Почему мы теряем Белоруссию

Является ли складывание антироссийского консенсуса в правящих кругах Белоруссии правдой?

Провал дипломатии РФ в работе с белорусской элитой уже очевиден. Однако на самом деле вопрос не в элите. Потому что искать причину сложившегося положения в её настроениях не менее бессмысленно, чем возлагать всю вину на одного президента Белоруссии Лукашенко. Истинные причины действительно куда глубже. Является ли складывание антироссийского консенсуса в правящих кругах Белоруссии правдой? Вероятнее всего, да. Но только, увы, это не вся правда. И даже не большая её часть. У этой монеты, к сожалению, есть и другая, куда более весомая сторона.

Является ли складывание антироссийского консенсуса в правящих кругах Белоруссии правдой?

Воля народа

Говоря о своём нежелании идти по пути государственного объединения, Александр Лукашенко ссылался на данные соцопроса, согласно которым против этого выступают 98% народа Белоруссии.  Соответствует ли эта цифра истине? Вряд ли. Но вопрос в другом — а насколько не соответствует? Для начала вот вам данные на январь 2014 года, приведённые независимым институтом НИСЭПИ, согласно которым, если бы гражданам Белоруссии тогда пришлось выбирать между вступлением в союз с Россией и вступлением в Евросоюз, то 44,6% выбирали Евросоюз, и только 36,6% выступали за союз с Россией. И это было уже тогда — пять лет назад. Не очень радостная картина, не правда ли? Так вот, на тот момент данная картина уже вполне сложилась. В белорусском обществе количество тех, кто выступает за объединение с Российской Федерацией, крайний раз превышало 50% десять-двенадцать лет назад. С тех пор этот показатель, в основном, проседал. Сейчас же он находится где-то в районе 15%. Так что г-н Лукашенко солгал, увы, не намного.

В белорусском обществе количество тех, кто выступает за объединение с Российской Федерацией, крайний раз превышало 50% десять-двенадцать лет назад.

На самом деле, для тех, кто более или менее серьёзно интересуется вопросом, это уже давно не новость. Так что я слегка поражаюсь удивлению «ответственных граждан», поставленных на данное направление. То есть вы хотите сказать, что не знали об этом? Или вам, в очередной раз, «не докладывали»? Впрочем, полагаю, что докладывали. Как минимум, об этом свидетельствует ваша линия поведения, взятая, фактически, со старта — угрожать долгами. Так сказать, пытаться «вести себя по-хозяйски». Что, совсем уж неожиданно, вызвало ещё более негативную реакцию белорусского общества. Разумеется, вам начали отвечать в том же духе. Причём делать это принялись те самые «свiдомые» личности, которых в Белоруссии мало, но вы, граждане «государственные мужи» своим поведением на ровном месте увеличиваете их популярность. Я даже не говорю о том, что перевод аргументов в плоскость бухгалтерии — это путь в тупик. Но вам не кажется, уважаемые, что это довольно опрометчиво — пытаться на международной арене вести себя так, как вы ведёте себя внутри страны?

Повторюсь: о подобных настроениях в Белоруссии те самые «ответственные граждане» и их предшественники действительно не могли не знать. Потому что в противном случае это будет совсем уж за пределами разумного. Даже при моём откровенно скептическом отношении к ним, представить себе такое я откровенно затрудняюсь. Вопрос здесь в другом: если они знали, то какие меры принимали для исправления положения? Каковы были их действия?

Никаких.

В итоге после полутора десятилетий полного бездействия вдруг обнаружилось, что белорусское общество настроено скептически. И это не имеет никакого отношения к г-ну Лукашенко. Даже самые адекватные и дружественно настроенные представители этого общества — те, кто принадлежит к его действительно потенциально пророссийской части — во внутреннем дискурсе постоянно оговариваются, мол: «Вы только не подумайте, что мы за этот Русский Мир! Нет, нет! Только независимость, только хардкор!». Заметьте — в Белоруссии словосочетание «Русский Мир» становится нарицательным. Его используют с чёткой негативной коннотацией. Ещё раз — речь идёт не об Украине. Речь идёт о Белоруссии. Реальной, а не сферической в вакууме.

Даже самые адекватные и дружественно настроенные представители этого общества — те, кто принадлежит к его действительно потенциально пророссийской части — во внутреннем дискурсе постоянно оговариваются, мол: «Вы только не подумайте, что мы за этот Русский Мир! Нет, нет! Только независимость, только хардкор!».

Но почему же всё это время никаких действий не предпринималось? Да потому что представителям так называемой «элиты» РФ это было попросту не интересно. Неактуально для них это было. Люди были заняты другими важными и нужными делами. И тут внезапно об объединении вспомнили. Что же случилось? Да всё просто: им это понадобилось в целях укрепления собственного положения. Особенно в свете намечающегося транзита власти. Им вдруг резко стало очень нужно что-то такое — очень патриотическое и воодушевляющее. Потому что «крымский патриотический консенсус» в последнее время порядком обесценился из-за ряда действий во внешней и внутренней политике. И они вдруг вспомнили о Белоруссии. И потянулись за ней, как за старой ветошью, когда-то очень давно заброшенной на полку. Вальяжно так. По-барски. Так что ж вы удивляетесь подобной реакции на ваше поведение, граждане? Знаете, я всегда был сторонником воссоединения, но даже у меня это зрелище не вызывает ничего, кроме отвращения.

Но если бы такой низкий рейтинг объединения являлся всего лишь следствием реакции людей из Белоруссии на последние действия представителей российской элиты — это было бы ещё куда ни шло. Вот только тенденция эта наметилась сильно раньше. Каковы же её причины?

Для того чтобы это понять, недурно было бы взглянуть на ситуацию глазами самих жителей Белоруссии.

Чаши весов

А начну я с интересного и, для многих, неожиданного вопроса: скажите мне, друзья, а жителям Белоруссии это зачем? Нет, серьёзно. Я понимаю, зачем это российской элите. И я понимаю, зачем это российскому народу. А зачем это им? Друзья мои, вернитесь в мир реальности и посмотрите на него: за те двадцать лет, что союзный договор лежал закинутый на антресоль, в Белоруссии выросло целое поколение совершенно новых людей, которые никогда не жили с нами в одной стране. Которые не помнят, что это, потому что помнить не могут. Которые никогда не испытывали то захватывающее чувство огромности, которое когда-то испытывали мы. И для которых объединение это вообще не является самоценностью. Не потому что они какие-то неправильные, а потому что мир изменился и время ушло. Те самые драгоценные годы, бездарно потерянные нашими «ответственными гражданами». И для того чтобы они теперь захотели объединяться — их надо в этом убедить. Повторяю: убедить. А не являться, как барин на конюшню.

Белоруссии выросло целое поколение совершенно новых людей, которые никогда не жили с нами в одной стране. Которые не помнят, что это, потому что помнить не могут.

Пока что это новое поколение тяготеет, скорее, к европейскому проекту, нежели к какому-либо другому. И знаете, я более чем прекрасно осознаю все его минусы, включая те, которые лично для меня являются критическими. Но этот самый европейский проект, какой бы он ни был, имеет всё же одно очень мощное преимущество — он существует. Он просто есть. И ему есть, что предложить.

А что предлагает нынешняя РФ?

И это ещё один неожиданный вопрос. Так вот, друзья мои, единственное, что может предложить РФ для того, чтобы такое объединение вдруг приобрело смысл (а, тем более, высокий смысл) — это новый глобальный проект. Нечто большее, чем просто экономика или просто политика. Тем более, что по обоим этим пунктам наши оппоненты элементарно сильнее (давайте уж не будем заниматься шапкозакидательством). Предлагает ли РФ нечто подобное?

Нет.

Ну, а раз никаких высоких смыслов не обещают, то знаете, с чем именно предлагается объединяться белорусам в таком случае? С алчной и хищной олигархической элитой. Аппетиты которой просто бездонны, а отношение к людям откровенно скотское. Что она уже продемонстрировала ни раз, и ни два. Элита, которая только что устроила в России пенсионную реформу, шокировавшую население. И именно ей предлагают отдаться белорусскому народу, а отнюдь не воссоединиться с великоросским. И именно так оный белорусский народ всё и воспринимает.

C чем именно предлагается объединяться белорусам в таком случае? С алчной и хищной олигархической элитой. Аппетиты которой просто бездонны, а отношение к людям откровенно скотское.

Его собственная белорусская элита вряд ли чем-то лучше. Но если нет разницы — то какой смысл ломать устоявшийся жизненный уклад?

Я понимаю, что задаю сейчас очень неприятные вопросы. Мне самому они не менее неприятны. Но тем не менее, спрашиваю ещё раз: им-то это зачем?

Легко ли быть русским?

Впрочем, может быть один довод, к которому можно апеллировать в любом случае — это русскость подавляющего большинства белорусского населения. С упором на которую это население можно было бы попытаться агитировать. Ну, чисто гипотетически. Можно спорить об этничности гражданской нации белорусов. О том, являются или нет они одним народом с русскими. Лично я считаю, что являются. Но дело сейчас не в моей точке зрения, равно как и не во мнении тех, кто со мной не согласен. Вряд ли кто-то будет отрицать, что для объединения этническое единство — это весьма весомый аргумент. Недаром на соседней Украине так яростно пытаются утверждать, что его не существует. И недаром не желающая объединения белорусская элита, в свою очередь, начала в стране языковую белорусизацию.

Но я задам один весьма крамольный и тяжёлый вопрос: а имеет ли право нынешняя РФ на подобные аргументы? И легко ли быть русским в самой Российской Федерации?

Русская идентичность стала маргинальной практически во всех странах бывшего СССР. И от неё побежали. Ну, там, где это было возможно, разумеется. Например, на той же Украине.

Начнём с того, что на всём постсоветском пространстве за минувшие три десятка лет быть русским уже само по себя являлось проблемой. Русская идентичность стала маргинальной практически во всех странах бывшего СССР. И от неё побежали. Ну, там, где это было возможно, разумеется. Например, на той же Украине. Но осуществлялось ли этому какое-либо противодействие из РФ? Естественно, распилочные мероприятия «Россотрудничества» и «глубокая озабоченность» МИДа не в счёт. Думаю, ответ будет абсолютно очевиден.

Насколько легко эта тенденция могла бы быть переломлена, показала та же Белоруссия в 2014 году. Чуть выше уже был упомянут опрос, проведённый среди её граждан в январе того года. Но прошло три месяца и, после «вежливых людей», возвращения Крыма и начала национально-освободительной борьбы на Донбассе ситуация на какое-то время изменилась, причём, резко: количество сторонников интеграции с Евросоюзом рухнуло и стало меньше количества желающих воссоединиться с Россией. Причина была в том, что местные обладатели русской идентичности всего лишь снова на короткое время ощутили гордость за это. Но потом на Донбассе начало происходить то, что, собственно, происходит до сих пор, и прежняя тенденция вернулась с утроенной силой.

Но вернёмся к реакции РФ: почему она не препятствовала атакам на русскую самоидентификацию на бывших окраинах бывшего Союза? Да потому что на её собственной территории быть русским являлось весьма непростой ношей. Давайте вспомним, что в этом плане происходило в стране за минувшие двадцать лет.

Сначала Чечня, где был учинён настоящий геноцид русского населения. В котором участвовали отнюдь не только те, кого принято называть «дудаевскими боевиками». Чеченский писатель Герман Садуллаев как-то сказал, что в современном Грозном было бы неплохо просто пройти по частным домам и уточнить способ их приобретения, а заодно и судьбу предыдущих хозяев жилья в этом бывшем русском городе — картина могла бы сложиться весьма красочная. Как он выразился: «Дайте мне историю недвижимости, и я вам напишу историю народа». Но на официальном уровне про это предпочли забыть (разумеется, в благих целях). В то же время оставшиеся в живых русские беженцы той войны до сих пор «брошены и забыты», в отличии от тех, кто живёт сейчас в Грозном, заново отстроенном на деньги налогоплательщиков.

Хочу ли я того, чтобы белорусов против их воли втащили в нынешнюю РФ? Хочу ли, чтобы они попали в её нынешний государственно-монополистический капитализм? Хочу ли, чтобы они оказались под властью её нынешней потерявшей берега спецслужбистско-олигархической элиты — жадной, бездарной и самодовольной? Нет.

Далее, все «нулевые» российское общество просто клокотало напряжённостью на тему не решённого русского вопроса. Кондопога, Харагун, Сальск, события на Манежной площади — вы помните всё это, друзья мои? А ведь те проблемы так и не были решены — они всего лишь ушли вглубь из-за великого патриотического подъёма Русской Весны. Но где теперь та Русская Весна? И, в общем-то, это вопрос к тем же гражданам, которые ныне сосредоточили своё державное внимание на Белоруссии. А ведь белорусы смотрели на всё это с большим вниманием. Смотрели и делали выводы. Особенно тогда, когда один из регионов Северного Кавказа вдруг стал ровнее всех остальных — и кавказских, и не кавказских. Когда глава этого региона открыто начал создавать собственную частную армию, когда к нему по горным дорогам поехали колонны автомобилей «Бентли», а его джигиты с «монополией на насилие» начали гулять по городам страны. И сдерживал их не закон, а только он сам. А за всё это платил федеральный бюджет, что всей остальной страной откровенно воспринималось, как дань. И это тоже белорусы отлично видели. И, быть может, задавали себе всё тот же вопрос: «Нам-то оно зачем?».

А потом произошёл Донбасс. Жители которого поднялись, в том числе именно для того, чтобы защитить свою русскую идентичность. И то, как с ними, в итоге, поступили, тоже не укрылось от белорусских глаз. Помнится, ещё в 2014 году говорилось, что Донбасс должен стать витриной для всей остальной Украины — мол, смотрите, как прекрасно всё будет. Ну, вот он и стал. Причём не только для Украины. А вы как думали, уважаемые? У любых действий есть последствия. Тем более, у таких.

Теперь вот, пять лет спустя, жителям Донбасса вдруг резко решили выдать российские паспорта. Я ничего не имею против этого — наоборот, я это всячески приветствую. Но вот только делать это надо было пять лет назад. До того, как на Донбассе произошёл созданный руками кураторов экономический апокалипсис. До того, как его население рухнуло в бездну отчаяния и нищеты. До того, как в половине окон Донецка перестал гореть свет. А теперь это выглядит, как брошенная кость. Уж извините, граждане благодетели. Причём брошена она была явно не из милосердия или желания помочь русскому народу, а в ходе очередных торгов и политических игрищ. Это очевидно даже с учётом того, что паспорта — действительно колоссальный прорыв для людей Донбасса. И это все понимают, включая белорусов.

Вот примерно так всё и выглядит со стороны. На одной чаше весов: отсутствие нового глобального проекта и высоких смыслов. На другой: то, что было перечислено выше.

А теперь представьте себя белорусом, оглядите сложившуюся картину ещё раз и задайте себе вопрос: действительно ли вы хотите во всё это?

Вот потому мы и теряем Белоруссию.

Однажды

Знаете, чего я откровенно не понимаю? Претензий, высказываемых в адрес белорусов, не желающих объединяться. Особенно тогда, когда это перерастает в обвинения их в предательстве. Ребята, вы о чём? Это ещё надо разобраться, кто кого предал. Особенно тогда, когда сначала разваливал страну, а потом тормозил объединение, за которое на тот момент выступало абсолютное большинство в обоих государствах.

А в том, что теперь с нашей страной объединяться не хотят, куда продуктивнее было бы увидеть не повод для обиды, а симптом того, что у нас самих не всё в порядке. И когда мы разберёмся внутри себя — только после этого имеет смысл что-либо предлагать Белоруссии. Никак не раньше.

В том, что теперь с нашей страной объединяться не хотят, куда продуктивнее было бы увидеть не повод для обиды, а симптом того, что у нас самих не всё в порядке.

Ну, а заканчивая это не особо весёлое повествование, я хочу высказать своё личное мнение — поделиться тем, что мне обо всём этом думается. И то, что я скажу, будет жёстко.

Хочу ли я снова жить в одной стране с народом Белой Руси? Очень. Я об этом мечтаю с того дня, как мы потеряли наше общее, великое государство. Но хочу ли я того, чтобы белорусов против их воли втащили в нынешнюю РФ? Хочу ли, чтобы они попали в её нынешний государственно-монополистический капитализм? Хочу ли, чтобы они оказались под властью её нынешней потерявшей берега спецслужбистско-олигархической элиты — жадной, бездарной и самодовольной? Нет. Я этого не хочу. Уж извините.

Но мне хочется верить, что однажды воссоединение всё же станет возможным. Жаль, что теперь это будет уже очень не скоро.

Павел КУХМИРОВ

(с) Павел Раста

Первый текст цикла — «Белорусизация на марше»

Добавить комментарий