200 лет назад русские отправились на поиски Антарктиды

200 лет назад, 16 июля 1819 года, из Кронштадта вышла Первая русская антарктическая экспедиция в составе шлюпов «Восток» (командир-капитан II ранга Фаддей Беллинсгаузен и «Мирный» (командир-лейтенант Михаил Лазарев). Её целью было достичь южных полярных широт и либо доказать, либо опровергнуть существование шестого континента – Антарктиды.

Подтвердить или опровергнуть

О существовании загадочного материка, находящегося где-то на юге Индийского океана, писали многие античные историки. Правда, описание это было откровенно мифологическим: якобы его окружали кипящие огненные моря, а люди, населяющие материк, ходили на головах.

С началом эпохи Великих географических открытий о южном материке снова вспомнили, но достичь его так никому и не удалось. Многие исследователи вообще считали, что античные авторы писали о Южной Америке или Австралии.

В 1772 году на поиски таинственного континента отправился знаменитый мореплаватель Джеймс Кук. 17 января 1773 года его корабль пересёк южный полярный круг, но дальше моряки не увидели ничего, кроме льдин и айсбергов, после чего Кук приказал возвращаться назад.

Командир-капитана II ранга Фаддей Беллинсгаузен (слева) поднял флагманский флаг на «Востоке», а лейтенант Михаил Лазарев занял капитанский мостик «Мирного».

«Я первый обошёл Южный океан в высоких широтах и неоспоримо отверг возможность существования здесь материка, который, если и может быть обнаружен, то лишь вблизи полюса, в местах, недоступных для плавания… Я не стану отрицать, что близ полюса может находиться континент или значительная земля. Это земли, обречённые природой на вечную стужу, лишённые тепла солнечных лучей. Но каковы же должны быть страны, расположенные ещё дальше к югу… Если кто-либо обнаружит решимость и упорство, чтобы разрешить этот вопрос, и проникнет дальше меня на юг, я не буду завидовать славе его открытий. Но должен сказать, что миру его открытия принесут немного пользы», – написал Кук по завершении экспедиции.

Согласно этому проекту, следовало направить в южные широты особую экспедицию, которая бы, ни много ни мало, завершила эпоху великих географических открытий, тщательно исследовав существующие там «белые пятна». В частности, необходимо было подтвердить или опровергнуть предположения о существовании шестого континента.

…Вскоре в Европе произошли события, которые надолго приостановили географические исследования. Французская революция и последовавшие за ней почти три десятилетия войн, сделали неактуальным для правительств вовлечённых в конфликт сторон снаряжение каких-либо серьёзных научных экспедиций. Но когда наконец наступил долгожданный мир, всё вернулось на круги своя.

Российский император Александр I, будучи всесторонне образованным человеком, проявлял живой интерес к географическим исследованиям. Он был весьма впечатлён результатами кругосветного плавания брига «Рюрик» (1815-18 гг.) под командованием русского мореплавателя Отто Коцебу, в ходе которого в Тихом океане было открыто множество островов. 

Такой успех, способствующий росту международного престижа России, следовало продолжить, и вскоре император принимает проект антарктической экспедиции, предложенный Иваном Крузенштерном, руководителем первой русской «кругосветки» (1803-06 гг.). Согласно этому проекту, следовало направить в южные широты особую экспедицию, которая бы, ни много ни мало, завершила эпоху великих географических открытий, тщательно исследовав существующие там «белые пятна». В частности, необходимо было подтвердить или опровергнуть предположения о существовании шестого континента, тем самым превзойдя результаты достижений Кука.

План был амбициозным, но вполне осуществимым. В качестве экспедиционных судов были выбраны трёхмачтовые шлюпы «Восток» и «Мирный», имеющие сходные характеристики (длина – около 40 метров, ширина – около 10) с экипажем 117 и 73 человека соответственно.

Командовать экспедицией первоначально поручили капитан-лейтенанту Глебу Шишмарёву, однако затем его заменили на командир-капитана II ранга Фаддея Беллинсгаузена, который поднял флагманский флаг на «Востоке», а лейтенант Михаил Лазарев занял капитанский мостик «Мирного».

Фаддей Беллинсгаузен и Михаил Лазарев

Оба капитана были опытными моряками. Фаддей Беллинсгаузен, родившийся в 1778 году в семье остзейских немцев на острове Эзель (ныне – эстонский Сааремаа), после окончания Морского кадетского корпус в Кронштадте, был произведён в мичманы и назначен в Ревельскую эскадру Балтийского флота.

В 1803-06 годах он принял участие в первом кругосветном плавании русских судов на шлюпе «Надежда», после чего получил чин капитан-лейтенанта. Впоследствии он командовал корветом «Мельпомена» и фрегатами «Минерва» и «Флора», дослужившись до командир-капитана II ранга.

Уроженец Владимира Михаил Лазарев, выросший в дворянской семье сенатора Петра Лазарева, также окончил Морской кадетский корпус, после чего, в 1803 году, в числе лучших выпускников был направлен в Англию, где служил на британском флоте «для ознакомления с постановкой военно-морского дела в иностранных портах», проведя пять лет в постоянных плаваниях по Средиземному морю и Атлантическому океану.

В 1808-13 годах он служил на Балтийском флоте, приняв участие в русской шведской войне 1808-09 годов и Отечественной войне 1812 года.

В 1813 году лейтенант Лазарев был назначен командиром фрегата «Суворов», отправившемся во вторую русскую кругосветную экспедицию, продолжавшуюся до середины 1815 года, в ходе которой он открыл в Тихом океане группу коралловых островов, названных им атоллом Суворова.

Так что опыта обоим капитанам было не занимать, и они были полностью готовы к выполнению новой миссии.

Открытие Антарктиды

Отплыв из Кронштадта 16 июля, ко 2 ноября «Восток» и «Мирный» уже прибыли на рейд Рио-де-Жанейро. Оттуда экспедиция направилась на юг, и, достигнув открытого Куком острова Новая Георгия, повернула на восток к так называемой Земле Сандвича, находящейся на 58 градусах южной широты. Обследовав эту «землю», участники экспедиции пришли к выводу, что она представляет собой островной архипелаг, который переименовали в Южные Сандвичевы острова. Один из открытых островов назвали именем участника похода лейтенанта Лескова, другой – в честь капитан-лейтенанта Завадовского. Группа из трёх открытых островов была названа островами Маркиза де Траверсе, тогдашнего морского министра Российской империи.

Плавание осложнялось плохой погодой и плавучими льдами, угрожавшими судам.

16-го (27-го по н.с.) января русские исследователи увидели обледенелые обрывы, которые оказались берегом таинственного шестого континента.

«В сей бесплодной стране скитались мы или, лучше сказать, блуждали, как тени, целый месяц; беспрестанный снег, льды и туманы были причиной столь долгой описи… Ты из сего можешь иметь понятие об нашем лете, особенно, если сказать тебе, что термометр иногда при южных снежных штормах понижался до 4,5° морозу», – писал своему другу Михаил Лазарев.

15 января 1820 года «Восток» и «Мирный», первыми из русских судов, пересекли южный полярный круг и двинулись дальше на юг, а 16-го (27-го по н.с.) января увидели обледенелые обрывы, которые оказались берегом таинственного шестого континента. Так была открыта Антарктида.

«Достигли мы широты 69°23’S,  – писал Лазарев, – где встретили матёрый лёд чрезвычайной высоты, и в прекрасный тогда вечер, смотря на салинге, простирался оный так далеко, как могло только достигать зрение, но удивительным сим зрелищем наслаждались мы недолго, ибо вскоре опять запасмурило и пошёл по обыкновению снег. Это было в долготе 2°35’W… Отсюда продолжали мы путь свой к осту, покушаясь при всякой возможности к зюйду, но всегда встречали льдинный материк не доходя 70°. Кук задал нам такую задачу, что мы принуждены были подвергаться величайшим опасностям, чтобы, как говорится, “не ударить лицом в грязь”».

Через пять дней со шлюпов вновь увидели берег, а 5 и 6 февраля к нему удалось подойти почти вплотную, но ледовая обстановка не позволила произвести высадку. Затем в связи с ухудшением погоды было решено плыть к берегам Австралии. 26 марта «Восток» и «Мирный» бросили якоря в Порт-Джексон (ныне-Сидней), где пробыли следующие 40 дней. Когда повреждения, причинённые льдами и штормами, были исправлены, а экипаж отдохнул, экспедиция направилась на восток от Австралии и Новой Зеландии, исследуя южную часть Тихого океана.

Открытия в Тихом океане и «подарки для диких»

Обследовав архипелаг Туамоту, русские путешественники открыли несколько не нанесённых на карту обитаемых атоллов, и, дав им общее название островов Россиян, присвоили каждому из них имена известных российских государственных деятелей и военачальников – Кутузова, Ермолова, Барклая-де-Толли, Аракчеева и других.

Неподалёку от Таити был открыт остров, названный «Восток», а обнаруженные на обратном пути к Австралии юго-восточнее Фиджи острова, назвали именами Михайлова и Симонова – в честь художника и астронома, входивших в состав экспедиции.

Как на новооткрытых, так и на известных островах участники экспедиции устанавливали отношения с местным населением и одаривали их, стремясь расположить к себе, что было загодя предписано императором Александром I.

В своём труде «Двукратные изыскания в Южном Ледовитом океане и плавание вокруг света» Фаддей Беллинсгаузен пишет:

«В случае обретения островов и других ещё неизвестных берегов, также в память пребывания нашего в разных местах, повелено было оставлять и раздавать медали, важнейшим людям серебряные, а другим бронзовые. Сии медали нарочно были вычеканены в С.-Петербургском Монетном дворе; на одной стороне оных изображение императора Александра I, а на другой надпись: шлюпы “Восток” и “Мирный”, 1819 года, т. е. время, в которое сии шлюпы отправлены.

Дабы побудить диких к дружелюбному с нами обхождению, а нам доставить возможность получить от них посредством мены свежие съестные припасы и разные изделия, отпустили в С.-Петербурге разных вещей, могущих нравиться народам, которые почти в первобытном природном состоянии».

И далее, под общим названием «Подарки для диких» в книге приводится их подробный список. Среди них, в частности, было более 500 ножей, 20 ручных пил и 100 топоров. Но больше всего – всяких мелочей, призванных, видимо, восхитить дикарей. Это 185 колокольчиков, бубенчиков и свистушек, 500 аршин красной и синей пестряди (грубой бумажной ткани), 10 фунтов крашеных ниток, 1000 зеркал, 250 перстней и 150 серёжек, 20 кистей бус. Очевидно, наиболее знатным туземцам предназначалось десять гусарских курток. Ну и как же было обойтись без традиционной русской посуды в виде 12 графинов и 120 стаканов.

Вернувшись в Порт-Джексон, Беллинсгаузен и Лазарев стали готовиться ко второму плаванию вдоль берегов Антарктиды.

Второе антарктическое плавание. Завершение экспедиции

Покинув берега Австралии в ноябре 1820 года, «Восток» и «Мирный» устремились к тихоокеанскому побережью Антарктиды. Трижды пересекали они южный полярный круг, но льды не давали спуститься ниже 69,5 градусов. 11 января 1821 года участники экспедиции увидели остров, чёрные скалы которого были покрыты снегом. Его назвали островом Петра I.

А 15 января перед ними вырос высокий мыс, соединявшийся узким перешейком с горной цепью, уходившей на юго-запад вглубь антарктического материка. Это место было названо «Берегом Александра I».

«Я называю обретение сие берегом потому, что отдалённость другого конца к югу исчезла за предел зрения нашего… Внезапная перемена цвета на поверхности моря подает мысль, что берег обширен», – писал Беллинсгаузен.

Приоритет русских мореплавателей подтверждается документально, и их имена по праву навечно вписаны в одну из славных страниц российской и мировой истории.

До берега было всего 16 километров, но подойти к нему не давали льды, и корабли вновь направились на восток, пересекли часть Тихого океана, которую позже назовут морем Беллинсгаузена, и пройдя проливом Дрейка, исследовали Южные Шетландские острова. При этом ряду островов были даны названия мест известных сражений эпохи наполеоновских войн – Ватерлоо, Лейпциг, Березина, Бородино, Малый Ярославец и других.

30 января 1821 года Фаддей Беллинсгаузен, убедившись, что «Востоку» необходим капитальный ремонт, приказал возвращаться домой. 24 июля 1821 года корабли экспедиции, приведшей к открытию нового континента и почти трёх десятков островов, бросили якоря на рейде Кронштадта. Плавание заняло 751 день, из которых 127 было проведено в опасных полярных водах южнее 60-й широты. К берегам Антарктиды, которая была впервые после Кука, обойдена кругом, шлюпы подходили девять раз.

Награды и память

Успех антарктической экспедиции вызвал воодушевление в русском обществе и у императора Александра I, который прибыл в Кронштадт, чтобы лично поприветствовать её участников. Фаддей Беллинсгаузен был произведён в капитан-командоры и награждён орденом Святого Владимира 3-й степени. Ему также была пожалована пенсия в 1200 рублей.

Михаила Лазарева повысили до капитана II ранга и удостоили ордена Святого Владимира 4-й степени. Такую же награду получили все лейтенанты, служившие на «Востоке» и «Мирном», а мичманов наградили орденами Святой Анны 3- й степени.

Нижние чины и все остальные участники экспедиции получили двойное жалованье за весь срок действительной службы и три добавочных года выслуги.

…Сегодня имя Фаддея Беллинсгаузена носят море в Тихом океане, мыс на Сахалине, остров в архипелаге Туамоту, ледник в Антарктиде, кратер на Луне, астероид и антарктическая научная станция.

Память о Михаиле Лазареве увековечена в названии антарктической станции «Новолазаревская», а также горы, ледник, желоба в Антарктиде и омывающего её берега моря и в названии города и бухты в Приморье.

В честь кораблей экспедиции названы антарктические станции «Восток» и «Мирный».

Достижение русских путешественников в мире никем не оспаривалось более столетия. И лишь в 1930-40-х годах приоритет Беллинсгаузена и Лазарева был подвергнут сомнению рядом западных учёных. Эта же линия была продолжена в период «холодной войны» и носила явно политический характер.

В настоящее время часть зарубежных историков признаёт приоритет России, другие же настаивают на версии одновременного открытия шестого континента Беллинсгаузеном, британским мореплавателем Эдвардом Брансфилдом и капитаном американского промыслового судна Натаниэлем Палмером.

Однако Брансфилд увидел берега Антарктиды 30 января 1820 года, а Палмер и вовсе в ноябре того же года, в то время как в судовых журналах «Востока» и «Мирного» сообщение об открытии Антарктиды датировано 16 (27) января. Таким образом, приоритет русских мореплавателей подтверждается документально, и их имена по праву навечно вписаны в одну из славных страниц российской и мировой истории.

Игорь ЧЕРЕВКО

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий