Перейти к содержимому
Главная страница «Английский фокстрот» вокруг «Азовстали»

«Английский фокстрот» вокруг «Азовстали»

Украинские боевики делают ставку на затяжную оборону

Почти двадцать дней продолжается эпопея с осадой боевиков «Азова» (запрещён в РФ как террористическая организация) на мариупольском заводе «Азовсталь», которые сдаваться не хотят и торгуют заложниками. Прикрываясь ими, боевики рассчитывают или прорвать блокаду, или улучшить свои позиции для обороны, или дождаться политических решений по своей судьбе.

Ежедневные подвальные видеообращения главарей с позывными Волына и Калына бьют в цель: к освобождению подключились Эрдоган, Макрон, Папа Римский, ООН, ОБСЕ, Международный Красный Крест и другие – калибром помельче. Блокированные боевики получают «режимы тишины» вместо бомбёжки, передышку, время и ореол мучеников.

Каждый раз отпуская небольшую порцию заложников, боевики бахвалятся своей гуманностью. Хотя первый коридор по освобождению гражданских лиц с «Азовстали» и прилегающих к нему районов был организован в конце апреля усилиями России, а боевики этому активно противились и устраивали провокации. Тогда удалось эвакуировать 46 заложников из бункеров завода и соседних домов – все приняли решение остаться в ДНР.

Второй коридор открылся 1 мая уже при участии ООН и Красного Креста. Из 80 вышедших всего 11 захотели остаться в ДНР, а 69 уехали в украинский город Запорожье. Скорее всего, они имели отношение к семьям боевиков.

Третьего мая коридор снова состоялся, но военкоры отметили в нём подозрительные детали. Например, строгий запрет на видеосъёмку и работу беспилотников, присутствие непонятных лиц с непонятными полномочиями, приехавших из Украины – какого-то депутата Верховной рады, чей сын вроде бы служил у боевиков, десять священников из Запорожья, которые чего-то ждали, а потом уехали. Депутат по рации долго и неизвестно о чём переговаривался с боевиками. Вероятность неких закулисных договоров исключать нельзя. Скорее всего, боевики намеревались вывезти своих раненых, это было их первоочередным требованием.

Затем 5, 6 и 7 мая вновь были открыты очередные коридоры для эвакуации гражданских лиц с «Азовстали». И все эти дни украинские боевики использовали то для своей перегруппировки на территории, то для буксировки повреждённого танка внутрь завода, то для обстрелов позиций союзных сил из гранатомётов, зениток и минометов.

Во время отвлекающих манёвров готовились мини-прорывы. В первой попытке бойцы ДНР заметили передвижение разведки «азовцев», нанесших на себя опознавательные знаки союзных сил – белые повязки. Вторую попытку вырваться пресекли 6 мая, уничтожив грузовик и семь украинских боевиков.

На следующий день командир донецкого батальона «Восток» Александр Ходаковский, чьи отряды блокируют завод с боевиками, рассказал: «Снова режим тишины, снова военные начальники, отвечающие за процесс эвакуации, бегают по нашим позициям и требуют оттянуться назад, чтобы выполнить условия ОБСЕ, а противник, пользуясь нашей широтой души или бестолковостью – спокойно минирует пробитые артиллерией дыры в бетонном ограждении завода и устанавливает фугасы… Сегодня мы вынуждены молча это фиксировать – завтра пехота будет на этом взлетать на воздух. По моему мнению, запрет на перемещения должен распространяться на всех, а если противник его нарушает – с ним нужно поступать соответствующим образом».

Бьёт тревогу и военкор Александр Сладков: «Война с нацистами всё больше напоминает операцию по освобождению заложников. Наши силовики остановлены очередной раз. Международные организации негласно подкармливают окружённых боевиков. Перемирие длилось до 00:55 7 мая, ночь и утро стреляли. На мой взгляд, это совершенно никуда не годится. Да, гражданских людей спасать надо. Но! Теперь мы имеем совершенно поганую практику захвата заложников боевиками. Теперь в ходе операций украинские силовики и нацисты будут использовать захваченных заранее мирных жителей, грамотно снимать ролики, как они их оберегают. И менять людей на еду или своё спасение. Впереди много ещё городов, и эта практика сыграет везде. Нам это надо? Это СВО или КТО??? Это специальная военная операция или контртеррористическая? Жестокий выбор: а) безопасность заложников и торможение войны, б) жизнь донецких которых убивают, и темп спецоперации».

Фактически, и опытный командир, и легендарный военкор бьют в набат. Слишком свежи в памяти и почтительные танцы с бубнами вокруг миссии наблюдателей ОБСЕ в Донбассе, оказавшихся корректировщиками артогня ВСУ по позициям и жилым кварталам донецких республик и шпионами. И помнится, как «военачальники» годами запрещали донецким и луганским бойцам давать ответку, принуждая их быть мишенями для украинцев.

А политтехнологи восемь лет лепили липовые перемирия с красивыми названиями «рождественские, пасхальные, школьные, всеобъемлющие, бессрочные», в результате которых безнаказанно погибали от новых обстрелов и атак ВСУ тысячи мирных жителей и бойцов ЛДНР.

С событиями на «Азовстали» перекликаются события в донецком аэропорту 2014-15 годов. Бои за контроль над ним были кровопролитными и долгими: 242 дня, с мая 2014-го до 22 января 2015 года. Когда украинские боевики в терминале аэропорта были заблокированы, донецкому ополчению пришла команда предоставить гуманитарные коридоры для ротации ВСУ. Таких ротаций у украинцев было четыре.12 декабря 2014 года открылся первый гумкоридор для вояк. Вместо 48 выехавших из блокады украинских вояк приехали 50 свежих на трёх КамАЗах.15 и 23 декабря 2014 года были соответственно вторая и третья ротации врагов в аэропорту Донецка. Грузовики с вояками, продуктами для них и тёплыми вещами приезжали из Авдеевки на блокпост ДНР, где проходили досмотр бойцами донецких подразделений «Восток», «Спарта» и военной полицией ДНР. Ротируемые пропускались на позиции в аэропорт без оружия и боекомплектов, только с личными вещами и продовольствием. 6 января 2015 в аэропорту Донецка прошла последняя ротация ВСУ. Пропаганда это странное действо превознесла как «операцию по сбережению человеческих жизней», «жест гуманности». Ополченцы и дончане негодовали, но их мнение было стёрто торжеством примиренцев и адептов минских соглашений. Сразу же после ротаций украинские боевики устроили методичные и беспощадные обстрелы, убивавшие людей, разносившие дома в пыль. 21 января подземные терминалы аэропорта были взяты штурмом, в ходе которого погибли многие отважные и лучшие донецкие бойцы.

Теперь нечто похожее происходит с «Азовсталью». Украинские боевики нащупали схему, которая работает: забиваются в заводы, обустраивают там позиции, засады, снайперские точки, склады с боеприпасами и провизией, потом загоняют туда мирных и начинают шантажировать, требовать гумкоридоры, одновременно наносят удары по союзным силам. Эта тактика затяжной обороны выматывает силы наступающих, позволяет обескровить их и выиграть время.

По информации Минобороны России, мощные укрепрайоны на крупных предприятиях подразделения ВСУ и нацгвардии устроили по указанию из США и Великобритании. Особая опасность исходит от использования в боевых действиях предприятий химической промышленности. Как рассказал спикер минобороны РФ генерал-полковник Михаил Мизинцев: «На территории предприятия “Азот” в Северодонецке, Луганская область, украинские боевики разместили тяжёлое вооружение, а в качестве живого щита в подземных сооружениях удерживают более тысячи работников завода и местных жителей. При этом на заводе заминированы ёмкости с химически опасными веществами: аммиаком, селитрой и азотной кислотой. Всё это взлетит на воздух в случае вынужденного оставления ВСУ своих позиций. В случае реализации такого сценария ядовитые вещества неизбежно отравят воздух и реку Северский Донец, которая является основным источником питьевой воды для республик Донбасса и восточных регионов Украины».

Сейчас в Луганской области подконтрольными Украине остаются последние крупные города – Северодонецк и Лисичанск. В Лисичанске боевики создали укрепрайон на заводе резинотехнических изделий, в Северодонецке – возле завода «Азот». Северодонецк, Лисичанск и Рубежное называют треугольником химической промышленности, в нём проживает более 350 тысяч человек, и здесь расположены более 30 предприятий украинского химпрома: «Оргхим», «Химпоставщик Энергохиммаш», НПП «Заря», «Укрхимэнерго», Северодонецкий химикометаллургический завод, Северодонецкий завод жидких химических удобрений, химический завод «Южный», компания «Бензол» и другие. Так что боевики вполне могут устроить катастрофу, а потом обвинить Россию в применении химического оружия.   

Ещё больше крупных предприятий, где можно действовать по сценарию «Азовстали» в Донецкой области. О своей судьбе сейчас переживают жители Авдеевки возле Донецка. В Авдеевке находится крупное опасное производство – Авдеевский коксохимзавод, принадлежащий, как и «Азовсталь», одиозному украинскому олигарху Ринату Ахметову, главному спонсору ВСУ и боевиков «Азова» (запрещен в России). И авдеевчане опасаются за себя небезосновательно, считая, что их спасёт только бегство украинских вояк. Много шахт и заводов находится в Краматорске, Красноармейске, Артёмовске, Константиновке и других городах. Украинские боевики ведут там подготовку к обороне на высоких оборотах и не собираются никого жалеть.

Опять возвращаясь к событиям восьмилетней давности, стоит процитировать мнение украинского командующего в 2014 году 93-й бригадой, воевавшей в донецком аэропорту, Олега Микаца. Сейчас украинский режим сделал его генерал-майором, обвесил наградами и дал новую должность. С августа 2021 года он возглавляет оперативное командование в ВСУ по Днепропетровской, Харьковской, Запорожской областям и всему Донбассу. А в чёрном январе 2015 года, во время боев за аэропорт Донецка, комбриг Микац оказался в плену у донецкого отряда «Сомали», впоследствии Олег Микац был выдан Украине. Так вот, Микац рассказал, что благодаря долгой осаде донецкого аэропорта, где засели украинцы, ополченцы не смогли продвинуться дальше: «Если бы украинские бойцы не удерживали аэропорт, то сепары двигались бы дальше по Донецкой области и выходили на границу других областей Украины. Затяжная оборона дала время на проведение следующих волн мобилизации, мы подготовились, восстановили вооружения, подтянули артиллерию. ВСУ окрепли, люди обучились».

Спустя восемь лет этим словам, но уже по поводу гумкоридоров на «Азовстали» в Мариуполе, вторит генсек ООН Антониу Гутерриш: «Надеемся, что дальнейшая координация с Москвой приведёт к большему числу гуманитарных пауз на Украине».

А нам остаётся думать, что в Москве понимают цену словам и поступкам как всех этих международных организаций, так и украинского режима. И понимают, что минимализация потерь в одном месте неизбежно ведёт к максимализации жертв в других местах – как это сейчас происходит в Донецке, Ясиноватой, других городах, терпящих жесточайшие обстрелы ВСУ. Но пока ситуация похожа на пословицу «мы танцуем английский фокстрот: два шага назад, шаг вперёд».

Марина Харькова, специальный корреспондент «Родины на Неве» в Донецкой народной республике

Поделиться ссылкой:

Новости СМИ2