Перейти к содержимому
Главная страница 90 лет назад ожил Великий Комбинатор

90 лет назад ожил Великий Комбинатор

Осенью 1986 года в СССР возродилась закрытая за четырнадцать лет до этого популярная телепередача «КВН». И одна из первых игр была приурочена к юбилеям авторов знаменитых, завоевавших в нашей стране фантастическую популярность романов «12 стульев» и «Золотой телёнок» Ильи Ильфа и Евгения Петрова. В 1987 году Ильфу исполнилось бы 90 лет, а Петрову — 85. Подводя итоги игры, ведущий Александр Маслюков сказал: создатели культовых романов были мастерами юмора и сатиры такого высокого уровня, до которого всем нам ещё расти и расти.  

Идею плутовского романа писатель Валентин Катаев “подкинул” начинающим авторам Евгению Петрову (своему брату) и Илье Ильфу

Сегодня есть повод вновь вспомнить этих писателей и их произведения, которые, по словам много лет назад ушедшего из жизни артиста Льва Милиндера, «давно стали нашей Библией». 90 лет назад, весной 1931 года, в журнале «30 дней» началась публикация «Золотого телёнка», а летом с романом смогли ознакомиться и зарубежные читатели: он был напечатан в парижском эмигрантском журнале «Сатириконъ»

Как «рождался» Остап Бендер

В Петербурге, на проспекте Мориса Тореза, существует «Народный литературный музей Остапа Бендера». Его создатель и бессменный директор в прошлом инженер Анатолий Котов. Прочитав в тринадцатилетнем возрасте оба романа, Анатолий влюбился в их героев, а особенно — в Остапа Бендера. Через несколько лет им завладела идея создать на невских берегах музей Великого Комбинатора.

Реализовать её удалось уже в «новой России»: музей открылся в 1995 году. Как цитирует своего любимого героя Анатолий Котов, сбылась мечта идиота.

«В 1927 году отмечалось десятилетие Октябрьской революции, — рассказывает создатель музея. — По указанию властей, деятели культуры должны были откликнуться на это историческое событие ударным творческим трудом. Перед многими писателями, включая авторитетного тогда в литературных кругах Валентина Катаева, старшего брата Евгения Петрова, стояла задача написать “талантливое произведение”. Тема и жанр не оговаривались, но, понятно, оно не должно было содержать серьёзной критики основ советской власти».

По словам Анатолия Котова, задание поступило в конце лета, когда Катаев собирался на отдых в Аджарию. И он «подбросил» двум не очень известным тогда литераторам своим землякам-одесситам Ильфу и Петрову идею и сюжетную линию плутовского романа, коих ещё не было в молодой советской литературе. Была достигнута договоренность о том, что Ильф и Петров реализуют замысел Катаева, а тот рукой мастера доведёт рукопись до ума.  

Откроем теперь опубликованную в 1978 году повесть Валентина Катаева «Алмазный мой венец», в которой рассказывается о литературной жизни страны в двадцатые годы. При этом известные поэты и писатели фигурируют не под своими именами, а под прозвищами, которые дал им автор. Например, Ильф — это Друг, а Петров — Брат.

«Едва я появился в холодной, дождливой Москве, как передо мной предстали мои соавторы…Один из них вынул из папки аккуратную рукопись. А другой стал читать ее вслух… Я получил громадное удовольствие и сказал им приблизительно следующее: “Вот что, братцы. Отныне вы — единственный автор будущего романа. Я устраняюсь. Ваш Остап Бендер меня доконал”», — вспоминал Валентин Петрович.

Впрочем, «автор идеи» не был бессребреником, он поставил два условия. Первое — любое издание будущей книги должно начинаться следующей фразой: «Посвящается Валентину Петровичу Катаеву». Второе — с первого гонорара Илья и Евгений подарят ему золотой портсигар.

Оба условия писатели выполнили. Правда, портсигар был не мужской, а женский, который в два раза меньше по размеру и, соответственно, значительно дешевле. «Эти жмоты поскупились на мужской», — скорее с улыбкой, нежели с возмущением, пишет Валентин Катаев.

Добавим, что у главного героя обоих романов Остапа Бендера есть прототип. Это сотрудник Одесского уголовного розыска Осип Шор. Его жизнь была полна приключений, о которых он рассказывал Илье Ильфу.

В 1918 году в судьбе Осипа Шора произошла трагедия. Бандиты застрелили его брата Натана, одарённого поэта-футуриста, которого по ошибке приняли за Осипа.

После публикации «12 стульев» Осип Шор не раз встречался с авторами романа. Сначала он требовал у них денег за «использование в книге его биографии», затем настаивал на том, чтобы в следующем произведении они «воскресили» Остапа Бендера.

Сегодня среди жителей и гостей «Жемчужины у моря» очень популярна экскурсия «Криминальная Одесса». Экскурсоводы взахлёб рассказывают о приключениях Осипа Шора, о его встрече с убийцами брата, которая превратилась в «дружеские поминки».

Политический заказ

… Известный филолог Давид Фельдман, который глубоко изучал творчество Ильфа и Петрова, согласен с тем, что у романа «12 стульев» имелся политический заказ. Но другого плана. Предоставим слово самому литературоведу:

«На 1927 год (год написания романа — Ред.) приходится самая яростная полемика Сталина и Бухарина с Троцким… Троцкий нападал на Сталина и Бухарина, доказывая, что те предают идеи мировой революции, увлекшись НЭПом… Сталин и Бухарин отбивались, обвиняя Троцкого в том, что он не способен решать административные задачи в период мирного времени, что его тянет к методам “военного коммунизма”».

«Герои романа, мошенники, ездят по всему Советскому Союзу — и всюду советский строй стабилен. Да, есть бюрократы, есть карьеристы, есть просто дураки. Но строй стабилен…», — продолжает литературовед

То есть имеются недостатки, которые можно и нужно высмеивать, но страна развивается. А потому призывы вернуться на годы назад бессмысленны и опасны.

Роман «12» стульев литературная критика встретила сдержанно, чего не скажешь об обычных читателях. «Приведу совсем уж позорный и комический пример “незамечания” замечательной книги. Широчайшие слои сейчас буквально захлёбываются книгой молодых авторов Ильфа и Петрова… Единственным отзывом на этот брызжущий весельем памфлет были несколько слов, сказанные Бухариным…» — писал в одной из газет Осип Мандельштам.

Успех у «широчайших слоев» побудил авторов быстро приступить к написанию второго романа с тем же главным героем. Однако работа двигалась медленно. Во многом из-за быстро меняющейся политической обстановки. НЭП уходит в историю, Бухарин, которому «12 стульев» понравились, из союзника Сталина становится его оппонентом, начинается борьба теперь уже с «правым уклоном».

«Авторы боялись, говоря современным языком, не попасть в струю, что могло обернуться серьёзными неприятностями. Они постоянно вносили изменения в текст. Как по собственной инициативе, так и по требованию цензуры. К слову, “12 стульев” тоже сильно редактировались.

А финал “Золотого телёнка”, в итоге очень невразумительный, и вовсе был кардинально изменён уже тогда, когда печатались его первые главы», — говорит Анатолий Котов.

Миллионеру не место в советской стране

Первоначальный вариант романа заканчивался тем, что Остап женится на Зосе Синицыной. Почему же Ильф и Петров от него отказались? На этот счёт существует две версии. Первая — авторы почувствовали, что на такой поступок Бендер не способен, читатель их не поймёт. Второе — цензура требовала убить Бендера, ибо миллионеру не место в советской стране. Лозунг Николая Бухарина «Обогащайтесь!» стремительно терял свою актуальность.

«Писатели не хотели убивать Остапа, поскольку собирались писать третий роман под жестким названием “Подлец”, — утверждает создатель музея. — По их замыслу, Бендер попадает на Беломоро-Балтийский канал, где перевоспитывается в “честного советского гражданина”».

В 1933 году на Беломоро-Балтийский канал, строительство которого к тому времени уже фактически было завершено, отправилась большая группа писателей. Поездку организовал НКВД. А спустя два года вышла книга «Беломоро-Балтийский канал им. Сталина». Известные писатели, а среди них Алексей Толстой, Всеволод Иванов, Лев Славин, воспевали каторжный труд огромного количества заключённых — политических и уголовников, которых якобы перевоспитывала грандиозная стройка.

Ильфа и Петрова, тоже участвовавших в той поездке, в списке авторов книги нет. А вскоре они отказались от написания третьего романа. «Юмор — драгоценный металл, а наши прииски уже иссякли…», — объяснял в своих воспоминаниях Евгений Петров.

«Думается, не это главная причина, — считает Анатолий Котов. — Важнее другое — в середине 30-х писательский труд становился всё более опасным: ледяное дыхание репрессий сковывало энергию творчества».

Несмотря на все внесённые в текст изменения, Илья Ильф и Евгений Петров долго добивались того, чтобы «Золотой телёнок» вышел отдельной книгой. Это стало возможно лишь после вмешательства Максима Горького. А в послевоенное время на протяжении десяти лет и «Золотой телёнок», и «12 стульев» вообще не издавались. В соответствующем постановлении секретариата Союза писателей СССР говорилось, что эти книги «являются клеветой на советское общество».

Немного фантастики

В хрущевскую оттепель романы были «реабилитированы» и опубликованы отдельной книгой. В предисловии к ней известный писатель Константин Симонов, в частности, пишет, что через определённое время их некоторые персонажи «зашевелились кое-где по нашим градам и весям в обликах полицаев и бургомистров».

Автор этого текста: обратился к двум известным литераторам с просьбой ответить на вопрос: как, по их мнению, могла бы сложиться судьба героев «Золотого теленка» — Шуры Балаганова и Александра Корейко?

Журналист и писатель Александр Константинов: «Балаганов мог попасть в тюрьму, примкнуть к серьёзным ворам и вырасти в воровской иерархии. Но, судя по его недалекости, ему это, скорее всего, не грозило».

Историк и писатель Елена Прудникова: «Корейко, как человек умный, успешно дожил бы до войны, умножил бы во время войны свой капитал, передал бы затем дело сыну и внуку».

Судьбу главного героя собеседники сайта «предсказывать» не стали…

Андрей Вронский

Поделиться ссылкой: