Петербург — точка сборки новой элиты

Символом имперского величия России стала Арка Главного штаба с «Колесницей Славы», в которой богиня Ника держит огромный скипетр с двуглавым орлом

«Всё решает элита страны, а не её демос, и в значительной мере её возрождение зависит от неизвестных нам законов появления больших личностей», — утверждал великий русский учёный- естествоиспытатель, политик и один из разработчиков философии русского космизма Владимир Вернадский. И надо признать – он был прав: состояние страны зависит от качества её элиты. Динамичная, смелая, решительная элита, ставя перед страной амбициозные задачи, толкает её вперёд, заряжает народ свежей и духоподъёмной идеологией. А если элита думает лишь о собственном комфорте, тратя свою энергию на приобретение зарубежной недвижимости и попадание в списки Forbes, то страна начинает деградировать – наступает период декаданса.

Символом имперского величия России стала Арка Главного штаба с «Колесницей Славы», в которой богиня Ника держит огромный скипетр с двуглавым орлом

Владимир Путин остановил процесс распада нашей великой державы. Ради этой благой цели он её слегка «подморозил». Он сохранил Россию, и в этом – его большая заслуга.

Однако заморозка была вынужденной и временной мерой. Если Россию подмораживать и дальше, то она окончательно потеряет всякий динамизм, что обернётся новой эпохой застоя. Чем закончилась предыдущая эпоха застоя, ещё многие помнят. Однако, если Россию разморозить, оживут бактерии гниения и распада. И речь не о записных либералах. С этими всё ясно. Под видом борьбы за демократию, они добиваются того, чтобы Россия вновь попала под внешнее управление, как в 90-е годы ХХ века. Бактерии гниения и распада — это многочисленные представители нынешней элиты. Это те, кого философ Александр Дугин назвал «шестой колонной». По сути, они, имея на Западе недвижимость, активы, банковские счета, такие же агенты Запада, как и явные либералы. Их дети учатся в западных университетах, работают в западных фирмах или просто прожигают на Западе жизнь. Россия для них – дойная корова.

Бактерии гниения и распада — это многочисленные представители нынешней элиты. Это те, кого философ Александр Дугин назвал «шестой колонной».

Скрытые враги опаснее явных. Когда западные санкции дали нашей стране шанс возродить собственное производство, «шестая колонна», произнося патриотические заклинания, украшая себя георгиевскими ленточками, свела всё к имитации импортозамещения. Либеральные вирусы внутри элиты намерены и дальше сосать из нашей страны её ресурсы. Это – паразиты.

Ситуация непростая: дальнейшая заморозка грозит застоем, а размораживание приведёт к активизации бактерий распада. Но не надо бояться. Ничего не бывает вечным. Стабильность обязательно переходит в потрясения. Зона комфорта рано или поздно сменяется зоной турбулентности.  Это закон истории. Просто нужно успеть пристегнуть ремни и взять в руки штурвал. Чтобы не остаться у разбитого корыта, как в 1991-м, тем, кто хочет, чтобы Россия не только сохранила свою независимость, но и наращивала свою мощь, пора создать свою сеть, которая, вырабатывая новые смыслы и идеи, обнаруживая себя то в одном, то в другом реальном деле, будет противодействовать паразитам, не давая им завершить их пагубное дело. По сути, сеть эта станет прообразом новой национальной элиты России.

Большевики, придя к власти, тоже понимали, что им не обойтись без новой элиты. Аристократический, офицерский и чиновный Петроград не мог стать её точкой сборки / На фото: Дворцовая площадь, 1917 год

И процесс формирования новой элиты должен запустить Санкт-Петербург. И вовсе не потому, что это — «культурная столица России». В той же Москве банальной, профанической культуры (театры, музеи, концерты и прочее) не меньше, а то и больше, чем в Петербурге. Дело в истории города и его предназначении: Санкт-Петербург появился благодаря желанию Петра I окружить себя новой элитой. Он уехал из боярской, заскорузлой, пропахшей прошлым Москвы на продуваемые морским ветром невские берега. Великий Пётр не хотел зависеть от старого боярства, и чтобы избавить обновляющееся государство от его влияния, построил новый столичный город – Санкт-Петербург. В Петербурге росла новая элита России – имперская.

Появление новой столицы – это всегда ответ на потребность в новой элите. Если бы Пётр просто хотел закрепиться на берегах Балтийского моря, он ограничился бы постройкой крепостей в устье Невы. Но для него было важно обозначить новый вектор развития страны, избавить её от старого влияния. Как когда-то вещий Олег, дабы не зависеть новгородской торговой олигархии, которая призвала Рюрика на княжение, пошёл походом на Киев и сделал его «матерью городов русских», так и Пётр отказался от шапки Мономаха ради короны Российской империи.

Великий Пётр не хотел зависеть от старого боярства, и чтобы избавить обновляющееся государство от его влияния, построил новый столичный город – Санкт-Петербург.

Символом имперского величия России стала Арка Главного штаба с «Колесницей Славы», в которой богиня Ника держит огромный имперский скипетр с двуглавым орлом.  Арка эта — как бы устье Дворцовой площади, посреди которой высится Александровская колонна, установленная в память о победе над правителем Европы – Наполеоном.  Во времена Александра I и Николая I, Дворцовая площадь была не только главной площадью Российской империи, но и всей Европы. В те годы Европой управляли из Санкт-Петербурга!

Большевики, придя к власти, тоже понимали, что им не обойтись без новой элиты. Аристократический, офицерский и чиновный Петроград не мог стать её точкой сборки. И они лишили Петербург столичного статуса. Им важно было порвать со всем, что связывало новое рабочее государство с Российской империей. И в этом весь смысл возвращения столичности Москве. Третий Рим стал столицей Третьего Интернационала.

Посреди Дворцовой площади высится Александровская колонна, установленная в память о победе над правителем Европы – Наполеоном. Во времена Александра I и Николая I, Дворцовая площадь была не только главной площадью Российской империи, но и всей Европы

В современной Москве слишком силён дух торгашества. Московская жизнь не сколько динамична, сколько суетлива. Она – отражение той элиты, которая управляет Россией сегодня. Той элиты, которой не доступны далёкие перспективы. Той элиты, которая суетится лишь ради собственного комфорта. В Москве никогда не рождалась и не родится элита имперская.

На самом деле не только элита, но и люди в целом разделяются на две категории. На два класса. На тех, кто живёт идеей служения, и тех, кто живёт идеей потребления. Нынешняя элита подчинена идее потребления. Все успехи и неудачи она связывает с потребительскими категориями.

Санкт-Петербург родился как воплощение идее служения. Как город чиновников, офицеров, рабочих. Все они служили новой для России имперской идее. И Россия из княжества-царства превратилась в империю от океана до океана. Именно поэтому одним из главных пунктов повестки сети новой элиты должен стать перенос политической столицы из Москвы в Петербург. Пусть в Москве остаются ведомства, которые отвечают за потребление. В Петербурге обоснуются те, кто рады служить.

Дмитрий ЖВАНИЯ, член политического совета регионального областного отделения Всероссийской политической партии «Родина» в Ленинградской области

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий