Антисемитизм на Украине врос в землю

Ukro_Nazi

«Над Бабьим Яром памятников нет. Крутой обрыв, как грубое надгробье. Мне страшно. Мне сегодня столько лет, как самому еврейскому народу» – это пронзительные строки стихотворения Евгения Евтушенко, посвящённого одной из самых страшных трагедий Второй мировой войны.

Автор текста — Давид Генкин

Напомним, что в Бабьем Яру, урочище на северо-западе Киева, с 1941 по 1943 годы нацисты и их украинские сподручные расстреляли, по разным данным, от 70 000 до 200 000 человек. Значительную часть жертв составляли, говоря языком советского времени, лица еврейской национальности.

Большинство расстрелов пришлось на 29-30 сентября 1941 года.

В плену мифологии

На сайте «Бабий яр» публикуется текст допроса украинского полицейского Василия Покотило, проведённого следователем СМЕРШа:

«Первый расстрел, в котором я принимал участие, произошёл в октябре 1941 года в 10 часов. Шеф полиции предложил группе полицейских, в том числе и мне, отвести 20 человек арестованных евреев в “СД” и там получить дальнейшие указания. Когда мы прибыли с арестованными в “СД”, нам было дано указание о расстреле их. На машине мы привезли свои жертвы в “Бабий Яр”. Там предложили им выкопать яму, и когда она была готова, мы сняли во всех верхнюю одежду, и, построив в шеренгу, расстреляли всех… Я лично в этот раз расстрелял из нагана одного мужчину и одну женщину.

Примерно через пять дней после первого расстрела я принимал участие в расстреле новой группы в количестве 35 человек. В эту группу входили арестованные партизаны, работники НКВД и евреи, причём среди евреев находились дети в возрасте от 3-х до 10 лет».

К сожалению, найти документы о том, какое наказание понёс Покотило за свои злодеяния, не удалось.

«Те коллаборационисты, которых выявляли вскоре после завершения войны на территории СССР и привлекали к ответственности, в большинстве случаев получали небольшие сроки, – говорит кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Санкт-Петербургского института истории Российской Академии наук Дмитрий Асташкин. – Громкие процессы с освещением их в прессе могли разрушить культивируемый властями миф о том, что в годы Великой Отечественной войны все советские люди, как один, поднялись на борьбу с захватчиками».

К этому следует добавить: в советское время руководители УССР, получив, конечно, одобрение на самом верху, делали всё возможное, чтобы мы ничего не знали об участии украинцев в военных преступлениях. Возле памятника жертвам трагедии в Бабьем Яру экскурсоводы указывали, что людей уничтожали исключительно «немецкие изверги». Действительно, нельзя было разрушать другой миф – о «вечной дружбе» всех народов Советского Союза.

 «Мерзавцев» было слишком много

…Осенью 2016 года по заданию одного журнала я отправился на Украину, в город Днепр (нынешнее называние Днепропетровска). Целью поездки была подготовка материала о еврейской жизни в этой стране. Как раз в те дни в Киеве вспоминали 75-летие трагедии в Бабьем Яру. Траурную церемонию я наблюдал по телевизору, некоторые её детали и сейчас помню очень хорошо.

«Все мы чётко понимаем, что Бабий Яр – это одна из самых глубоких ран, одно из самых тяжёлых воспоминаний о Холокосте, – говорил тогдашний президент Украины Пётр Порошенко. – Это беспрецедентная в истории человечества катастрофа, попытка физически истребить весь народ с корнями, углубленными в Библию».

… В Днепре уже много лет работает Украинский институт изучения Холокоста «Ткума». При институте есть небольшой музей. Экспозиция рассказывает о различных, в первую очередь, трагических, страницах в истории евреев Украины. На посвящённых Бабьему Яру стендах уже не скрывается, что в этой акции принимали участие и украинцы. Причём не только члены вооружённых националистических формирований.

Надо сказать, что Пётр Порошенко в своем выступлении не обошёл стороной болезненную тему. Глава государства цитировал одного из идеологов сионизма уроженца Одессы Зеэва Жаботинского, который писал, что «каждый народ имеет право иметь своих мерзавцев».

С этим трудно не согласиться. Но если судить по масштабам злодеяний, совершённых в годы Второй мировой войны украинскими националистами – бойцами ОУН/УПА (запрещённая в РФ организация), членами дивизии СС «Галичина», полицейскими, «гражданскими» погромщиками, то следует признать, что таких «мерзавцев» оказалось на Украине немало.

По имеющимся данным, общее количество убитых украинских евреев оценивается в 1,5 – 1,6 миллиона человек. То есть каждая четвёртая жертва Холокоста проживала на территории современной Украины. Естественно, дело не ограничивалось одним Бабьим Яром. Понятно, что многие решения об уничтожении евреев принимались оккупационными властями, но местные националисты зачастую приводили их в жизнь с усердием, поражавшем даже германское командование. Акции находили поддержку у местного населения. Более того, погромщики иногда действовали по собственной инициативе, что тоже вызывало раздражение у привыкших к порядку во всём немецких оккупантов.

Надо сразу же сказать: автор далёк от мысли обвинять поголовно украинский народ в антисемитизме. Известно немало случаев, когда в годы войны украинцы спасали евреев от смерти. Включая Бабий Яр. Знаменитый во всём мире Израильский национальный мемориал Катастрофы (Холокоста) и Героизма Яд Вашем присвоил звание Праведник мира более, чем 2500 украинцам. Украина опережает здесь и Россию, и Белоруссию.

Корнями уходит вглубь веков

Киевский режим использует нацистов, например, из запрещённого в России подразделения «Азов». Но всё же нельзя согласиться и с теми российскими авторами, которые называют Украину нацистским государством. Они, вероятно, не знакомы с трудами изучавших сущность и практику фашизма историков и политологов.

В действительности же, Украина – страна, где сильно развит уходящий своими корнями вглубь веков национализм, который в разные времена принимает разные формы и который часто сопряжён с русофобией и антисемитизмом.

Конечно, национализм имеет место быть во многих странах, включая Россию, но мало где он, говоря образно, так врос в землю, как в Украине.

…В 1842 году вышел в свет окончательный вариант повести уроженца Малороссии великого русского писателя Николая Васильевича Гоголя «Тарас Бульба». Приходится констатировать, что талантливая книга насквозь пронизана антисемитизмом. Российский философ и литературовед первой половины XX века Георгий Федотов в статье «Новое на старую тему» писал: «Гоголь дал в “Тарасе Бульбе” ликующее описание еврейского погрома. Это свидетельствует, конечно, об известных провалах его нравственного чувства, но также о силе национальной или шовинистической традиции, которая за ним стояла». 

Во время Великой Отечественной войны погромные сцены из «Тараса Бульбы» постоянно ставились в театрах на оккупированной Германией украинской территории, озвучивались по радио.

Еврейские погромы на Украине не прекращались на протяжении веков. Только во время Первой русской революции они прошли в 64 украинских городах, а также в 626 посёлках и деревнях.

А теперь обратимся к советским временам. Так сказать, случай из собственной жизни. В середине восьмидесятых годов я отдыхал на Кавказе. В нашей компании были молодой киевлянин и его подруга. Как-то раз он увлечённо рассказывал об инциденте, произошедшем на гастролях в Киеве театра Аркадия Райкина. Во время исполнения миниатюры, когда великий артист восклицал «Кто я? Кто я?», один из зрителей крикнул: «Да ты жид из Ленинграда!». Мой собеседник с явным сочувствием относился к поступку своего земляка. Кстати, очевидно, что большинство из присутствовавших тогда в зрительном зале людей составляли представители киевской интеллигенции.

Однажды кто-то из нашей компании спросил его: ты, вероятно, скоро женишься на своей спутнице? «И не собираюсь жениться! Она же русская», – таков был ответ. Много лет спустя я случайно узнал, что этот киевлянин был активным участником событий на Майдане.

«Ограничительная» политика

Не секрет, что в послевоенное время в СССР на государственном уровне проводилась антисемитская политика, принимавшая порой странные формы. Например, в так называемый период застоя никаких гонений на евреев не было, но существовали исходящие сверху негласные указания: ограничивать приём «лиц еврейской национальности» на учёбу в престижные вузы, а также на ответственные должности в предприятиях военно-промышленного комплекса. В огромной стране степень реализации этих указаний во многом зависела от местных властей. На Украине их претворяли в жизнь с особым рвением. Вот лишь один пример. В конце семидесятых годов моими однокурсниками в Ленинградском политехническом институте было много студентов, приехавших из Винницы, Житомира, того же Днепропетровска. На родине в высшие учебные заведения их просто не принимали. Даже золотых медалистов.

С одним из них несколько лет назад я встречался в ходе поездки в США. Он по-прежнему уверен в том, что все украинцы – антисемиты. Я безуспешно пытался переубедить его.

В память о военном преступнике

Но вернёмся в современную Украину. В ходе упоминавшейся командировки мне довелось беседовать с главным раввином Днепра и Днепропетровской области Шмуэлем Каминецким.

«В прошлом в отношениях между украинцами и евреями были сложные моменты. Но мы смотрим не в прошлое, а в настоящее и будущее. Сейчас в Украине нет никаких форм дискриминации евреев со стороны властей», – говорил раввин.

Раввину, безусловно, виднее. Однако мне кажется, что в постсоветский период маятник агрессивного национализма в Украине просто передвинулся от антисемитизма, который бы сильно дискредитировал страну в глазах мировой общественности, к русофобии. А как этот маятник поведёт себя в дальнейшем, думается, сегодня не знает никто.

Между тем в минувшем сентябре в Киеве состоялась траурная церемония по случаю уже 80-й годовщины трагедии в Бабьем Яру. На ней присутствовал и президент Израиля Ицхак Герцок, который, в частности, сказал:

«История еврейского народа в Украине тяжела: от грабежей и погромов до трагедии Бабьего Яра. Человечество не должно допустить нового всплеска антисемитизма, причём в любой форме – демонстрации, попытки стереть историю, героизация кровавых фигур из прошлого».

Между тем незадолго до церемонии в Бабьем Яру в городе Литин, что в Винницкой области, с размахом отметили 110-летие со дня рождения Омеляна Грабца – коменданта украинской вспомогательной полиции в городе Ровно, который причастен к уничтожению большого числа евреев. За два года до этого в его честь была переименована одна из улиц в Виннице…

Давид Генкин

От редакции:

Один из сотрудников редакции «Родины на Неве» поделился своими впечатлениями, подтверждающими то, что написал Давид Генкин:

«Летом 2009 года в Киеве я посетил матч местного “Динамо” и одесского “Черноморца”. Так фанаты “Динамо” весь матч задорно “заряжали”: “А в Одессе живут одни жиды!” Я вначале ожидал, что милиция пресечёт такой “заряд”. Однако – нет. Милиция даже замечания не сделала киевским фанатам. Как-будто так и надо. Кстати, и УЕФА промолчала, нигде в прессе я не нашёл информации, что футбольная европейская федерация выразила протест киевскому “Динамо” по поводу поведения его болельщиков».    

Поделиться ссылкой: