаться. Любая сделка со злом окажется проигрышной, потому что у зла нет правил, законов и норм морали. Без жёсткости и последовательности схватку с украинским нацизмом не выиграть.

Марина Харькова

Поделиться ссылкой: