Перейти к содержимому
Главная страница «Агрессивная политика Польши может довести до цугундера»

«Агрессивная политика Польши может довести до цугундера»

На фоне кризиса российско-украинских отношений на демонстративное сближение с Киевом пошла Варшава. Польша в событиях последнего времени транслирует самую непримиримую антироссийскую позицию, и усилившееся взаимодействие с Украиной считывается как вызов России. Впрочем, неприятие России со стороны Польши имеет давнюю историю.

Президенты Украины и Польши решили “отстаивать общее счастье и общую силу”

Президент Польши Анджей Дуда заявил, что между Польшей и Украиной не будет границ, и они станут совместно «отстраивать общее счастье и общую силу». Также польский лидер сообщил, что не успокоится, пока Украина не вступит в Европейский союз (ЕС), а попутно призвал мировых лидеров не иметь дел с Россией. Украина в лице президента Владимира Зеленского предложила предоставить полякам особый статус и фактически уравнять в правах украинских граждан и граждан Польши.

«Предполагается, что поляки получат право занимать должности в органах исполнительной власти, в органах местного самоуправления, назначаться на должности на государственных стратегических предприятиях и концернах с полным доступом к секретным данным, быть назначенными на должности судей. Говорят, что даже польской полиции будет вменено в обязанности исполнять свои функции на территории Украины», — отметил в в эфире своей авторской программы на радио Sputnik глава Роскосмоса Дмитрий Рогозин.

Есть мнение, что заключение специфических соглашений представляет собой начало освоения поляками Украины в формате протектората. Его высказал в СМИ политолог Сергей Михеев:

«Что хотят поляки — это понятно, они на самом деле не верят в военную победу Украины, и поэтому хотят в случае её падения закрепить за собой как минимум кусок на Западной Украине. И как максимум, если получится, то получить какие-то особые права на всем том, что можно будет называть Украиной в дальнейшем».

В попытках реализовать такой привлекательный для Варшавы сценарий, правда, возникают риски столкновения Польши и России, втягивания в конфликт НАТО и вообще самого негативного развития событий в мировом масштабе. Но несмотря ни на что, Польша продолжает нагнетать обстановку, подпитываясь какой-то фундаментальной злобой в отношении России. В истории взаимодействия стран — и притязания Польши на российские, украинские и белорусские территории, и многочисленные столкновения, а главное — обида за то, что со всеми своими амбициями Польша подчинялась сначала Российской империи, а затем СССР.

Поляки использовали всякий удобный момент, чтобы взять верх над Россией, и во времена Смуты, и в период Наполеоновских войн, и позднее. Но оказываясь порой близко к успеху, всё равно в итоге проигрывали, терпя крушение мечты о собственной империи. Да, Польшу неоднократно делили, но интерпретация событий поляками отличается от реально происходящего. На нюансы взаимоотношений Польши и России обратил внимание историк и публицист Евгений Спицын в передаче «Это просто космос с Дмитрием Рогозиным», которая выходит в эфире радио Sputnik.

Вот, например, реальная подоплёка раздела Польши при Екатерине II:

«…Когда на престол вступила матушка императрица Екатерина II, то на престоле в Речи Посполитой оказался один из её любовников Станислав Понятовский, человек либеральных взглядов, который был одним из поклонников идей просвещения. Он решил провести политическую реформу в Польше, но ему это не удалось, всё рушилось. И тогда в Берлине и в Вене приняли решение добить раненого зверя, и стали вынашивать планы раздела Польши. Поучаствовать в этом предложили и Екатерине II, поскольку понимали, что Восточные повяты Польши — это русские земли.

Екатерина до последнего сопротивлялась. У нас мало кто это знает. Не она была инициатором этого раздела. Это очень важно. Более того: об этом писали не наши историки, а польские. Пусть поляки предъявляют претензии немцам. Россия решила защитить единоверцев от того, чтобы они все были поглощены империей Габсбургов. И поэтому действительно в 1772 году был подписан трёхсторонний договор о разделе Речи Посполитой, по которому мы вернули себе наши исконные русские земли».

А вот ситуация 20-х годов ХХ века в восстановившей государственность Польше: «С самого начала в Польше, после её воссоздания, установилась военная полуфашистская диктатура. Более того, страны Запада, прежде всего Великобритания и Франция, изначально рассматривали Польшу как главный ударный кулак против Советской России, а затем СССР. Польскую армию специально накачивали оружием. Польская армия ещё в 20-е годы входила в тройку самых крупных и боеспособных армий тогдашней Европы. И во многом это базировалось на фигуре самого Пилсудского. Я напомню, что поляки первыми среди всех европейских держав заключили в январе 1934 года пакт о ненападении с нацистской Германией. Но через год Пилсудский умер, и лавры “цепного пса войны” переходят к Адольфу Гитлеру, и Польша в этом раскладе становится Западу не нужной».

Кстати, реагируя на одно из ключевых обвинений Польши в адрес Советского Союза — в развязывании войны — есть смысл упомянуть и о событиях 1939 года: «…Польша приняла самое активное участие в раздербанивании Чехословакии. То есть они приняли реальное участие в развязывании Второй Мировой войны, отсчёт которой для Европы надо вести с 30 сентября 1938 года, но никак не с 1 сентября 1939 года».

После окончания Второй Мировой войны Польская народная республика являлась сторонницей Советского Союза, но нынешнее руководство Польши называет этот период «оккупацией» и возвращает практику конфронтации с Москвой.

Евгений Спицын ответил на вопрос, есть ли у России перспективы наладить отношения с Польшей:

«Я считаю, что в основной своей массе простые поляки — нормальные люди, нам делить нечего. Всё время опираться на какие-то исторические обиды — это контрпродуктивно. Но, к сожалению, сейчас во главе Польши находятся пилсудчики, и я думаю, что рано и поздно, сам польский народ поймёт, за кого он голосует, и какую угрозу он создаёт, прежде всего сам себе. Потому что эта абсолютно провальная политика Варшавы может довести до цугундера, как у нас говорят».

В рамках часовой передачи историк не стал подробно затрагивать польские перспективы. Но вероятную картину в одном из интервью описал упомянутый выше политолог Сергей Михеев. Он задаётся вопросом, если Польша получит желаемое — часть Украины, как она будет справляться с ней, как обеспечивать?

«Может быть, они уломают Европу передать им замороженные российские активы, своровать их, за их счёт стабилизировать ситуацию на Украине, заодно и положить себе что-то в карман. Вообще-то собственных ресурсов у поляков справиться с Украиной, мне кажется, нет. Это не того масштаба проблема, с которой Польша может справиться. У поляков много амбиций, но возможностей на самом деле не так много», — рассуждает политолог.

Но есть и другой, существенный, момент:

«Что касается украинского государства, каким бы оно ни было, подобное двоевластие — а речь будет идти, видимо о двоевластии и постепенной попытке поляков захватить всё большую власть — оно, конечно, во-первых, ослабит и расшатает и без того ненадёжные государственные структуры, во-вторых, рано или поздно, чревато конфликтом внутри Украины. Потому что польские и украинские националисты друг друга стоят.

Если поляки действительно установят протекторат над Украиной, то столкновение польских и украинских националистов — только дело времени. Где, когда это произойдёт — это другой вопрос. Но это дело времени, эта напряженность появится, вне всякого сомнения. Это может стать для Польши серьёзной проблемой».

Алексей Николаев

Поделиться ссылкой: